Власти Армении должны провести оперативное и независимое расследование по фактам применения силами безопасности огня на поражение во время силового разгона акций протеста и подавления беспорядков в ночь с 1 на 2 марта, заявила Хьюман Райтс Вотч. События стали развиваться по силовому сценарию после того, как президент Роберт Кочарян ввел на 20 дней чрезвычайное положение в связи с якобы угрозой общественной безопасности со стороны оппозиционеров.

По данным Министерства здравоохранения Армении, в результате столкновений между полицией и протестующими в центре Еревана в ночь с 1 на 2 марта погибли по меньше мере восемь человек. К подавлению протестов и беспорядков были привлечены силы столичного гарнизона. По официальной информации, ранения, в том числе тяжелые, получил по меньшей мере 131 человек, в том числе 57 сотрудников полиции. Журналисты и другие наблюдатели в Ереване сообщают, что многие участники акций протеста пропали без вести.

«Правительство Армении должно оперативно провести расследование, насколько применение полицией и военными огня на поражение против демонстрантов соответствовало международным стандартам, - заявила Холли Картнер, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – В то время как правительство обязано обеспечивать общественный порядок, огонь на поражение может применяться только тогда, когда это абсолютно необходимо для защиты жизни людей».

Митинги протеста продолжались в столице Армении с 20 февраля, когда десятки тысяч сторонников оппозиционного кандидата на президентских выборах Левона Тер-Петросяна вышли на улицы, чтобы заявить о своем несогласии с официальными итогами выборов и, как они утверждали, подтасовками. На протяжении 10 дней митинги проходили без эксцессов, часть сторонников оппозиции постоянно находилась на площади Свободы в палаточном городке. Ранним утром 1 марта находившиеся на площади люди были разогнаны силами безопасности.

Несколько участников событий и очевидцев сообщили Хьюман Райтс Вотч, что столкновения начались во второй половине дня 1 марта, когда протестующие отказались расходиться. Полиция открыла огонь трассирующими пулями, в результате чего, как утверждают, пострадали первые несколько человек, один погиб.

Ближе к полудню 1 марта люди стали собираться у посольства Франции в центре Еревана. К концу дня число протестующих и полицейских существенно выросло. По сообщениям наблюдателей, у полиции имелись резиновые дубинки, электрошокеры и водометы, к посольству на БТРах были подтянуты солдаты. Несколько присутствовавших на месте журналистов сообщают, что возбужденная толпа готовилась с схватке с силами безопасности, вооружаясь камнями, палками и металлическими прутьями. По словам одного из участников событий, для этого использовались находившиеся неподалеку парковые скамейки и изгороди.

Примерно к пяти или шести часам вечера у французского посольства собралось уже несколько десятков тысяч человек. По словам одного из участников, толпа собиралась идти к дому Левона Тер-Петросяна, который фактически находился под домашним арестом, поскольку его дом был блокирован полицией. В районе посольства сооружались баррикады из автомашин и автобусов.

По словам очевидцев, столкновения начались после того, как трассирующей пулей был убит один из демонстрантов и разъяренная толпа атаковала силы безопасности. Местный наблюдатель сообщил Хьюман Райтс Вотч, что на видеозаписи событий видно, как тело примерно 50-летнего погибшего положили на крышу автомашины. По словам очевидцев, демонстранты затем атаковали полицию, которая была вынуждена отступать. Один из участников рассказал Хьюман Райтс Вотч, как группа молодежи преследовала полицейских, поджигала полицейские машины и била витрины.

По словам людей, находившихся в районе событий, они слышали выстрелы. Говорит местный источник, видевший видеокадры последствий некоторых столкновений: «Я видел лужи крови, части человеческих тел, несколько трупов, … горело, как минимум, восемь полицейских машин, … много раненых, они звали на помощь, просили пить, много людей с разбитой головой, они говорили, что это полиция… Еще видел раненых полицейских, много крови, лужи крови».

«Очевидно, что полиция и силы безопасности оказались в крайне сложной ситуации, - говорит Х.Картнер. – Однако это не снимает с них обязанности придерживаться стандартов применения огня на поражение».

Основные принципы применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка (ООН, 1990 г.) разрешают «применять силу и огнестрельное оружие только в тех случаях, когда другие средства являются неэффективными или не дают каких-либо надежд на достижение намеченного результата» (п. 4). «Преднамеренное применение силы со смертельным исходом может иметь место лишь тогда, когда оно абсолютно неизбежно для защиты жизни» (п. 9). «Во всех случаях, когда применение силы или огнестрельного оружия неизбежно, должностные лица по поддержанию правопорядка: (а) проявляют сдержанность в таком применении силы…; (b) сводят к минимуму возможность причинения ущерба и охраняют человеческую жизнь…» (п. 5).

Хьюман Райтс Вотч глубоко обеспокоена сообщениями журналистов и местных наблюдателей о том, что многие протестующие пропали без вести. В условиях чрезвычайного положения, когда попадание информации в СМИ фактически блокировано, у родственников остается не слишком много возможностей узнать о судьбе своих близких.

«Власти Армении должны в кратчайшие сроки обнародовать сведения о всех убитых и раненых, а также обо всех задержанных с указанием места содержания под стражей, - говорит Х.Картнер. – Власти также не должны использовать чрезвычайное положение для неоправданного ограничения свободы информации».

В соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах, участником которого является Армения, правительство вправе ограничивать определенные права и свободы только «во время чрезвычайного положения в государстве, при котором жизнь нации находится под угрозой», и «только в такой степени, в какой это требуется остротой положения». При любых обстоятельствах должны обеспечиваться право на жизнь, право не подвергаться пыткам и недозволенному обращению, право на свободу и личную неприкосновенность, право на справедливый суд, а также, среди прочего, свобода мысли, совести и религии. Аналогичные положения присутствуют и в Европейской конвенции о правах человека.