Правительство Узбекистана должно срочно выполнить рекомендации, сформулированные Комитетом ООН против пыток, заявила Хьюман Райтс Вотч. В обнародованных сегодня весьма резких по тональности заключительных замечаниях Комитет назвал пытки и недозволенное обращение «широко распространенными» в Узбекистане, отметив также сохранение безнаказанности.

Хьюман Райтс Вотч призвала международных партнеров Узбекистана сделать вопрос о выполнении рекомендаций Комитета приоритетным в отношениях с Ташкентом.

«Заключение Комитета дает международным партнерам Узбекистана важный инструмент, который они должны использовать в интересах содействия переменам к лучшему, - говорит Холли Картнер, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Давление на узбекские власти, чтобы они положили конец пыткам, должно стать одним из ключевых элементов в диалоге международного сообщества с Ташкентом».

В ноябре Комитет ООН против пыток – едва ли не самый авторитетный международный орган в этой области – рассматривал третий периодический доклад Узбекистана о выполнении Конвенции ООН против пыток 1984 г. Узбекистан стал участником этой конвенции в 1995 г. Принятием заключительных замечаний Комитет завершил сегодня трехнедельную сессию в Женеве.

Комитет отметил предпринятые узбекской стороной отдельные позитивные шаги, такие как законодательное оформление отмены смертной казни и введения судебного санкционирования содержания под стражей. Однако основная часть заключительных замечаний (шесть из девяти страниц) посвящена выражению серьезной обеспокоенности в связи с «многочисленными, продолжающимися и последовательными заявлениями об обыденном применении пыток … сотрудниками правоохранительных органов и органов дознания, либо по их подстрекательству или с их согласия», равно как и в связи с «непроведением оперативного и беспристрастного расследования по таким заявлениям» (здесь и далее цит. по англ. тексту).

Комитет призвал правительство Узбекистана «применить принцип нулевой толерантности к сохраняющейся проблеме пыток и к практике безнаказанности», сформулировав целый ряд неотложных мер, которые узбекские власти должны принять для снятия обозначенных обеспокоенностей, в частности:

  • «Публично и недвусмысленно осудить практику пыток в любых ее проявлениях» и ясно заявить, что такие действия не будут оставаться безнаказанными;
  • Обеспечить «на практике оперативное, беспристрастное и эффективное расследование» «полностью независимым органом» «всех заявлений о пытках и недозволенном обращении, а также уголовное преследование и наказание виновных»;
  • Обеспечить «на практике защиту лиц, обращающихся с жалобами, и свидетелей» от мести в связи с обращением с жалобами;
  • Обеспечить «на практике каждому задержанному возможность реализации права на доступ к адвокату, независимому врачу и к кому-либо из членов семьи, а также других юридических гарантий защиты от пыток»;
  • Обеспечить «на практике процессуальную недопустимость полученных под пыткой доказательств»;
  • Обеспечить «полностью независимый мониторинг мест содержания под стражей» «независимыми и беспристрастными национальными и международными экспертами и неправительственными организациями в соответствии с их стандартными технологиями».

Комитет также выразил обеспокоенность в связи с репрессиями против гражданского общества в Узбекистане и призвал власти «принять все необходимые меры, чтобы обеспечить независимым правозащитным наблюдателям защиту от несправедливого лишения свободы, запугивания или насилия в результате их мирной правозащитной деятельности».

Комитет поддержал других субъектов международного сообщества, в первую очередь - Евросоюз, призвав «освободить правозащитников, лишенных свободы и/или осужденных в связи с их мирной профессиональной деятельностью» и предложив правительству Узбекистана «содействовать восстановлению и полноценному функционированию независимых национальных и международных правозащитных организаций, включая возможность проведения внезапных независимых посещений мест содержания под стражей и заключения».

Комитет призвал к «полному, эффективному, беспристрастному расследованию» андижанских событий мая 2005 г., когда узбекскими правительственными войсками были убиты сотни по большей части безоружных демонстрантов. Комитет «с обеспокоенностью» отметил со стороны правительства «непроведение полного и эффективного расследования всех заявлений о применении должностными лицами избыточной силы», а также того обстоятельства, что власти «ограничивали независимый мониторинг прав человека после этих событий и препятствовали ему, таким образом еще более осложняя возможность получения надежной или заслуживающей доверия оценки заявленных нарушений, включая проверку информации о местонахождении и предполагаемых пытках или недозволенном обращении в отношении лиц, задержанных и/или пропавших без вести».

Комитет с особой обеспокоенностью отметил «сообщения о принудительном возвращении из соседних стран лиц, признанных беженцами или ищущими убежища», а также отсутствие информации об «условиях, обращении и местонахождении» таких лиц в Узбекистане. Комитет призвал Ташкент дать согласие на возвращение в страну сотрудников Управления верховного комитета ООН по делам беженцев, которому в марте 2006 г. было предписано свернуть деятельность на территории Узбекистана.

«Заключение Комитета со всей ясностью показывает, сколько еще предстоит сделать, чтобы правительство Узбекистана могло говорить о том, что проблема пыток решается, - говорит Х.Картнер. – Теперь Ташкент должен срочно предпринять добросовестные шаги по выполнению всех рекомендаций».

Накануне рассмотрения Комитетом ООН против пыток третьего периодического доклада Узбекистана Хьюман Райтс Вотч опубликовала собственный 90-страничный доклад о массовой и, как правило, безнаказанной практике пыток в узбекской системе уголовной юстиции. Основанный на двухлетних исследованиях и свидетельствах более 30 пострадавших от пыток и их родственников, доклад опровергает заявления Ташкента о прогрессе и подробно описывает всю цепь нарушений, направленных на получение признания или нужных показаний: они начинаются с момента задержания и продолжаются до приговора или даже в период отбывания наказания. Показано, как пытки и недозволенное обращение игнорируются следователями, прокурорами и судьями и обычно замалчиваются СМИ и властями.