Несмотря на заверения Москвы о гуманном обращении, бывшие узники Гуантанамо, репатриированные в Россию в 2004 г., подверглись пыткам и другим нарушениям, говорится в публикуемом сегодня докладе Хьюман Райтс Вотч.

История бывших российских узников Гуантанамо объясняет, почему США должны отказаться от использования так называемых «дипломатических заверений» в гуманном обращении при отправке в ту или иную страну лиц, освобождаемых из тюрьмы на этой американской военной базе.

Семеро граждан России были задержаны вскоре после американского вторжения в Афганистан и в итоге провели в Гуантанамо около двух лет. При всех их жалобах на недозволенное обращение со стороны американцев все они неоднократно просили администрацию лагеря в Гуантанамо не репатриировать их в Россию, поскольку предполагали, что на родине будет еще хуже. Действительно, трое после ареста в России подверглись серьезным пыткам и недозволенному обращению, двое были осуждены с процессуальными нарушениями, все подвергались притеснениям и травле со стороны российских правоохранительных органов.

Доклад «‘Клеймо Гуантанамо’: история семерых узников, ставших заложниками российских дипломатических заверений» основан на интервью с тремя бывшими российскими узниками Гуантанамо, их родственниками, адвокатами и другими и рассказывает о том, что им пришлось пережить после репатриации в марте 2004 г. Контакты с этими людьми в настоящее время затруднены, поскольку трое находятся за решеткой, а остальные либо уехали из страны, либо скрываются.

«Российская история показывает, что дипломатические заверения попросту не работают, - говорит Кэрол Богерт, заместитель директора Хьюман Райтс Вотч и автор доклада. – Правительства, систематически практикующие пытки, вряд ли вдруг изменят свое поведение только потому, что американская администрация будет утверждать, что добилась от них каких-то заверений».

Конвенция ООН против пыток запрещает отправлять любое лицо в страну, где это лицо может подвергнуться пыткам, не допуская исключений ни по соображениям национальной безопасности, ни по иным основаниям. США являются участником этой конвенции, поэтому передача ими задержанных в условия, чреватые риском пыток, является нарушением международного права. Как прямо следует из полученного Хьюман Райтс Вотч ответа американской администрации, Вашингтон знал о наличии угрозы пыток в России.

Дипломатические заверения пытаются использовать для депортации или выдачи подозреваемых в терроризме и многие другие государства, в том числе Великобритания, Канада, Австрия, Нидерланды и Швейцария.

Хьюман Райтс Вотч призвала правительство США ввести процедуру рассмотрения заявлений освобождаемых узников Гуантанамо, с тем чтобы эти люди получили реальную возможность оспорить отправку в ту или иную страну в независимой инстанции. Такая процедура должна также предусматривать для задержанного возможность оспорить надежность любых полученных США дипломатических заверений.

Американская администрация назначила к освобождению или переводу из Гуантанамо около 80 человек, однако все они по-прежнему содержатся под стражей. Хьюман Райтс Вотч отмечает, что никакая процедура оценки риска пыток не должна становиться препятствием ни для репатриации, ни для полной ликвидации в итоге изоляторов в Гуантанамо.

Как утверждает американская администрация, российские власти обещали преследовать бывших узников в уголовном порядке как террористов и обращаться с ними гуманно. На деле все вышло наоборот. После трех месяцев в СИЗО, где обращение было нормальным, все семеро были освобождены и попытались вернуться к нормальной жизни, что, однако, оказалось невозможным.

Расул Кудаев из Кабардино-Балкарии был задержан после событий в Нальчике в октябре 2005 г. Фотографии, медицинские и судебные документы и свидетельства адвокатов и родственников указывают на то, что его неоднократно избивали, требуя признания. К настоящему времени Кудаев уже почти полтора года находится под стражей, хотя перспективы его уголовного преследования по делу о нападении на Нальчик остаются неясными.

Равиль Гумаров и Тимур Ишмуратов из Татарстана были задержаны в апреле 2005 г. в связи со взрывом коммунального газопровода в Бугульме (пострадавших не было). Оба подписали признательные показания после побоев, Гумарову, в частности, примерно неделю не давали спать, приковывали в узкой клетке наручниками к потолку.

На суде Гумаров и Ишмуратов отказались от показаний и в сентябре 2005 г. были оправданы присяжными. Прокуратура Татарстана, однако, добилась отмены вердикта в Верховном суде России, и в мае 2006 г. на новом процессе оба были осуждены.

«История бывших российских узников Гуантанамо вполне типична для многих подозреваемых в России, - говорит К.Богерт. – Но именно в этом и заключается проблема. Американская администрация знала, что эти люди могут подвергнуться пыткам, и все равно репатриировала их».

Двое бывших узников заявили Хьюман Райтс Вотч, что американские следователи в Гуантанамо в случае запирательства угрожали им отправкой в Россию.

Бывшие узники Гуантанамо и члены их семей рассказывают о постоянных притеснениях со стороны российских правоохранительных органов и спецслужб, в особенности ФСБ и УБОП. Айрат Вахитов рассказывал: «Мне много раз говорили, что после Гуантанамо уже не нужно доказывать, что я - террорист, что любого из нас можно отправить за решетку, потому что мы - террористы».