Skip to main content

Арестованы за юридическую помощь участникам протестов в России

Истории двух адвокатов проливают свет на системные проблемы российской правохранительной системы и судопроизводства

Нападения на адвокатов, аресты и даже их привлечение к уголовной ответственности, в том числе в связи с исполнением профессиональных обязанностей, для России не сенсация, но то, что творилось накануне протестов 23 января, явно выходит за рамки привычного.

Я пообщалась с двумя адвокатами (из Москвы и Краснодара), которые раньше уже вели дела задержанных во время протестов, а теперь и сами подверглись задержанию - за оказание правовой помощи мирным демонстрантам. Оба этих адвоката известны своей активной правозащитной деятельностью, и действия властей в отношении них были не только попыткой помешать им самим оказывать протестующим юридическую помощь, но и очевидным предупреждением другим адвокатам и правозащитникам.

Вечером 21 января московский адвокат и правозащитник Мансур Гильманов приехал в ОВД к своему подзащитному, которого задержали ранее в тот же день. Этим подзащитным был Владлен Лось – юрист связанного с Алексеем Навальным Фонда борьбы с коррупцией.

Гильманов предъявил на КПП все необходимые документы, в том числе ордер, и его попросили подождать, пока кто-то из сотрудников спустится и проводит его к подзащитному. После 40-минутного ожидания, в течение которого другие гражданские лица неоднократно и беспрепятственно проходили в отделение, а также после неоднократных напоминаний о том, что он все еще ждет, когда его пропустят, Гильманов заявил, что намерен написать заявление по факту недопуска и нарушения прав его подзащитного. В итоге полицейский на КПП пропустил его через турникет, и он проследовал к окошку дежурной части. Но когда он к нему подоше, сзади к нему подбежал тот же полицейский, что пропустил его на КПП, сбил его на пол ударом в ноги и нанес несколько ударов ногами, требуя, чтобы Гильманов оставался на полу лицом вниз и заведенными за голову руками. Все это сопровождлось нецензурной бранью со стороны сотрудника полиции в адрес адвоката.

Затем Гильманова где-то четыре – пять часов продержали в отделении полиции без каких-либо объяснений, все это время не пропуская к нему двух коллег - адвокатов, которые пытались пройти теперь уже к нему самому. Их пропустили только около двух часов ночи. После встречи с адвокатами Гильманова отвезли в другой отдел, где он до утра оставался в помещении без нормальной кровати.

Утром Гильманова отвезли в суд с протоколом о «неповиновении полиции». Все ходатайства защиты, в том числе об исследовании доказательств, включая записи с камер на КПП из Даниловского ОВД, суд отклонил, и Гильманову дали пять суток ареста.

Краснодарский адвокат Михаил Беньяш 21 января разместил адресованный коллегам эмоциональный пост с призывом оказать правовую помощь участникам субботних протестных акций. Суд в дальнейшем усмотрел в этом «организацию несанкционированного публичного мероприятия».

На следующий день полиция пришла с обыском к Беньяшу домой. Из постановления на обыск следовало, что он проводится в связи с делом о краже муляжа пистолета, к которому в каком-то непонятном статусе якобы мог относиться хозяин снимаемой Беньяшем квартиры. Сам Михаил сказал мне, что это было лишь предлогом, чтобы изъять у него компьютер и другую технику и помешать ему и другим адвокатам защищать протестующих. После обыска его доставили в полицию, допросили и задержали за пост в соцсетях.

23 января суд отклонил все ходатайства защиты и назначил Беньяшу пять суток ареста, заявив, что «под организацией публичного мероприятия понимаются не только призывы принять в нем непосредственное участие, но и призывы совершить иные действия, … в том числе оказать юридическую помощь участникам указанного мероприятия».

Эти эпизоды вызвали бурную реакцию в адвокатском сообществе. По словам Гильманова, Адвокатская палата Московской области поддержала обжалование его ареста. Коллеги по цеху опубликовали открытое письмо, под которым подписались почти 300 адвокатов, в котором осудили историю с Гильмановым и потребовали привлечь полицию к ответственности. Краснодарская адвокатская палата назвала привлечение Беньяша к административной ответственности незаконным и нарушением его общегражданских прав, но никаких дальнейших действий предпринимать не стала.

Президент Федеральной палаты адвокатов РФ заявил в интервью, что недопуск защитников в ОВД является «наиболее актуальным на сегодня ... нарушением прав адвокатов», а также, что адвокатов, которые вынуждены настаивать на встрече со своим подзащитным, «хватают, толкают, бьют, а впоследствии, защищая себя, ‘силовики’ возбуждают в отношении наших коллег административные либо уголовные дела».

Гильманов сказал, что расценивает свой арест как часть общей линии на преследование активистов оппозиции в стране. Один независимый журналисткий проект, посвященном работе адвокатов, на днях выпустил  обзор случаев воспрепятствования их профессиональной деятельности, в связи с оказанием ими юридической помощи задержанным на протестах до и после 23 января. Там, в частности, приведено множество случаев недопуска адвокатов к задержанным подзащитным. Беньяш сравнил возможности адвокатов в нынешних российских условиях с паллиативной помощью – они не в силах исправить произвол со стороны государства или прекратить его и могут лишь облегчить страдания.

Your tax deductible gift can help stop human rights violations and save lives around the world.