Skip to main content

Российская активистка провела уже два года под домашним арестом по политически мотивированному делу

Власти используют уголовные дела, чтобы заставить замолчать несогласных

23 января исполняется два года с тех пор, как российскую активистку Анастасию Шевченко отправили под домашний арест. Она была задержана в своей квартире в Ростове-на-Дону 21 января 2019 года, и двумя днями позже суд назначил ей эту меру пресечения. С тех пор ее «пресс-секретарем» в соцсетях стала ее дочь.

По прошествии года Шевченко разрешили звонить матери и выходить на короткие прогулки. В январе 2020-го она обнаружила, что полиция грубейшим образом нарушила ее приватность, установив у нее в спальне скрытую камеру, с которой  несколько месяцев вела запись. Суд по ее уголовному делу начался в июне 2020-го и тянется до сих пор.

Логично было бы предположить, что, раз человека так долго держат под домашним арестом, речь идет о каком-то тяжком преступлении. Но единственным «преступлением» Анастасии были участие в общественной дискуссии и репосты информации о мирных протестах. Обвинение считает, что ее деятельность была связана с запрещенной иностранной организацией Open Russia Civic Movement (ORCM). По крайне неоднозначному российскому закону признание иностранной или международной организации «нежелательной» в России влечет прекращение любой ее деятельности в стране и может обернуться уголовной ответственностью для любого, кто будет поддерживать с ней контакты.

Незарегистрированное общественное движение «Открытая Россия» было создано российскими гражданами, но власти посчитали его частью зарегистрированной в Великобритании одноименной организации, деятельность которой была в 2017 г. была признана «нежелательной» - как можно предполагать, из-за ее связи с живущим в эмиграции опальным олигархом Михаилом Ходорковским. Российские активисты неоднократно заявляли, что не имеют никакого отношения ни к британской организации, ни к самому Ходорковскому. В 2019 году движение «Открытая Россия» объявило о прекращении деятельности, но это не остановило власти от возбуждения новых уголовных дел против его сторонников.

Анастасия Шевченко стала первым, но не единственным фигурантом уголовных дел об участии в «Открытой России». За прошедшие два года аналогичные дела были возбуждены в отношении как минимум еще пяти активистов. Двоих приговорили к нескольким сотням часов обязательных работ - каждому, судьба остальных пока не решена. Как и Шевченко, им так же вменялись репосты с критикой власти, участие в мирных протестах и, в одном случае, предоставление помещения для якобы мероприятия «Открытой России». В каждом случае полиция проводила рейды, иногда – жесткие, по месту жительства подозреваемых и предположительно связанных с ними лиц.

Преследование российскими властями таких гражданских активистов, как Анастасия Шевченко, не имеет никаких оправданий и должно быть прекращено.

Your tax deductible gift can help stop human rights violations and save lives around the world.