Кастера Мусаханулы (слева) и Мурагера Алимулы (справа), двух этнических казахов из Синьцзяна, которым в случае принудительного возвращения в Китай угрожает риск пыток, после обращения за убежищем судят в Казахстане за незаконное пересечение границы. Зайсан, 6 января 2020 года. 

© Хадиша Акаева/Радио Азаттык, 2020

(Берлин) – Власти Казахстана не должны принудительно возвращать в Китай двоих мужчин, ищущих убежища в связи с недозволенным обращением в Синьцзяне, и привлекать их за незаконное пересечение границы до решения вопроса о предоставлении им убежища, заявила сегодня Human Rights Watch.

6 января в Зайсане начался суд над двумя этническими казахами. Кастер Мусаханулы и Мурагер Алимулы обвиняются в незаконном пересечении границы. И только через два часа рассмотрение дела было приостановлено и перенесено на 21 января, несмотря на то что в этот отдаленный город в восточном Казахстане специально приехали десятки свидетелей и сторонников, собиравшихся выступить в суде. В случае возвращения в Китай Мусаханулы и Алимулы почти наверняка будут задержаны и подвергнуты пыткам.

«Власти Казахстана должны немедленно прекратить дело о незаконном пересечении границы, прекратить разбирательства и гарантировать этим людям, что они не будут принудительно возвращены в Китай до решения вопроса о предоставлении им убежища, - говорит Лора Миллз, исследователь HRW по Центральной Азии. – Казахстан мог бы воспользоваться случаем, чтобы продемонстрировать, что, в отличие от прошлого, он является страной, которая соблюдает свои международно-правовые обязательства, уважает права беженцев и не намерена возвращать людей в условия, чреватые пытками».

31-летнего Мусаханулы и 25-летнего Алимулы задержали 14 октября в Алматы, после чего отправили под стражу в восточный Казахстан, граничащий с Китаем. Оба заявили, что в Синьцзяне подвергались недозволенному обращению, включая пытки, и произвольному задержанию и бежали в Казахстан, когда узнали, что их собираются отправить в лагеря «политического перевоспитания». Они также утверждают, что в Синьцзяне у них остались родственники, включая тех, кого уже отправили в лагеря.

По информации их адвоката Ляззат Ахатовой, оба ходатайствовали о предоставлении им убежища в Казахстане, однако рассмотрение ходатайств заморожено из-за судебного разбирательства. В декабре 2019 г. директор Погранслужбы КНБ РК Дархан Дильманов заявил, что «шансов находиться здесь [в Казахстане] у них нет» и что «в данной ситуации мы будем передавать их в КНР».

Международное право прямо запрещает принудительно возвращать беженцев в условия, чреватые преследованиями, и любых лиц в страну, где им будет угрожать риск быть подвергнутыми пыткам. Комитет ООН против пыток ранее уже неоднократно признавал нарушение Казахстаном обязательств по Конвенции против пыток в связи с отправкой лиц в страны, где они могли подвергнуться пыткам. Комитет призывал правительство не допускать повторения таких ситуаций и обеспечить наличие и эффективное функционирование соответствующих законодательных положений и судебных процедур.

Китайские власти неизменно отрицают существование системы лагерей «политического перевоспитания», однако HRW установлено, что в таких лагерях в Синьцзяне сотни тысяч уйгуров и других мусульман тюркского происхождения, включая этнических казахов, произвольно лишены свободы и подвергаются пыткам и политическому индоктринированию. Human Rights Watch также задокументированы случаи исчезновения мусульман тюркского происхождения после принудительного возвращения в Китай.

По словам Ахатовой, ей не разрешили переговорить с подзащитными ни во время, ни после судебного заседания 6 января. Это и другие обстоятельства вызывают у нее вопросы относительно независимости судьи, и она намерена заявить отвод до начала следующего заседания.

Казахстан, у которого с Китаем общая граница, противоречиво высказывался о ситуации в Синьцзяне, то публично признавая репрессии в отношении мусульманских меньшинств, в том числе этнических казахов, то обозначая свою поддержку официальной позиции Пекина.

В 2018 г. этническая казашка и гражданка КНР Сайрагуль Сауытбай, публично рассказавшая о своей работе наставником в лагерях, была осуждена за незаконное пересечение границы. Однако ей дали условный срок и в итоге позволили перебраться в Швецию, где она живет в настоящее время. Решается вопрос о привлечении к уголовной ответственности за незаконное пересечение границы бежавших из Китая Тлека Табарикулы и Багашара Маликулы. Эти дела также должны быть прекращены. В декабре стало известно, что принудительное возвращение в Китай грозит этнической казашке Гульзире Авулканкызы, которая больше года провела в лагерях «политического перевоспитания». Такой шаг с большой долей вероятности будет нарушением обязательств Казахстана по Конвенции против пыток.

Власти Казахстана также не позволяют местным активистам выступать в защиту тех, кто ищет спасения от репрессий в Китае. В августе Серикжан Билаш, предававший гласности репрессии в Синьцзяне, признал себя виновным по обвинению в возбуждении розни и был освобожден с запретом заниматься общественной деятельностью.

В 1999 г. Казахстан присоединился к Конвенции о статусе беженцев 1951 г. с протоколом 1967 г. Статья 31 этой конвенции запрещает государствам налагать на беженцев взыскания за незаконный въезд или незаконное пребывание на их территории, поскольку многие, чтобы избежать преследований и обратиться за международной защитой, вынуждены пересекать границу нелегально. В 1998 г. Казахстан присоединился к Конвенции против пыток 1984 г. Статья 3 этой конвенции запрещает «высылать, возвращать («refouler») или выдавать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток».

«Казахстан должен выполнить свои международно-правовые обязательства и обеспечить этим людям защиту от преследований, которым они с большой долей вероятности могут подвергнуться в случае возвращения в Китай», - говорит Лора Миллз.