Скриншот видео с заключенным в Жаслыкской колонии. 

© 2019 VOA

(Берлин) – Узбекистан должен выполнить рекомендации Комитета ООН против пыток о необходимости покончить с «широко распространенными, обыденными пытками и недозволенным обращением», заявила сегодня Human Rights Watch.

По итогам рассмотрения пятого периодического доклада о выполнении Узбекистаном Конвенции против пыток комитет отметил недостаточность предпринимаемых правительством шагов по ограничению их масштабов и неотложную необходимость двигаться в направлении полного соблюдения запрета на использование полученных под пытками доказательств в суде, обеспечения открытого разбирательства по уголовным делам и реабилитации бывших политзаключенных, которые подвергались пыткам в местах лишения свободы.

«Выводы Комитета против пыток возвращают нас к реальности о том, как обстоят дела с правами человека в сегодняшнем Узбекистане, - говорит Хью Уильямсон, директор HRW по Европе и Центральной Азии. – Проводимые президентом Шавкатом Мирзиёевым реформы важны, но выводы ооновских экспертов свидетельствуют о сохранении фундаментальных основ произвола авторитарной системы».

HRW на протяжении многих лет, в том числе после прихода к власти Шавката Мирзиёева в сентябре 2016 г., документирует использование пыток в местах задержания и заключения в Узбекистане. Зафиксированы такие практики, как избиение резиновой дубинкой или пластиковой бутылкой с водой, электрошок, подвешивание за запястья или лодыжки, изнасилование и сексуальное унижение, причинение удушья противогазом или пластиковым пакетом, угрозы причинения физического вреда родственникам, лишение пищи или воды.

В рамках рассмотрения периодического доклада Комитет против пыток в ноябре заслушал представителей правительства и местных и международных неправительственных организаций. В заключительных замечаниях, которые были опубликованы 6 декабря, отмечается, что «число поступивших в прокуратуру жалоб на пытки увеличилось с 2017 г. по 2018 г. в 10 раз», однако при этом «число уголовных дел о применении пыток должностными лицами сопоставимым образом не выросло». Конкретных цифр не приводилось.

Комитет отметил, что ему известно о сообщениях о случаях смерти заключенных от пыток, без уточнения их числа.

Комитет «по-прежнему глубоко обеспокоен сообщениями о том, что пытки и недозволенное обращение постоянно совершаются как непосредственно сотрудниками правоохранительных и следственных органов и уголовно-исполнительной системы государства-участника, так и по их наущению или с их согласия, главным образом – с целью принуждения к признанию или получения информации для дальнейшего использования в уголовном преследовании».

Комитет приветствовал важные правовые реформы, предпринимаемые президентом Мирзиёевым и его правительством в интересах «снижения заинтересованности в сохранении пыток и введения обязательной проверки заявлений о пытках органами прокуратуры и судами». Это включает и запрет на использование в суде полученных под пытками доказательств. Одновременно комитет выразил обеспокоенность в связи с продолжающими поступать сообщениями о том, что судьи и прокуроры «склонны игнорировать и отказываться расследовать» заявления о даче признательных показаний под пытками. Комитет считает, что прокуроры и судьи впредь должны задавать всем подсудимым вопрос, «подвергались ли они пыткам».

Комитет рекомендовал правительству обеспечить учет шагов, предпринимаемых для снижения заинтересованности в пытках, и обнародовать такую информацию. Комитет обеспокоен тем, что на некоторых судебных процессах использовались признания, в связи с которыми подсудимые заявляли о пытках, а также тем, что судебные процессы над лицами, обвиняемыми в применении пыток, проходили в закрытом режиме. Уголовные дела должны рассматриваться в «открытом для публики» режиме, считает комитет.

Комитет приветствовал освобождение из мест заключения «значительного числа правозащитников и журналистов начиная с сентября 2016 г.», однако высказал критику в адрес правительства, признавшего «безосновательными» все заявления о пытках и произвольном содержании под стражей со стороны этих бывших политзаключенных. Комитет рекомендовал принять меры по «реабилитации» лиц, осужденных несправедливо или на основании полученных под пытками доказательств, обеспечить им «возмещение ущерба, включая компенсацию и реабилитацию», а также «рассмотреть вопрос о создании независимой комиссии по проверке таких ситуаций».

Комитет высказал критику в адрес правительства в связи с отказом группе бывших политзаключенных, выступивших с инициативой о создании неправительственной организации по вопросам реабилитации.

Комитет также высказался по ряду других ключевых вопросов, в частности:

  • выразил обеспокоенность в связи с заявлениями о пытках в отношении экс-сотрудника МИДа Кадыра Юсупова, арестованного по делу о госизмене;
  • приветствовал закрытие Жаслыкской колонии, отметив при этом желательность ее полной ликвидации, а не реорганизации в СИЗО, и рекомендовав провести «независимую проверку всех заявлений о пытках и недозволенном обращении» в этом учреждении, обеспечив пострадавшим «возмещение ущерба», и открыть архив колонии для общественности;
  • выразил обеспокоенность в связи с «сохраняющейся слабостью и неэффективностью судебной системы» и «отсутствием независимости» национальной палаты адвокатов от Министерства юстиции;
  • выразил обеспокоенность в связи с принудительной психиатрической госпитализацией правозащитников с целью «воспрепятствовать их деятельности». В частности, упоминалась ситуация Нафосат Оллошукуровой, которая с сентября находится на принудительном лечении;
  • выразил обеспокоенность в связи с сообщениями о фактах принудительного труда в хлопководстве, включая принудительную отправку на сбор урожая в 2018 г. «оценочно 170 тысяч взрослых»;
  • выразил обеспокоенность в связи с сообщениями о том, что ЛГБТ подвергаются пыткам в местах лишения свободы и преследованиям со стороны сотрудников органов внутренних дел, в том числе с помощью «заманивания».

Комитет отметил предоставленные правительством «заверения» в том, что «специальному докладчику по вопросу о пытках направляется приглашение» на посещение Узбекистана, куда его не допускают с 2002 г.

HRW призывает международных партнеров Ташкента ставить обозначенные комитетом вопросы перед властями, подчеркивая при этом, что развитие отношений с Узбекистаном будет зависеть от конкретного прогресса по этим направлениям.

«В Узбекистане знают, что пытки безоговорочно запрещаются международными нормами о правах человека, - говорит Хью Уильямсон. – Правительству нужно срочно заняться этим, чтобы раз и навсегда покончить с этой страшной практикой».