«Мы-то думали, что сайт зачистили от этих ссылок на ‘нежелательных’, так нет же, одну пропустили», - рассказывает Аня Саранг с невеселой усмешкой. Аня возглавляет Фонд содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова - ФАР. Фонд много лет работает с наркозависимыми и пытается добиться формирования наркополитики, основанной на ценностях гуманности, терпимости, защите здоровья, достоинства и прав человека. На этой неделе московский суд оштрафовал их на 50 тысяч рублей за участие в деятельности «нежелательной» в России организации. По факту же речь идет о том, что у них на сайте обнаружилась гиперссылка на одну из публикаций Фондов «Открытого общество». Отметим, что «Отрытое общество» российские власти включили в черный список два года назад, а ссылка была шестилетней давности.

Аня Саранг, Москва, 2015. 

© Частное фото, 2015

Закон о «нежелательных организациях» 2015 года позволяет Генеральной прокуратуре объявлять таковой любую иностранную или международную организацию, в деятельности которой власти усмотрят угрозу обороне и безопасности или конституционному строю РФ. В соответствующем списке наряду с «Открытым обществом» уже 11 организаций – преимущественно американские доноры и ресурсные центры.

Попав в список «нежелательных», организация лишается любой возможности продолжать работу в России, при этом российским группам и гражданам за сотрудничество с такой организацией грозят административные и уголовные санкции: первые два раза – административный штраф, потом – до шести лет лишения свободы.

Закон запрещает получать финансирование от «нежелательных», но понятие участия в деятельность «нежелательной организации» законодатели не конкретизировали. Активистам, экспертам и юристам оставалось только гадать, что может скрываться за формулировкой: участие в мероприятиях «нежелательных»? целевое распространение их материалов? встречи с их представителями?

Но никому и в голову не приходила мысль о том, что «участием» - в форме как раз распространения материалов – может оказаться просто гиперссылка на сайте, до тех пор, пока это не стало реальностью. ФАР теперь оказался в одной компании с еще тремя НПО и двумя исследовательскими центрами, которые с начала года были оштрафованы за гиперссылки на «нежелательных» на их сайтах. Такое же нарушение в начале сентября прокуратура усмотрела за московским информационно-аналитическим центром «Сова», который широко известен своими исследованиями проблем национализма, религиозных свобод и политического радикализма и ведет работу по мониторингу практики применения антиэкстремистского законодательства. Административные дела в отношении центра и его руководителя пока не завершены.

«Ближе к вечеру 8 октября курьер из прокуратуры пришел к нам [в офис] с письмом, что мы якобы нарушили [закон о «нежелательных организациях»], и нарушение связано с деятельностью в сети Интернете, - объясняет Аня. – Хотели, чтобы я явилась прямо на следующий день, но я была в отъезде, и позвонила им, объяснить, что меня нет в городе и узнать, в чем конкретно. Они мне сказали что-то про гиперссылки на «нежелательную организацию». Тут наши ребята прошерстили сайт, кое-что нашли и убрали, но одну просто не заметили. Она вообще была в нашей статье 11-го года, на материал соросовской программы «Здоровье» о рисках для здоровья в предварительном заключении.»

В течение нескольких последующих дней, в офис Фонда и несколько раз приходил сотрудник полиции, искал гражданку Саранг, говорил, что ее очень ждут в прокуратуре. Его визиты и постоянные звонки из прокуратуры не давали нормально работать. Наведался неутомимый полицейский и домой к соучредителю Фонда – после 10 вечера.

В результате, не дожидаясь возвращения Ани, ее коллеги сами пошли в прокуратуру, сказали, что нет у них на данный момент на сайте никаких ссылок на «нежелательных» и вообще, претензии к ним безосновательны. Но прокурорским удалось раскопать в недрах электронного архива ту самую единственную крамольную ссылку. Прокуратура передала дело в суд, и уже 13 ноября последовало решение – штраф.

ФАР собирается обжаловать, но уже имеющиеся прецеденты попыток обжалования другими организациями судебных решений по «нежелательным» ссылкам не внушают оптимизма. «И как дальше пойдет? - задается вопросом Аня. – Меня что, в следущий раз привлеку за ретвит, если автор твита окажется сотрудником какой-нибудь «нежелательной» организации?» Абсурд, да? Только здравый смысл, очевидно, не работает, когда все силы власти брошены на подавление независимых голосов.