Станислав Асеев.

© Радио Свобода

(Берлин) – По сообщению Хьюман Райтс Вотч, власти самопровозглашенной Донецкой Народной Республики (ДНР) на востоке Украины более шести недель незаконно удерживают известного своими проукраинскими взглядами блогера, официально не признавая факт его задержания. 2 июня 2017 года Станислав Асеев стал жертвой насильственного исчезновения, к которому причастны органы безопасности ДНР. Согласно достоверной информации, недавно полученной Хьюман Райтс Вотч из надежных источников, все время с момента насильственного исчезновения Асеев содержится в Министерстве государственной безопасности (МГБ) ДНР.

Станислав Асеев, подпольный журналист на территории, неподконтрольной украинским властям, внештатный корреспондент Радио Свободная Европа / Радио Свобода (РСЕ / РС), писал о повседневной жизни – от перестрелок и артобстрелов до культурных мероприятий. Блог, который он вел под псевдонимом Станислав Васин, был уникальным окном в жизнь по другую сторону «линии соприкосновения», в зону, для многих украинцев труднодоступную или недоступную вовсе по соображениям безопасности и из-за ограничений на свободу передвижения через линию фронта.

«С самого начала практически не вызывало сомнений, что Станислав Асеев попал под удар, потому что то, что он писал, не устраивало ДНР, – говорит Хью Уильямсон, директор отделения Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Асеев – жертва насильственного исчезновения, являющегося по международному праву тяжким преступлением, которому нет оправдания ни при каких обстоятельствах, ни в мирное время, ни на войне».

20 июня на проходившей в Вене конференции, организованной Бюро Представителя Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) по вопросам свободы СМИ, Союз журналистов России и Национальный союз журналистов Украины подписали совместное заявление, в котором выразили глубокую обеспокоенность судьбой Асеева и высказали предположение, что исчезновение журналиста, вероятней всего связано с его профессиональной деятельностью. Подписавшие призвали «международное сообщество приложить максимум усилий для выяснения судьбы <…> Станислава Асеева и его освобождения».

2 июня Станислав Асеев, некоторое время находившийся в отъезде, позвонил матери, сказав, что он как раз въезжает в Донецк на автобусе, и пообещав навестить ее следующим утром. 3 июня мать Станислава пыталась до него дозвониться, но его мобильный телефон был выключен. Она пошла на квартиру, которую он снимал в Донецке, но дверь была заперта. Мать тщетно прождала сына до ночи, а на следующее утро уговорила хозяина квартиры открыть ей дверь. Квартира выглядела как после обыска. Мать Асеева подала в полицию заявление о пропаже сына. Она также пошла в Министерство государственной безопасности МГБ и пыталась узнать был ли ее сын задержан органами. Однако в МГБ разговаривать с ней отказались, а ее последующие обращения в полицию не принесли ощутимых результатов.  

В течение следующих пяти недель многочисленные международные и межправительственные организации обращались к властям ДНР с запросами об Асееве, но власти неизменно отрицали наличие какой-либо информации о нем. Даже в Минске на встрече Трехсторонней контактной группы по мирным переговорам по Украине 5 июля представители ДНР продолжали утверждать, что у них нет никаких данных о Станиславе. 11 июля Хьюман Райтс Вотч получила из информированных конфиденциальных  источников подтверждение, что Асеев содержится в МГБ ДНР.

Сотрудниками Хьюман Райтс Вотч были зафиксированы многочисленные случаи  причастности Министерства госбезопасности ДНР к насильственным исчезновениям гражданских лиц, долгосрочному содержанию их под стражей без связи с внешним миром и недозволенному обращению с ними. Специальным распоряжением правительства ДНР Министерству госбезопасности дано право задерживать людей на срок до 30 суток (а в некоторых случаях этот срок продлевается) без предъявления обвинений и даже без признания факта задержания.

Это распоряжение является грубым нарушением норм международно-правовой защиты от произвольных задержаний, действующих как в периоды вооруженных конфликтов, так и в мирное время. Целый ряд собеседников на подконтрольной ДНР территории говорили Хьюман Райтс Вотч, что Министерство государственной безопасности является самой сильной, внушающей наибольший страх структурой в самопровозглашенной республике. МГБ действует без сдержек и противовесов, в атмосфере полной безнаказанности осуществляя произвольные задержания, насильственные исчезновения людей и другие нарушения прав.

В совместном докладе Amnesty International и Хьюман Райтс Вотч 2016 года задокументированы девять случаев, когда поддерживаемые Россией сепаратисты на протяжении недель и месяцев держали гражданских лиц в заключении без предъявления обвинений, без связей с внешним миром и, в большинстве случаев, подвергая их недозволенному обращению. Двое из тех, чьи судьбы описаны в докладе, – Игорь Козловский (профессор университета в Донецке) и Владимир Фомичев (проукраинский блогер, уроженец Макеевки, города неподалеку от Донецка) – содержатся под стражей в ДНР с января 2016.

16 августа 2016 года донецкий суд признал Владимира Фомичева виновным в незаконном хранении оружия и приговорил его к двум годам лишения свободы и в настоящее время Фомичев отбывает срок в колонии в ДНР. В мае 2017 года Игорь Козловский также был признан виновным в незаконном хранении оружия и приговорен к 32 месяцам лишения свободы. Задокументированные обстоятельства арестов Фомичева и Козловского, условия их содержания под стражей и признаки явно сфабрикованных доказательств дают все основания считать приговоры абсолютно неправомерными.

Хьюман Райтс Вотч заявляет, что власти ДНР должны немедленно прекратить насильственное исчезновение Станислава Асеева, признав факт его задержания и освободив его. В соответствии с требованиями международного права они также должны провести расследование и наказать ответственных за это тяжкое преступление.

«Власти ДНР так официально и не признали факт задержания Асеева, но у нас нет никаких сомнений в том, что блогер находится в руках органов безопасности ДНР в Донецке и содержится в заключении без связи с внешним миром», – отмечает Хью Уильямсон.