Руслан Соколовский и его мать Елена Чингина в суде во время вынесения приговора в Екатеринбурге, 11 мая 2017 года.

© 2017 Reuters

(Москва) – 11 мая 2017 г. Верх-Исетский суд Ектеринбурга признал 22-летнего блогера Руслана Соколовского виновным в возбуждении ненависти и в оскорблении религиозных чувств верующих, назначив ему наказание в виде трех с половиной лет лишения свободы условно, сообщает Хьюман Райтс Вотч.

Преследование Соколовского началось с размещения им на YouTube шуточного ролика о том, как он играет в церкви в Pokemon Go. Власти должны предпринять шаги по отмене обвинительного приговора и должны прекратить уголовное преследование граждан за мирную реализацию ими права на свободу слова.

«То что Соколовский останется на свободе, не может не радовать. Но это не отменяет самого факта привлечения его к уголовной ответственности, который служит наглядным примером того, как российские власти используют размытые нормы антиэкстремистского законодательства для подавления свободы слова и культивации самоцензуры, - говорит Юлия Горбунова, исследователь Хьюман Райтс Вотч по России. – Поведение Соколовского, вполне возможно, могло оскорбить кого-то или даже многих, но оно не представляет общественной опасности, а уголовные санкции в отношении блогера – это необоснованное ущемление права на свободу слова».

Дело Соколовского изначально было связано с сатирическим видео-роликом, который он 11 августа 2016 г. разместил на своем канале в YouTube. В кадре он ловит покемонов на смартфон в екатеринбургском православном храме Всех Святых на Крови, а в конце говорит: «К сожалению, я не смог поймать самого редкого покемона – Иисуса, но что поделаешь: поговаривают, его вообще не существует».

Кадр из шуточного ролика с Русланом Соколовским, играющим в Pokemon Go в православном храме в Екатеринбурге, 11 августа 2016 года.

 

© Руслан Соколовский/ Sokolovsky! Канал YouTube

Этот ролик широко разошелся в сети и получил громкий резонанс в СМИ; прокремлевский канал Россия-24 назвал его оскорбляющим чувства верующих, а его автора – человеком, чье «неокрепшее сознание явно не выдержало историй с Пусси Райот, Павленским и многими другими».

В том же месяце Соколовский разместил ролик, в котором «прошелся» по взглядам Русской Православной Церкви (РПЦ) на брак и семью. Он также написал еще несколько сатирических или критических постов, посвященных РПЦ, называя французский сатирический журнал Charlie Hebdo «примером для вдохновения».

В сентябре на квартире Соколовского был проведен обыск, а его самого арестовали по обвинениям в возбуждении ненависти и оскорблении религиозных чувств верующих (статьи 282 и 148 УК). В январе 2017 г. блогеру добавили обвинение в «незаконном обороте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации» (статья 138 УК), на том основании, что у него во время обыска была изъята ручка с вмонтированной видеокамерой. По всем пунктам обвинения суд признал его виновным.

После ареста Соколовскому была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, первоначально – на два месяца. По апелляции мера пресечения была изменена на домашний арест, однако 28 октября его вернули в СИЗО, после того как суд установил несоблюдение режима домашнего ареста.

В январе 2017 г. Соколовскому продлили содержание под стражей, но затем вновь перевели на домашний арест до суда.

11 мая суд обязал Соколовского удалить девять роликов с его канала в YouTube и запретил ему в течение условного срока участвовать в массовых мероприятиях. После этого блогера отпустили. Комментируя приговор, его адвокат Алексей Бушмаков заявил, что дело против Соколовского преследует цель запугать блогеров и других российских пользователей интернета, чтобы не допустить свободы слова в сети, "чтобы таких высказываний, которые позволял себе Соколовский, больше ни в общественном пространстве, ни в пространстве Интернета не транслировалось. Испугать и запугать".

Уголовный состав «оскорбление религиозных чувств верующих» - один из трех пунктов, по которым был осужден Соколовский, появился в 2013 г. – через год после приговора участницам феминистской панк-группы Pussy Riot по делу о «хулиганстве» в связи с перформансом в московском Храме Христа Спасителя. Парламент принял новую редакцию статьи 148 УК, введя уголовную ответственность за «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих». В законе не установлено определение «религиозных чувств» и не определен порог, с которого наступает «оскорбление», что создает для обвинения и суда предельно широкие рамки толкования при преследовании свободы слова. Санкции по этой статье предусмотрены в виде штрафа, обязательных работ или лишения свободы на срок до года.

В 2012 – 2016 гг. российские власти с помощью серии регрессивных законов обеспечили себе возможности большего контроля за свободой выражения мнений. Действующее законодательство позволяет государству ограничивать доступ к информации, вести слежку без судебного контроля и подвергать цензуре информацию, которую правительство считает «экстремистской», «сепаратистской» или по другим основаниям незаконной и вредной для общества.

За последние годы среди фигурантов дел об «экстремистской деятельности» все чаще оказываются блогеры, журналисты, оппозиционные активисты и активисты за права этнических меньшинств, а также те, кто непочтительно относится к Русской Православной Церкви.

«Уголовное преследование блогеров и других граждан за мирное выражение ими своих взглядов еще больше сужает и без того ограниченное пространство для общественных дискуссий, - говорит Юлия Горбунова. – Приговор Соколовскому в очередной раз ставит вопрос об ухудшающейся ситуации со свободой слова в России».