(Вашингтон) – 2 июня 2016 г. Верховный суд Таджикистана, по обвинениям в попытке свержения правительства, приговорил лидеров Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) к длительным срокам лишения свободы, включая два пожизненных срока, заявили сегодня Хьюман Райтс Вотч, Норвежский Хельсинкский комитет и Ассоциация «Права человека в Центральной Азии». Приговор был вынесен после несправедливого суда, организованного с целью преследования мирной политической оппозиции, и служит ярким примером беззастенчивого манипулирования властями судебной системой и грубого попрания права на свободное выражение мнений.

США, государства Евросоюза и другие международные партнеры Таджикистана должны отреагировать введением в отношении таджикских должностных лиц адресных санкций, в случае отсутствия конкретных улучшений в области прав человека, включая отмену обвинительного приговора лидерам оппозиции.

«Если драконовский приговор не будет отменен, то это будет ударом не только по мирной оппозиции, но и по каждому гражданину Таджикистана, - говорит Стив Свердлов, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии. – Суд над лидерами ПИВТ показывает, что любого человека в стране могут объявить преступником и сурово наказать за одно лишь несогласие с правительством».

Верховный суд, после политически мотивированного процесса, приговорил к пожизненному заключению первого зампреда ПИВТ Саидумара Хусайни и зампреда партии Махмадали Хаита. Другие лидеры партии – Рахматулло Раджаб, Саттор Каримов, Киёмиддин Авазов и Абдукахор Давлат – получили по 28 лет. Главный юрист ПИВТ Зафаро Рахмони (единственная женщина среди подсудимых) была приговорена к двум годам лишения свободы.

Зубайдулло Розик был приговорен к 25 годам, Мухаммадали Фаизмухаммад – к 23 годам, Вохидхон Косиддин и Садиддин Рустам – к 20 годам, главный редактор запрещенной на сегодняшний день партийной газеты «Наджот» Хикматулло Сайфуллозода – к 16 годам, Мухаммадшариф Набиев и Абдусамад Гайратов – к 14 годам лишения свободы.

Некоторые подсудимые, такие как Махмадали Хаит и Зафаро Рахмони, широко известны в Таджикистане и за пределами страны, в связи с их многолетней мирной деятельностью по защите прав человека, свободы выражения мнений, свободы собраний и свободы религии.

Оппозиция в Таджикистане представлена также Социал-демократической партией, однако ПИВТ по всем параметрам до последнего времени была самой крупной и активной оппозиционной силой в стране. Мирное оппозиционное движение «Группа 24», объединяющее преимущественно активистов за пределами Таджикистана, также подвергается преследованиям со стороны властей, которые объявили ее террористической организацией.

Суд, который начался 24 февраля, проходил в закрытом режиме и сопровождался серьезными процессуальными нарушениями. Источники, близкие к подсудимым, сообщали Хьюман Райтс Вотч, что несколько человек в предварительном заключении подвергались пыткам или недозволенному обращению. Несколько адвокатов, в том числе Бузургмехр Ёров, которые пытались представлять интересы проходивших по делу лидеров ПИВТ, были сами задержаны по сфабрикованным обвинениям. Адвокат одного из подсудимых, который участвовал во всех судебных заседаниях, заявил Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», что обвинение не представило никаких доказательств вины подсудимых и оперировало ссылками на обвинительное заключение как установленными фактами.

«Единственной целью этого суда было придать политическим репрессиям некую видимость законности, - говорит Надежда Атаева, президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии». – Вменяемые подсудимым обвинения выглядят сфабрикованными, но их участь была предрешена. Это пародия на правосудие».

2 июня, в день вынесения приговора, жены нескольких подсудимых попытались провести мирную акцию протеста, направившись к представительству ООН, чтобы получить консультацию специалистов, однако по дороге были остановлены сотрудниками милиции, доставлены в райотдел и в административном порядке оштрафованы за «неподчинение милиции».

Аресты лидеров и членов ПИВТ начались 16 сентября 2015 г. Власти обвиняли их в причастности к событиям начала месяца, которые по официальной версии были квалифицированы как попытка мятежа со стороны замминистра обороны Абдухалима Назарзоды. Руководство ПИВТ, в том числе председатель партии Мухиддин Кабири и его заместитель Махмадали Хаит, неоднократно опровергали какую-либо связь ПИВТ с этими событиями.

Незадолго до арестов ПИВТ была лишена статуса национальной политической партии, (фактически ее деятельность была объявлена незаконной) и была вынуждена прекратить свою деятельность. Впоследствии она была признана террористической организацией и официально запрещена   на фоне длительной кампании по ликвидации политической оппозиции в стране и зарубежных диаспорах.

Таджикистан переживает самые тяжелые политические и религиозные репрессии со времен гражданской войны 1992 – 1997 гг. На протяжении последних двух лет представители мирной политической оппозиции периодически подвергаются аресту, лишению свободы и пыткам. Власти также охотятся за предполагаемыми оппозиционерами за рубежом, добиваясь их задержания и экстрадиции; несколько человек подверглись насильственному исчезновению и впоследствии объявились уже под стражей в Таджикистане.

Преследованиям подвергаются также адвокаты, журналисты и обычные граждане, размещающие в социальных сетях посты с критикой в адрес правительства или президента Эмомали Рахмона. По оценкам наблюдателей, из страны с семьями уже выехали сотни человек, которых можно было бы причислить к критикам режима. Референдум 21 мая о поправках в Конституцию укрепил власть Эмомали Рахмона, фактически предоставив ему бессрочные президентские полномочия и лишив ПИВТ шансов на возвращение в политику в качестве религиозной партии.

США, Евросоюз и другие ключевые международные партнеры должны прямо призвать к освобождению осужденных, заявили Хьюман Райтс Вотч, Норвежский Хельсинкский комитет и Ассоциация «Права человека в Центральной Азии». Международные партнеры должны требовать от Душанбе соблюдения международных обязательств в части уважения свободы ассоциации, собраний, выражения мнений и религии и ввести адресные санкции, включая замораживание активов и стоп-листы, в отношении должностных лиц Таджикистана, ответственных за лишение свободы мирных активистов, пытки и другие грубые нарушения прав человека.

15 апреля Госдепартамент США отнес Таджикистан к числу стран, «вызывающих особую озабоченность» с точки зрения свободы религии. Это предполагает возможность введения санкций, однако администрация предпочла пока не задействовать данный инструмент. Тем не менее, можно было бы пересмотреть это решение, ввести санкции уже сейчас и настоятельно рекомендовать союзникам принять аналогичные меры.

«Международные партнеры Таджикистана должны публично и единогласно осудить эту насмешку над правосудием, - Говорит Мариус Фоссум, представитель Норвежского Хельсинкского комитета по Центральной Азии. – Ситуация с правами человека в Таджикистане стремительно катится вниз, и настало время Вашингтону, Брюсселю и другим всерьез подумать над возможностью введения адресных санкций, если в ближайшее время не будет конкретных улучшений».