(Берлин) – Власти Украины должны незамедлительно отменить запрет на въезд в отношении 17 российских журналистов и обеспечить соблюдение свободы СМИ, заявила Хьюман Райтс Вотч. 27 мая 2016 г. президент Петр Порошенко подписал указ о вступлении в силу решения Совета национальной безопасности и обороны (СНБОУ) от 20 мая о запрете въезда в Украину 17 российским журналистам, редакторам и руководителям СМИ до 31 декабря 2017 г.

Президент Украины Петр Порошенко на пресс-конференции в Киеве, Украина, 14 января 2016 г.

© 2016 Reuters

«Украина испытывает законную обеспокоенность работой российской пропаганды, однако ущемление свободы прессы – это ошибочная и неуместная реакция, сколь бы обоснованы ни были претензии правительства Украины к подаче информации об этой стране в российских СМИ, - говорит Таня Купер, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Преследование журналистов таким образом неизбежно провоцирует цензуру».

Под ограничения попали такие деятели СМИ, как гендиректор ведущей российской государственной телекомпании «Первый канал» Константин Эрнст, главный редактор международной телекомпании RT (ранее – Russia Today) и информагентства «Россия сегодня» Маргарита Симоньян, главный редактор «Российской газеты» Владислав Фронин, редактор журнала «Русский репортер» Виталий Лейбин и др. Российские власти владеют, как минимум частично, многими из перечисленных в списке СМИ и, как представляется, оказывают влияние на редакционную политику других.

В указе говорится, что журналисты, в отношении которых вводятся санкции, «создают реальную и потенциальную угрозу национальным интересам, национальной безопасности, суверенитету и территориальной целостности Украины; способствуют террористической деятельности и нарушают права и свободы граждан; приводят к оккупации территорий и препятствуют полной реализации прав и свобод гражданами Украины».

Российские граждане при въезде в Украину пользуются безвизовым режимом.

16 сентября 2015 г. Петр Порошенко своим указом уже запрещал на год въезд в страну целому ряду российских граждан и представителей российских организаций. Тогда в список, подготовленный СНБОУ, были включены 388 физических и 105 юридических лиц, признанных представляющими угрозу безопасности Украины. Помимо высокопоставленных российских правительственных чиновников и депутатов, а также руководства действующих на востоке Украины антиправительственных формирований, в списке оказался 41 журналист и блогер из нескольких стран, включая Россию, Великобританию, Германию и Израиль. В первоначальной версии были и трое журналистов ВВС, однако санкции против них были отменены после широкой международной огласки.

27 мая президент Порошенко исключил из осеннего санкционного списка 29 человек, среди которых были журналисты из Израиля, Эстонии, Венгрии, Молдовы и других стран, а также несколько российских журналистов из «РИА Новости», RT и ИТАР-ТАСС, работающих за пределами Украины.

Представитель ОБСЕ по свободе СМИ Дунья Миятович выразила сожаление и осуждение в связи с введением Украиной новых санкций в отношении журналистов, отметив, что «введение слишком широких ограничений на свободу передвижения журналистов – это не способ обеспечить безопасность».

Указом от 27 мая ответственность за его исполнение возложена на правительство и Службу безопасности Украины. МИДу поручено информировать Евросоюз, США и другие государства о новых санкциях и предложить им рассмотреть возможность введения аналогичных мер в отношении фигурантов списка.

Украина является участником Европейской конвенции о правах человека и Международного пакта о гражданских и политических правах. Оба договора гарантируют свободу выражения мнений. Речь не идет о безусловном праве любого журналиста свободно въезжать в Украину, однако запрет на въезд за реализацию журналистом свободы слова и выражения мнений является ущемлением свободы выражения мнений и может оказывать сдерживающий эффект на других журналистов. Ограничение свободы выражения мнений может быть допустимым в том случае, если оно предусмотрено законом, не является дискриминационным, явно необходимо для достижения законной цели и соразмерно этой необходимости.

В ситуации чрезвычайного положения допускаются дополнительные ограничения – в том случае, если государство задействует свое право временного отступления от договорных обязательств. Но даже в этом случае требуется определить сроки ограничений, обосновать их необходимость с учетом остроты ситуации, а также предусмотреть судебный контроль. Украина не задействовала свое право отступления в отношении свободы выражения мнений ни по одному из указанных договоров.

«Международные партнеры Украины должны выразить протест в связи с появлением этого указа и настоятельно призвать Киев к его отмене, - говорит Таня Купер. – Евросоюзу, США и другим государствам следует недвусмысленно обозначить, что они не поддерживают такие произвольные меры в отношении журналистов и ждут от президента Порошенко и его правительства уважения к свободе прессы, даже если их не устраивает подача информации определенными средствами массовой информации».