(Нью-Йорк) – По меньшей мере два авиаудара в северной части провинции Хомс 15 октября 2015 г., которые местные жители считают российскими, могли быть нарушением законов и обычаев войны, заявила Хьюман Райтс Вотч. По словам жителей, в результате ударов погибло в общей сложности 59 гражданских лиц, в том числе 33 ребенка. Среди погибших был командир местного вооруженного формирования оппозиции. Россия должна провести расследование этих ударов.
 
Наибольшее число жертв вызвал авиаудар по дому в селении Ганту, в котором размещалась семья Асаф. По информации сотрудников экстренных служб и местных активистов, удар привел к гибели 46 человек, в том числе 32 детей и 12 женщин. Погибшие – гражданские лица, и почти все они были родственниками командира формирования, связанного с оппозиционной Свободной сирийской армией (ССА). Свидетели утверждают, что самого командира в тот момент в доме не было: он находился где-то на позициях. В результате второго авиаудара – по соседнему городку Тер-Маала в районе пекарни – погибли, как заявляют свидетели, по меньшей мере 13 гражданских лиц и местный командир ССА, ранее служивший в сирийской правительственной армии, но перешедший на сторону антиправительственных сил. Остается неясным, был ли именно он целью удара, поскольку ни Россия, ни сирийское правительство не обнародуют информацию по конкретным авиаударам.
 
«Гражданскому населению на севере провинции Хомс может быть негде укрыться или некуда уйти по мере развития наступления, – говорит Надим Аури, замдиректора Хьюман Райтс Вотч по Ближнему Востоку. – Россия должна обеспечить принятие всех разумных мер предосторожности, чтобы оградить гражданское население от опасностей войны и обеспечить всем желающим возможность выхода из этого района без риска попасть под удары российской или сирийской авиации».
Гражданскому населению на севере провинции Хомс может быть негде укрыться или некуда уйти по мере развития наступления. Россия должна обеспечить принятие всех разумных мер предосторожности, чтобы оградить гражданское население от опасностей войны и обеспечить всем желающим возможность выхода из этого района без риска попасть под удары российской или сирийской авиации.

Надим Аури

Заместитель директора Хьюман Райтс Вотч по Ближнему Востоку

 
Авиаудары 15 октября были частью операций российских и сирийских ВВС по анклаву на севере провинции Хомс, который контролируется вооруженной оппозицией, для поддержки наземного наступления сирийских правительственных войск и их союзников. По информации Сирийско-Американского медицинского общества, которое работает в стране и обеспечивает доставку помощи в этот анклав, там остается более 50 тыс. гражданских лиц. Несколько городов внутри анклава блокированы сирийской правительственной армией с 2012 г. В условиях отсутствия путей отхода гражданское население подвергается большой опасности, отмечает Хьюман Райтс Вотч.
 
Как указывает созданная Советом ООН по правам человека Комиссия по расследованию событий в Сирии, правительственные силы практикуют в провинции Хомс осадную тактику: «Солдаты на контрольно-пропускных пунктах регулярно прибегают к произвольным арестам, конфискации продовольствия и других предметов первой необходимости и препятствуют получению медицинской помощи больными и ранеными».
 
Местные жители сообщили Хьюман Райтс Вотч, что они считают авиаудары 15 октября российскими, поскольку звук самолетов отличался от сирийских и они летели на значительно большей высоте. Российское информагентство «Интерфакс» со ссылкой на Наблюдательный совет по правам человека в Сирии сообщало, что 15 октября в провинции Хомс российская авиация поддерживала с воздуха наступление сирийских правительственных войск. В репортаже 15 октября с позиций правительственных войск на севере провинции Хомс местный журналист проправительственной радиостанции Sham FM рассказывал о «совместных ударах российской и сирийской авиации» около 06:00 по позициям вооруженных группировок в Ганту, Тер-Маале и других точках оппозиционного анклава.
 
Россия и Сирия должны соблюдать свои обязательства по международному гуманитарному праву, включая запрет ударов по гражданскому населению, требование о заблаговременном предупреждении, по мере возможности, о любых нападениях, которые могут затронуть гражданских лиц, а также обеспечение гуманитарным организациям беспрепятственного допуска, а гражданскому населению – безопасного выхода из населенных пунктов, которые подверглись или могут подвергнуться ударам на севере провинции Хомс, напоминает Хьюман Райтс Вотч.
 
Характер ранений ударной волной и ожогов у пострадавших на видеозаписях и фотографиях из Ганту, устойчиво единообразный характер разрушений и малое число осколочных ранений у погибших указывают на возможное применение объемно-детонирующих боеприпасов («вакуумных бомб»). Обладающие большей мощностью по сравнению с обычными осколочно-фугасными боеприпасами, объемно-детонирующие боеприпасы вызывают значительные разрушения на большой площади и, поэтому, могут иметь неизбирательное действие в населенных районах.
 
Родственники комбатантов, которые являются гражданскими лицами, не относятся к законным военным целям. Если целью удара был местный командир, то вероятность гибели большого числа гражданских лиц в результате применения, как представляется, вакуумной бомбы по жилому дому, превращала бы нападение в несоразмерное и незаконное, отмечает Хьюман Райт Вотч. Нападения, при которых ожидаемые гражданские потери были бы чрезмерны по отношению к искомому военному преимуществу, относятся к серьезным нарушениям гуманитарного права.
 
Опрошенные Хьюман Райтс Вотч местные жители утверждают, что гражданское население не оповещалось об авиаударе. По их словам, единственные предупреждения которые были, – это от сирийских правительственных войск, которые предлагали ССА сдаваться. Законы и обычаи войны обязывают всех участников конфликта делать эффективные заблаговременные предупреждения о нападениях, которые могут затронуть гражданское население, за исключением тех случаев, когда обстоятельства этого не позволяют.
 
Что касается удара по Тер-Маале, то 15 октября сирийское государственное информагентство САНА сообщило о начале наступления правительственных войск в сельских районах северной части провинции Хомс, которому предшествовали «точечные авиаудары» и артподготовка. Агентство обвинило связанную с «Аль-Каидой» «Джебхат-ан-Нусру» в «бойне» в Тер-Маале и «подчеркнуло», что российские и сирийские военные «не стреляют по жителям». Однако из заявлений местных жителей и видеосъемок очевидно, что гражданские лица в Тер-Маале погибли в результате авиаудара.
Относительно цели, по которой наносился удар, ясности нет. Даже если объектом нападения был ранее служивший в сирийской армии Рувад аль-Акса из местных жителей, то, как представляется, оно было совершено с использованием неизбирательного оружия или привело к несоразмерным гражданским потерям и гражданскому ущербу. Неизбирательные или несоразмерные нападения являются серьезными нарушениями законов и обычаев войны, и Россия несет обязательства по расследованию таких случаев. Пострадавшим от нарушений гуманитарного права и их семьям должна оперативно обеспечиваться адекватная компенсация.
 
По информации местной спасательной службы «Гражданская оборона Хомса» и других активистов, население Тер-Маалы на момент удара составляло не менее 30 тыс. человек, значительную часть которых составляли вынужденные переселенцы, поскольку этот городок считался более безопасным, чем другие населенные пункты в этом контролируемом оппозицией анклаве. Российское информагентство «Интерфакс» 15 октября сообщало об ожесточенных боях в Хомсе между оппозицией и сирийскими правительственными войсками. «Мы призываем обеспечить коридор, особенно для наших женщин и детей, – заявил активист из Тер-Маалы Мухаммед Кендж. – В Хомсе люди друг в друга тычутся, пытаясь найти безопасное место, чтобы укрыться, бегают от обстрелов из одного селения в другое. Нам нужен маршрут, по которому можно было бы безопасно вывести гражданское население из Хомса».
Сирийско-Американское медицинское общество, которое поддерживает ряд медицинских пунктов в северной части провинции Хомс, сообщает, что несколько небольших городов в сельской местности в этом районе блокированы сирийскими правительственными войсками, которые почти не пропускают помощь и перекрыли дороги, ведущие за пределы провинции. ООН относит почти весь север провинции Хомс к «труднодоступным территориям», а медики говорят, что гуманитарная и медицинская помощь попадает в сельские районы провинции контрабандой через блокпосты сирийских правительственных войск или за взятки.
 
«В Москве говорят о точечных ударах, но свидетельства и съемки с мест указывают на то, что гибнет много гражданских лиц, – говорит Надим Аури. – России нужно принять все необходимые меры, чтобы оградить население от ударов ее авиации».
 
Подробности авиаударов приводятся ниже.
 
Ганту
Четверо местных активистов, публикующих информацию о событиях в этом районе, и спасатель, который был на месте авиаудара в Ганту, сообщили Хьюман Райтс Вотч, что этот населенный пункт подвергался обстрелам больше 12 часов с 06:00. Они утверждают, что почти все из 46 погибших при попадании ракеты в жилой дом были членами семьи Асаф. Хьюман Райтс Вотч располагает списком погибших и пропавших без вести, среди которых 32 ребенка. По словам активистов, все погибшие были гражданскими лицами. Погибшие приходились родственниками Абу аль-Аббасу, командиру бригады Аль-Сумуд связанного с ССА Движения за освобождение Хомса. Сам Абу аль-Аббас в момент удара находился на позициях.
 
«Вся семья пряталась в бомбоубежище, которое было устроено в подвале, – говорит местный активист Абу Мухаммед, который участвовал в спасательных работах. – Люди пытались откопать оставшихся членов семьи, но кроме завалов и конечностей среди них ничего не было видно».
 
По словам местных жителей, ближайшие боевые позиции находились в двух километрах на северо-запад от жилой застройки, по которой пришелся удар.
На видеозаписях, размещенных в YouTube, видны местные активисты у большой воронки, которая образовалась на месте попадания. Утверждается, что кадры были сняты в Ганту на месте бомбоубежища, засняты разбросанные на земле тела, которые люди закрывают одеялами, а также развороченные внутренние помещения домов. Видно, как люди отчаянно пытаются откапывать жертв из-под завалов, однако это им не удается из-за тяжести обломков.
 
Тер-Маала
По словам спасателей, в Тер-Маале авиаудар был нанесен поблизости от пекарни Аль-Али в оживленном торговом месте. На странице города в Facebook сообщалось, что на месте погибли 12 человек, в том числе один ребенок; еще один человек позднее умер от полученных утром ранений. Местные активисты, которые публикуют информацию о событиях в этом районе, сообщили, что в результате удара, время которого они также указывают как 06:00, погибли хозяин и работники пекарни, а также несколько человек из очереди за хлебом на улице. Хьюман Райтс Вотч ознакомилась с фотографиями 8 из 13 погибших: они были в гражданской одежде, какие-либо признаки принадлежности к вооруженным формированиям отсутствовали. В Facebook сообщалось, что к 21:00 общее число погибших жителей Тер-Маалы достигло 18 – без уточнения, относятся ли эти данные к одному и тому же утреннему удару.
 
Один из спасателей опознал в одном из погибших человека, ранее служившего в сирийской правительственной армии, на видеосъемке последствий удара в YouTube сообщается, что погиб начальник штаба ССА в Тер-Маале. В близкой к «Хезболле» ливанской газете «Аль-Ахад» сообщалось, что в результате удара по Тер-Маале в тот день погиб начальник местного штаба Рувад аль-Акса, он же Абу Ахмед, ранее служивший в сирийской армии.
 
Местные активисты сняли и разместили на YouTube видео нескольких горящих машин и воронки в месте попадания ракеты. В кадре женщины кричат, местные жители спешат грузить раненых в кузова пикапов. Рядом с грудой искореженной арматуры и обломков показан склад, в котором, насколько можно видеть, мешки с мукой.
 
«Когда я добрался туда, то увидел раскиданные трупы, три машины горят, дом один горит, – говорит местный активист, назвавшийся Амиром аль-Насером. – Четыре дома полностью разрушено, тела обгорели, куму-то поотрывало руки-ноги. Опознавали только по одежде. Я видел восемь мертвых, еще много под развалинами было».