Жители разбирают развалины дома, уничтоженного во время контртеррористической операции в селе Новый Агачаул, Дагестан, февраль 2014 г. © 2014 Варвара Пахоменко

(Москва) – Борьба российских властей с вооруженным подпольем в Дагестане сопровождается серьезными нарушениями прав человека, говорится в публикуемом сегодня докладе Хьюман Райтс Вотч. Международная правозащитная организация также указывает на преступления боевиков, в частности нападения на гражданских лиц.

100-страничный доклад  «‘Война без войны’. Нарушения прав человека в ходе борьбы российских властей с вооруженным подпольем в Дагестане» и сопровождающий его видеосюжет документируют как нарушения со стороны силовых структур, так и ряд преступлений со стороны боевиков в Дагестане в 2012 – 2014 гг. Нарушения рассматриваются в контексте отношения властей к последователям салафитского ислама – фундаменталистского течения в суннизме, которое получает все более широкое распространение в республике. Силовые структуры фактически рассматривают салафитов в качестве подозреваемых вне зависимости от наличия оснований, которые позволяли бы вменять им совершение конкретного преступления.

«Салафиты в Дагестане подвергаются жесткому прессингу со стороны силовиков, - говорит Таня Локшина, программный директор по России Хьюман Райтс Вотч. – Эта порочная практика приводит к маргинализации салафитских общин, у представителей которых формируется устойчивое недоверие к властям. Последнее, в свою очередь, играет на руку вооруженному подполью».

Россия: Нарушения в ходе борьбы властей с вооруженным подпольем в Дагестане

Систематические преследования и произвол в отношении мусульман-салафитов

В 2012 – 2015 гг. Хьюман Райтс Вотч проинтервьюировала в Дагестане около 80 человек, среди которых были пострадавшие от произвола силовиков, их родственники, сотрудники полиции, чиновники разного уровня, правозащитники и журналисты.

Правоохранительные органы ставят салафитов на «профилактический» учет, который в обиходе именуется «вах-учетом» (салафизм часто называют «ваххабизмом», некорректно используя этот термин как синоним с негативным подтекстом). Лица, состоящие на таком учете, постоянно и без видимых причин подвергаются задержанию, допросу, фотографированию, дактилоскопированию, а иногда – принудительному взятию образцов ДНК.

Один из состоящий на учете жителей Дагестана объяснял Хьюман Райтс Вотч: «Тебя постоянно забирают [в полицию] …, каждый раз одни и те же вопросы: куда направляешься, с какой целью, как относишься к ваххабизму. Один [сотрудник полиции], помню, все ком мне приставал: ‘А ты почему еще не в лесу? … Почему не с ними [боевиками]?’ Такое ощущение, что они реально подталкивают меня, буквально гонят в лес. Прохода не дают. И со многими другими [знакомыми] то же самое происходит».

В докладе также приводится подробно задокументировано несколько контртеррористических операций, сопровождавшихся масштабным уничтожением или повреждением гражданского имущества, за которое люди не получили достойной или вообще никакой компенсации.

В 2013 г. силовики сравняли с землей некоторые домовладения и нанесли серьезный ущерб инфраструктуре в селе Гимры – за те десять дней, пока жители были принудительно эвакуированы. После этого в течение нескольких недель в село не пускали ни журналистов, ни правозащитников.

Во время длительной спецоперации в поселке Временный в 2014 г. силовики согнали сотни людей в импровизированный «фильтрационный пункт» для проверки документов и взятия объяснений, после чего выгнали из поселка практически все взрослое мужское население, а затем постепенно вытеснили оставшихся жителей. Временный долгое время оставался заблокированным. Когда люди, наконец, смогли вернуться, то обнаружили десятки домов уничтоженными или сильно поврежденными, а инфраструктуру разрушенной настолько, что поселок стал непригоден для жизни.

«Необходимость противостояния вооруженному подполью и обеспечения безопасности не вызывает никаких вопросов, - говорит Таня Локшина. – Но серьезные вопросы вызывает то, что власти под флагом обеспечения безопасности зачастую действуют противоправно и игнорируют свои обязательства в сфере прав человека».

В докладе задокументирован ряд случаев задержания с применением избыточной силы федеральными и местными силовиками подозреваемых, которые после этого становились жертвами насильственного исчезновения или содержались в полной изоляции в неустановленных, неизвестных членам их семей местах без доступа к адвокату. Некоторых задержанных в полиции избивали с целью принуждения к признанию или к сообщению информации. Адвокаты и правозащитники, которые занимаются делами лиц, попавшими под контртеррористические мероприятия, а также журналисты, которые пишут о таких делах, сталкиваются с серьезнейшими препятствиями в своей работе со стороны властей и даже с угрозой жизни и физической неприкосновенности.

Что касается тактики действий вооруженного подполья, то боевики нападают на сотрудников силовых структур, устраивают покушения на представителей власти и неизбирательные нападения на население. В докладе задокументированы два двойных теракта с участием смертников, в результате которых пострадали гражданские лица, а также убийства (предположительно - боевиками) двух имамов, которые осуждали идеологию и методы радикальных исламистов.

Российские власти должно незамедлительно обеспечить права человека и приверженность законности при противостоянии вооруженному подполью в Дагестане, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Необходимо также обеспечить нормальные условия для работы в регионе журналистов, адвокатов и правозащитников.

«Нападения боевиков на граждан, должностных лиц и сотрудников силовых структур – это тяжкие преступления, и виновные должны быть приведены к ответственности, - говорит Таня Локшина. – Но нельзя оправдывать борьбой с этими преступлениями нарушения основных прав и свобод».