Дом семьи Мадаш Байдулаевой в селе Янди, сожженный силовиками в ночь с 6 на 7 декабря, через два дня после нападения боевиков на Грозный. Семье не позволили потушить пламя, и дом выгорел полностью. Один из сыновей Мадаш Байдулаевой является участником вооруженного подполья.

© Правозащитный центр «Мемориал», 9 декабря 2014

«Если боевик в Чечне совершит убийство сотрудника полиции или иного человека, семья боевика будет немедленно выдворена за пределы Чечни без права возвращения, а дом снесен вместе с фундаментом».

Эти слова главы Чечни Рамзана Кадырова в Инстаграме на прошлой неделе свидетельствуют о возвращении к массовой практике коллективного наказания после недавнего, нашумевшего нападения боевиков на Грозный – первого за долгое время. «Я официально заявляю, что пришел конец времени, когда говорили, что родители не отвечают за поступки сыновей или дочерей», - заявил Кадыров. И это заявление не оставляет сомнений в серьезности намерений чеченского лидера. За последние несколько дней Хьюман Райтс Вотч получила информацию о, по меньшей мере, шести случаях карательных поджогов домов в Чечне. У всех пострадавших семей кто-то из близких родственников связан с вооруженным подпольем.

Кадыров не впервые пытается воздействовать на боевиков путем незаконного наказания родителей. Коллективное наказание семей предполагаемых участников вооруженного подполья в форме притеснений, произвольных задержаний, пыток и уничтожения имущества на протяжении всего последнего десятилетия оставалось отличительной чертой контртеррористической политики в Чечне. В период предыдущей волны карательных поджогов в июне 2008 – июне 2009 гг. Хьюман Райтс Вотч была собрана информация по 27 таким эпизодам в различных районах республики. Тринадцать из них были детально задокументированы нами в докладе «Расплата за детей: поджоги домов в Чечне как средство коллективного наказания».

Тогда поджоги домов происходили на фоне заявлений республиканских руководителей, включая лично Рамзана Кадырова, о том, что семьи боевиков, которые не смогут или не захотят уговорить родственников «выйти из леса», должны понести наказание. При этом со стороны федерального центра не последовало никаких шагов, чтобы одернуть руководство республики или привлечь кого-то к ответственности. С осени 2009 года волна поджогов пошла на спад. Не исключено, что свою роль в этом сыграла возмущенная реакция со стороны правозащитных организаций и СМИ.

Нынешние заявления Рамзана Кадырова  носят гораздо более угрожающий и недвусмысленный характер, чем то, что говорилось руководством республики пять лет назад. Слова Кадырова нельзя рассматривать никак иначе, чем инструкцию к действию, фактический приказ подконтрольным ему силовикам без суда и следствия выгонять людей на улицу и сносить их дома. В результате этого приказа в ближайшее время по всей республике местными силовиками могут быть сожжены десятки домов. Публичный призыв главы республики к совершению массовых преступных действий неприемлем ни при каких обстоятельствах и требуют немедленного и жесткого реагирования со стороны федерального центра. Любой публичный призыв к прямому посягательству на гражданских лиц в Чечне должен немедленно пресекаться российскими властями, так как идет в разрез и с законодательством и с международно-правовыми обязательствами РФ.