Пророссийские сепаратисты охраняют КПП неподалеку от деревни Кременец рядом с Донецком, на востоке Украины, 4 сентября 2014 года.

© 2014 Reuters

(Берлин) – Ополченцы на востоке Украины забирают гражданских лиц за якобы нарушение общественного порядка и задействуют их для принудительных работ, сообщает Хьюман Райтс Вотч. Как представляется, ополченцы таким образом получают в свое распоряжение бесплатную рабочую силу.

Некоторые гражданские лица, задействованные в принудительном труде, подвергаются побоям или другому жестокому и унижающему достоинство обращению. В ряде документированных нами случаев их заставляли работать на блокпостах и вблизи зоны боевых действий, подвергая риску ранения или гибели.

«Боевики на востоке Украины должны прекратить практику ‘штрафных бригад’ и не подвергать гражданских лиц опасностям войны, - говорит Хью Уильямсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – И первое, и второе –  серьезные нарушения гуманитарного права».

В середине августа в Донецке Хьюман Райтс Вотч проинтервьюировала нескольких человек, которые побывали на «исправительных работах», родственников «штарфников», а также представителя самопровозглашенной Донецкой Народной Республики (ДНР). Все они рассказывали, что за нарушение комендантского часа, распитие спиртного в общественных местах, употребление наркотических средств и другие мелкие провинности можно получить до 30 суток «исправительных работ». Мы также сами несколько раз наблюдали такие «бригады», задействованные на блокпостах.

В двух документированных нами случаях гражданских лиц отправляли на «исправительные работы» за распитие пива в общественном месте. «Штрафные бригады» выполняют самые различные работы, связанные с физическим трудом, такие как набивка мешков песком на блокпостах, уборка мусора, рытье окопов и работа на кухне. Люди, побывавшие на «исправительных работах», рассказывали нам, что они находились вблизи зоны боевых действий, и описывали свою работу как опасную. И они сами, и родственники таких людей в интервью Хьюман Райтс Вотч отмечали, что эта практика широко распространена в регионе и за неподчинение «наказанным» угрожают расстрелом.

Выявленные нами факты в целом совпадают с информацией, опубликованной в The New York Times, где, в частности, приводились слова командира на блокпосту, признавшего, что все работающие под его надзором люди получили по 15 суток «исправительных работ» за то, что «причинили вред обществу».

По словам проинтервьюированного нами представителя ДНР, который предпочел остаться анонимным, от 7 до 30 суток «исправительных работ» дают за незначительные нарушения, и для назначения этого наказания не требуется судебного разбирательства. Он пояснил, что к рытью окопов, уборке баз и выполнению физических работ на блокпостах иногда привлекаются и подозреваемые в совершении серьезных преступлений. Работа на пользу ДНР, как он утверждал, это шанс «искупить вину». О принуждении к труду Хьюман Райтс Вотч рассказывали и несколько проукраинских активистов, которые подвергались пыткам после захвата ополченцами.

«Принудительный труд – это всего лишь одно из многих серьезных нарушений, которым подвергаются лица, захватываемые на востоке Украины», - отмечает Хью Уильямсон.

Александр (имя изменено) рассказал Хьюман Райтс Вотч, что 15 августа 2014 г. ополченцы забрали на автобусной остановке в центре Донецка его 25-летнего племянника, у которого в руке была открытая бутылка пива. На следующий день Александр, который искал племянника по всему городу, пришел к зданию СБУ, где представители ДНР ежедневно зачитывают списки задержанных. Услышав фамилию племянника, Александр выяснил, что тот будет отправлен на 10 – 30 суток «исправительных работ» - рыть окопы.

Михаил (имя изменено) рассказал Хьюман Райтс Вотч, что ополченцы забрали его сына Дмитрия 13 августа вскоре после полуночи, когда тот возвращался со свидания. Ему вменили нарушение комендантского часа, введенного в Донецке с 23:00 до 06:00, и доставили в штаб ополченцев. Представитель ДНР сообщил Михаилу, что его сыну назначили 15 суток «исправительных работ».

21-летний Антон (имя изменено), который был на «исправительных работах» с 22 июля по 1 августа, рассказал Хьюман Райтс Вотч:

Они [вооруженные ополченцы] забрали меня ночью. Я возвращался домой и был немного нетрезв. Меня избили, отвезли в ОГА [облгосадминистрацию в Донецке], там еще добавили. В конце концов, отправили в эту бригаду с десятком других таких же, типа, нарушителей. Мы разную работу выполняли: мешки песком набивали, мусор убирали, где-то убирались. На блокпостах реально страшно было: рядом стреляют.

28-летнего студента Юрия (имя изменено) ополченцы забрали в середине июля - на улице с открытой банкой пива. Он рассказал Хьюман Райтс Вотч, что шесть суток пробыл на «исправительных работах» в небольшой бригаде на блокпосту в селе Первомайское к юго-западу от Донецка и в 10 км от Карловки, где в тот момент проходила линия соприкосновения между правительственными силами и ополченцами:

Пока я там был, блокпост два раза обстреливали. Когда начинался обстрел, ополченцы говорили нам, куда бежать, где прятаться и как укрываться от обстрела… Мне кажется, им просто рабочие руки нужны были. Через два дня, как я туда попал, еще двоих привезли: распивали пиво во время комендантского часа. У них синяки были. Они мне рассказывали, что их били [в штабе ополченцев], требовали, чтобы они признались, что наркоманы… Мне повезло – меня самого не били… Но эти работы – страшное дело. Убить может, если блокпост обстреливать будут, рядом все время обстрел слышен…

Международное гуманитарное право разрешает сторонам конфликта при определенных условиях привлекать гражданских лиц к обязательным работам. Однако это не должно сопровождаться нарушениями, и труд должен быть оплачиваемым, а выполняемые работы не должны иметь непосредственного отношения к военным действиям. Эти требования применяются вне зависимости от того, идет ли речь о задержанных или свободных гражданских лицах.

«Если руководство ополченцев на востоке Украины хоть в какой-то степени намерено соблюдать законы и обычаи войны, то оно должно положить конец этой произвольной и опасной практике принудительного труда», - отмечает Хью Уильямсон.