Video screenshot shows government soldiers and civilian contractors overseeing the demolition of a seven story residential apartment building with controlled explosions in the Zahirat neighborhood of Damascus. Video recorded late September 2012.

Source: YouTube

Спутниковые снимки, свидетельства очевидцев, видео- и фотоматериалы указывают на то, что сирийские власти в 2012 – 2013 гг. преднамеренно и незаконно снесли тысячи жилых домов в Дамаске и Хаме, говорится в публикуемом сегодня докладе Хьюман Райтс Вотч.

38-страничный доклад «Сравнять с землей: Незаконное уничтожение жилых кварталов в Сирии в 2012 – 2013 гг.» документирует семь эпизодов массового уничтожения застройки с использованием взрывчатки и бульдозеров в нарушение законов и обычаев войны. Хьюман Райтс Вотч установлено, что эти действия либо не были продиктованы военной необходимостью и представлялись направленными на сознательное наказание гражданского населения, либо приводили к несоразмерному ущербу для гражданского населения.

«Когда целые кварталы стирают с лица земли – это мало похоже за законную военную тактику, - говорит Уле Солванг, исследователь Хьюман Райтс Вотч по чрезвычайным ситуациям. – Эти случаи незаконного уничтожения застройки служат очередным дополнением длинного списка военных преступлений сирийского правительства».

Правительство Сирии, как участник «Женевы-2», должно взять на себя обязательство немедленно прекратить уничтожение застройки, нарушающее международное право, и обеспечить жертвам компенсацию и альтернативное жилье, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Совет Безопасности ООН должен передать сирийское досье Международному уголовному суду (МУС).

Семь документированных Хьюман Райтс Вотч эпизодов имели место в период с июля 2012 г. по июль 2013 г. в Хаме (районы Маша-аль-Арбин и Вади-аль-Джуз) и Дамаске с пригородами (Кабун, Тадамун, Барза, военный аэропорт Мезза, Харран-аль-Авамид).

По результатам анализа спутниковых снимков, общая площадь уничтоженной застройки составляет по меньшей мере 145 га – около 200 футбольных полей. Многие здания представляли собой многоквартирные дома в несколько этажей, иногда – до восьми. В результате без крова остались тысячи семей. Все пострадавшие кварталы считались преимущественно оплотами оппозиции, как властями, так и проинтервьюированными Хьюман Райтс Вотч свидетелями.

Государственные чиновники и проправительственные СМИ утверждают, что снос застройки производился в рамках упорядочения городской планировки или ликвидации незаконных строений. Однако распоряжались сносом военные, и работам нередко предшествовали бои в данном месте между правительственными силами и оппозицией. Насколько Хьюман Райтс Вотч удалось установить, в преимущественно проправительственных кварталах аналогичного сноса не производилось, хотя многие строения там, как утверждается, также возведены без необходимых разрешений.

Эти обстоятельства, а также свидетельства очевидцев и отдельные откровения правительственных чиновников в СМИ указывают на то, что снос в каждом случае был так или иначе связан с вооруженным конфликтом и либо не был продиктован военной необходимостью и представлялся направленным на сознательное наказание гражданского населения, либо приводил к несоразмерному ущербу для гражданского населения в нарушение законов и обычаев войны.

Женщина, которая жила рядом со снесенным кварталом Вади-аль-Джуз (Хама), рассказала Хьюман Райтс Вотч: «После сноса Вади-аль-Джуз армия пришла к нам с мегафонами. Сказали, что если отсюда хоть одна пуля прилетит, - нас тоже раскатают, как Вади-аль-Джуз и Маша-аль-Арбин».

Несколько владельцев снесенных домов утверждали, что вопреки заявлениям властей у них имелась вся разрешительная документация.

Комментируя вопрос о сносе в интервью международному журналисту в октябре 2012 г., губернатор столичной провинции Хусейн Махлуф также прямо заявил, что без этого невозможно очистить тот или иной район от боевиков.

В некоторых случаях застройка уничтожалась вокруг правительственных объектов военного или стратегического характера, которые подвергались атакам оппозиции. У властей могли быть определенные основания для некоторых точечных мер по защите военных или стратегических объектов, однако уничтожение сотен жилых домов, иногда – за несколько километров, представляется несоразмерным и нарушающим междунраодное право.

Местные жители рассказывали Хьюман Райтс Вотч, что правительственные силы заблаговременно или вообще не предупреждали и сносе, вследствие чего они не успевали спасти большую часть имущества. Владельцы, опрошенные Хьюман Райтс Вотч, также утверждали, что не получали никакой компенсации.

Владелец ресторана в Кабуне (Дамаск) рассказал Хьюман Райтс Вотч, что как-то утром без предупреждения появились силы безопасности с бульдозерами и приказали убираться: «Когда я спросил почему, солдат ответил «никаких вопросов», а то меня заберут».

По словам этого человека, ему не разрешили ничего забрать из ресторана и выгнали пешим, заставив бросить мотоцикл: «Пока я уходил – оглянулся, вижу, как бульдозер мое заведение сносит. Его еще дед мой открыл много лет назад. Я сам лично восемь лет управлял. У меня на глазах весь труд нашей семьи за секунду прахом пошел».

Доклад основан на детальном анализе 15 коммерческих спутниковых снимков «сверхвысокого разрешения» и на интервью с 16 очевидцами сноса и владельцами уничтоженных зданий. Хьюман Райтс Вотч также анализировались сообщения СМИ, правительственные распоряжения и видеозаписи сноса и его последствий, размещенные на YouTube.

«Ссылки правительства на упорядочение городской планировки в разгар кровавого конфликта никого не должны вводить в заблуждение, - говорит Уле Солванг. – Это было коллективное наказание кварталов, подозреваемых в поддержке мятежников. Передачей сирийского досье в МУС Совет Безопасности ООН должен послать ясный сигнал о том, что заметание следов и ссылки на иммунитет государства не смогут лишить жертв правосудия».