(Берлин, 6 декабря 2013 г.) – 8 декабря 2013 г., когда отмечается 21-я годовщина принятия Конституции Узбекистана, правительство должно освободить всех лиц, лишенных свободы по политически мотивированным обвинениям, и обещать покончить с пытками. Такие шаги продемонстрировали бы подлинную приверженность активно рекламируемому процессу реформ в Узбекистане.

«Журналисты, правозащитники, писатели, оппозиционеры и верующие томятся за решеткой из-за своей мирной деятельности, и многие из них подверглись пыткам или недозволенному обращению, - говорит Стив Свердлов, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии. – Освободить политзаключенных в День Конституции – это шанс для президента Ислама Каримова показать, что он всерьез настроен на реформы».

Власти Узбекистана регулярно объявляют к Дню Конституции амнистию, которая может охватывать тысячи заключенных. Под такую амнистию обычно подпадают осужденные за нетяжкие преступления, а также отдельные категории: подростки, женщины и люди старше 60 лет. Однако тех, кто лишен свободы по политически мотивированным обвинениям, почти никогда не освобождают. Политзаключенным, которые при других обстоятельствах могли бы быть амнистированы, год за годом отказывают за якобы нарушения правил внутреннего распорядка. Такие нарушения могут включать молитву вслух и ношение белой рубашки. Даже если их освобождают, условия амнистии не затрагивают судимость.

В прошлом месяце Комитет ООН против пыток, состоящий из 10 независимых экспертов, который отслеживает соблюдение государствами Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, выразил обеспокоенность «многочисленными, продолжающимися и последовательными заявлениями» о пытках и недозволенном обращении в Узбекистане. Комитет также отметил, что в 2011 г. Европейский суд по правам человека установил, что пытки и недозволенное обращение в Узбекистане являются «‘систематическими’, ‘безнаказанными’ и ‘поощряются’ сотрудниками правоохранительных органов и госбезопасности».

В числе рекомендаций комитет призвал Узбекистан безотлагательно провести «оперативные, беспристрастные и эффективные расследования всех заявлений о пытках и недозволенном обращении и привлечь к судебному преследованию и наказать всех виновных», а также «обеспечить публичное и недвусмысленное осуждение высокопоставленными должностными лицами пыток в любой форме, адресовав это в особенности сотрудникам полиции и персоналу тюремных учреждений».

Комитет также выразил обеспокоенность положением «правозащитников, лишенных свободы и подвергшихся пыткам и другому недозволенному обращению». Одним из них является Азам Формонов – известный правозащитник, с 2006 г. отбывающий срок в Джаслыкской колонии Узбекистана. Его адвокат и родственники заявили Хьюман Райтс Вотч, что он неоднократно подвергался пыткам: сначала – в предварительном заключении в 2006 г., затем – в первые годы в колонии. В частности, в январе 2008 г., когда температура опускалась до –20, его 23 дня держали в карцере без верхней одежды и в наручниках. В 2011 г. его связали и избили за отказ подписывать документ о том, что он никогда не подвергался пыткам. Его также неоднократно переводили в колонию в Нукусе, когда администрации становилось известно о предстоящем посещении Джаслыка делегатами Международного комитета Красного Креста.

«Разгромное заключение ООН подчеркивает срочную необходимость серьезного давления на правительство Узбекистана в интересах исправления вопиющей ситуации с правами человека, - говорит Стив Свердлов. – Международные партнеры должны подталкивать правительство Узбекистана к реализации ооновских рекомендаций. День Конституции мог бы стать подходящим моментом для начала».

За решеткой исключительно за свою законную правозащитную деятельность находятся правозащитники Солиджон Абдурахманов, Азам Формонов, Мехринисо Хамдамова, Зулхумор Хамдамова, Исроилджон Холдаров, Носим Исаков, Гайбулло Джалилов, Турабой Джурабоев, Абдурасул Худойназаров, Ганихон Маматханов, Чуян Маматкулов, Зафарджон Рахимов, Юлдаш Расулов, Бобомурод Раззаков, Дилмурод Саидов, Нематджон Сиддиков, Акзам Тургунов. Журналиста Джамшида Каримова, как сообщалось, в 2011 г. выпустили из психиатрического стационара, куда он был отправлен на принудительное лечение, однако через несколько месяцев после освобождения сообщалось о его исчезновении, в связи с чем возникают опасения, что он мог быть вновь задержан и содержится в полной изоляции.

К числу других известных писателей, интеллектуалов и оппозиционеров, оказавшихся за решеткой по политически мотивированным обвинениям, принадлежат Мухаммад Бекджанов, Батырбек Эшкузиев, Рухиддин Фахруддинов, Хайрулло Хамидов, Бахром Ибрагимов, Мурод Джураев, Даврон Кабилов, Матлюба Каримова, Самандар Куканов, Гайрат Мехлибоев, Эркин Мусаев, Юсуф Рузимурадов, Кудратбек Расулов, Рустам Усманов, Равшанбек Вафоев, Акрам Юлдашев.

24 человека из лишенных свободы по политически мотивированным обвинениям испытывают серьезные проблемы со здоровьем, по меньшей мере столько же подверглись за решеткой пыткам или недозволенному обращению.

Власти Узбекистана должны дать указание о немедленном расследовании всех заявлений о пытках лиц, лишенных свободы по политически мотивированным обвинениям, разрешить пересмотр закрытых слушаний, на которых политзаключенным продлевался срок, и обеспечить всем лицам, лишенным свободы, доступ к необходимой медицинской помощи и свидания с родственниками, на которые они имеют право по международным нормам о правах человека, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

Помимо вышеперечисленных активистов, правительство Узбекистана отправило за решетку тысячи независимых мусульман и других верующих, чья религиозная практика лежит вне установленных государством жестких рамок, или которые принадлежат к незарегистрированным религиозным организациям, по широким и неконкретным обвинениям в так называемом «религиозном экстремизме», «посягательстве на конституционных строй» и хранении «нелегальной религиозной литературы».

В 2013 г. власти Узбекистана отправили за решетку по меньшей мере еще трех активистов. Это Бобомурод Раззаков, представитель правозащитной организации «Эзгулик» («Сострадание») в Бухаре; Нематджон Сиддиков, член Правозащитного альянса Узбекистана в Ферганской долине; Турабой Джурабоев, джизакский правозащитник, неоднократно выступавший на Радио Озодлик (узбекской службе Радио Свобода). Кудратбек Расулов из оппозиционного политического Народного движения Узбекистана в октябре 2013 г. был задержан по неизвестным обвинениям и остается под стражей. Никто из них не причастен к насилию.

Правительство Узбекистана на протяжении 11 лет не пускает в страну 11 экспертов ООН, запросивших посещение, в том числе спецдокладчиков ООН по правозащитникам и по пыткам, а также не выполняет рекомендаций различных экспертных органов. В апреле из-за отсутствия сотрудничества со стороны правительства Международный комитет Красного Креста был вынужден свернуть свою программу посещения мест лишения свободы.

Власти Узбекистана также отказывают в регистрации местным независимым правозащитным группам и вынудили свернуть работу в стране целый ряд международных организаций и СМИ, включая Хьюман Райтс Вотч, которой пришлось закрыть свой ташкентский офис в марте 2011 г. Комитет против пыток в своих заключительных замечаниях призвал правительство Узбекистана изменить законодательство и политику, с тем чтобы содействовать возобновлению деятельности, открытию доступа и полноценному функционированию независимых местных и международных правозащитных и гуманитарных организаций.