Фотографии Сноудена, бывшего сотрудника АНБ, и президента Барака Обамы на первых страницах издающихся в Гонконге газет на английском и китайском языках.

© 2013 Reuters

(Вашингтон, округ Колумбия, 4 июля 2013 г.) – сегодня Хьюман Райтс Вотч распространила следующее заявление по поводу запроса бывшего сотрудника-контрактника Агентства национальной безопасности Эдварда Сноудена к ряду государств о предоставлении ему политического убежища.

Разглашенные Эдвардом Сноуденом сведения о том, что Соединенные Штаты и Соединенное Королевство осуществляют масштабную слежку за обменом информацией в сети, свидетельствуют о серьезном нарушении права на неприкосновенность частной жизни. Если эти сведения соответствуют действительности, то речь идет о сборе данных о контактах, общении и передвижениях миллионов людей, которые не являются подозреваемыми в совершении противозаконных действиях и не рассматриваются как носители угрозы. Такого рода неизбирательный сбор данных сам по себе является чрезмерен. И то, что в будущем эта практика гипотетически может оказаться полезной с точки зрения защиты от потенциальной опасности, грозящей государствам, не оправдывает ее применения.

Действующее законодательство во многих случаях криминализирует разглашение секретных сведений государственными служащими и лицами, работающими на правительство. Но международное право признает, что в некоторых случаях раскрытие служебных тайн может быть оправдано общественным интересом. В частности, это может оказаться необходимым для разоблачения серьезных нарушений прав человека (в том числе необоснованной слежки) и для защиты этих прав. Международные «Принципы национальной безопасности и права на информацию» (Global Principles on National Security and The Right to Information) устанавливают ряд условий, при которых власти обязаны защищать от наказания лиц, разглашающих сведения, относящиеся к сфере национальной безопасности, если эти сведения затрагивают общественные интересы.

Однако американская система защиты лиц, разглашающих секретные служебные сведения, в значительной степени не соответствует этим требованиям, в тех случаях, когда дело касается разоблачения злоупотреблений в сфере национальной безопасности. Законодательство Соединенных Штатов не обеспечивает такого рода разоблачителям адекватную защиту от репрессий или наказания за разглашение секретной информации, сделанное в общественных интересах.

Федеральный суд США выдвинул против Сноудена ряд обвинений, часть из которых предусматривает длительные сроки заключения. В том числе речь идет и об обвинениях на основании Акта о борьбе со шпионской деятельностью (USEspionageAct). Интерпретация этого расплывчатого закона правительством Соединенных Штатов противоречит международному законодательству по правам человека: правительство США не делает исключений для лиц, которые сообщают секретные сведения исключительной общественной важности, и не обеспечивает этим лицам адекватной защиты.

Существует слишком мало прецедентов для того, чтобы предположить, каким образом в данном случае американский суд истолкует Акт о борьбе со шпионской деятельностью. Но в прошлом правительство США не раз утверждало, что в соответствии с данным законом не требуется доказывать, среди прочего, имел ли информатор намерение нанести ущерб национальным интересам или же публикация соответствующей информации стала причиной реального вреда.

Таким образом, Сноуден может претендовать на предоставление политического убежища на том основании, что в случае возвращения в США ему грозит серьезная опасность из-за его политических взглядов, а именно его убеждения, что общественность должна быть поставлена в известность о массированном посягательстве властей на неприкосновенность частной жизни. Он может ссылаться на то, что коль скоро закон не делает исключений для лиц, разоблачающих секретную информацию в общественных интересах, не обеспечивает им надежной защиты и не гарантирует безопасности. Соответственно, перспектива судебного преследования и вероятность сурового приговора представляют для него серьезную угрозу, в том смысле, в каком это понимается международным правом по беженцам.

Помимо этого, условия содержания в американских тюрьмах как подследственных, содержащихся под стражей до суда, так и отбывающих наказание заключенных, могут быть тяжелыми и включать длительное одиночное заключение и другие ограничения контактов. Любая страна, рассматривающая требование Соединенных Штатов об экстрадиции Сноудена, должна проанализировать подвергнется ли он риску жестокого, бесчеловечного или же унижающего человеческое достоинство обращения в случае его возвращения в США для судебного разбирательства.

Любая страна, в которой Сноуден просит политического убежища, должна рассмотреть его обращение справедливо и непредвзято и защитить его права в соответствии с международным правом. Вполне возможно, что некоторые государства, сопротивляющиеся давлению Соединенных Штатов в вопросе о выдаче Сноудена для предания его суду, сами находятся на плохом счету в плане защиты критиков власти на национальном уровне. Но из этого отнюдь не следует, что в случае Сноудена у них есть основания игнорировать требования международного права по беженцам.

Любая страна, выступающая в защиту Сноудена, должна обеспечить своим собственным гражданам, будь то критики власти или разоблачители секретной информации, право на свободу слова и право на свободу информации. А Соединенным Штатам не следует забывать о том, что в течение многих десятилетий они предоставляли политическое убежище людям, подвергавшимся жестокому преследованию за критику властей у себя на родине. Соответственно США не следует применять двойные стандарты, противодействуя другим правительствам, готовым предоставить политическое убежище Сноудену.