(Нью-Йорк) - Кофи Аннан должен оказать давление на правительство Сирии, чтобы в страну была допущена комиссия ООН по расследованию убийств по меньшей мере 108 жителей города Хула 25 мая 2012 года, говорится в опубликованном сегодня заявлении Хьюман Райтс Вотч в преддверии визита специального уполномоченного ООН в Дамаск. Сирийское правительство до сих пор отказывает ооновской комиссии  во въезде. Хьюман Райтс Вотч также повторяет призыв к Совету Безопасности ООН передать досье Сирии в Международный уголовный суд (МУС).

После визита 26 мая в Хулу, район, состоящий из нескольких деревень в 20 километрах к северо-западу от непокорного города Хомс, наблюдатели ООН подтвердили факт убийств и осудили «жестокую трагедию».  Глава миссии ООН по наблюдению за прекращением огня в Сирии, генерал-майор Роберт Муд, сообщил СМИ, что некоторые погибли в результате артобстрела, а другие были убиты с близкого расстояния. При этом Муд не возложил на каких бы то ни было акторов ответственность за убийства в упор. По словам выживших жителей, опрошенных Хьюман Райтс Вотч, и местных активистов, 25 мая сирийская армия обстреляла район, а вооруженные люди в военной форме врывались в дома на окраинах города и убивали целые семьи.

Все свидетели утверждают, что вооруженные бойцы выступали на стороне правительства, но не знают, были ли они солдатами сирийской армии или членами подконтрольной официальному Дамаску вооруженной группировки, известной как "шабиха". Деревни района Хула, населенные в основном суннитами, окружены алавитскими и шиитскими деревнями, и религиозная напряженность возросла еще в прошлом году. На пресс-конференции 27 мая пресс-секретарь сирийского министерства иностранных дел категорически отрицал ответственность армии за убийства и объявил, что правительство сформировало военно-судебную комиссию по расследованию событий в городе Хула.

«Сирийская военная комиссия не может провести достоверное расследование этого ужасающего преступления, но большое количество данных указывает на то, что именно проправительственные силы несут за него ответственность, - говорит Сара Ли Уитсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Ближнему Востоку и Северной Африке - Аннан должен настаивать на том, чтобы Сирия предоставила комиссии ООН доступ к расследованию этого и других тяжких преступлений».

 

Местные жители, включая свидетелей убийств, описали Хьюман Райтс Вотч, как проходило нападение на Хулу. В полдень 25 мая протестующие собрались в Талду, самом крупном селе Хулы. По описанию свидетеля, около 14:00 солдаты с контрольно-пропускного пункта армии открыли огонь, чтобы разогнать протестующих, находившихся рядом, но он не знает, был ли кто-то ранен или убит в тот момент. Активист оппозиции из Хулы сообщил Хьюман Райтс Вотч, что вооруженные оппозиционеры впоследствии напали на тот контрольно-пропускной пункт, из которого велась стрельба, на что сирийская армия ответила интенсивным обстрелом различных районов Хулы.

Рассказ жителя Талду представителю Хьюман Райтс Вотч:

 

Примерно в 14:30 армия, находившаяся на окраинах деревни, начала обстрел района. Сначала они использовали танки, но через несколько часов начали использовать минометы. Обстрел шел со стороны училища ВВС, расположенного на вьезде в Хулу. Примерно в 19:00 обстрелы усилились, и целые здания тряслись. Армия начала стрелять какими-то ракетами, от которых сотрясался весь район.

Примерно в 6:30 вечера, как раз когда обстрелы районов Хулы усилились, вооруженные боевики в военной форме напали на дома, расположенные на окраине города, на дороге, ведущей к хульской плотине, сообщили Хьюман Райтс Вотч три человека, оставшихся в живых. Большинство погибших принадлежало к семье Абдул Разак. Местные активисты предоставили Хьюман Райтс Вотч список из 62 погибших членов семьи Абдул Разак. По словам пострадавших, их семья владеет землей и фермами рядом с национальной водяной компанией и плотиной в Талду и живет в восьми или девяти домах по соседству, по две семьи в каждом доме.

Пожилая женщина из семьи Абдул Разак, пережившая нападение, рассказала Хьюман Райтс Вотч:

 

Я была в доме с тремя внуками, тремя внучками, золовкой , дочерью, невесткой и двоюродным братом. [25 мая] около 18:30, до захода солнца, мы услышали выстрелы. Я была одна в комнате, когда услышала незнакомый голос. Какой-то человек кричал на мою семью. Я спряталась за дверью. Потом увидела другого мужчину, который стоял снаружи, у входной двери, и еще одого внутри дома. Они были одеты по-военному. Я не видела их лиц. Я решила, что они хотят обыскать дом. Они вошли в дом, а я и не слышала, потому что мы никогда не запираем двери. Через три минуты, вся моя семья стала кричать.  Дети, все в возрасте от 10 до 14 лет, плакали. Я опустилась на пол и стала ползти, чтобы увидеть, что происходит. Когда я подползла ла к двери, я услышала несколько выстрелов. Я слышала, как солдаты уходят. Я выглянула из комнаты и увидела, что все мти родные расстреляны. Они были убиты выстрелами в тела и головы. Я боялась подойти посмотреть, может кто-то еще жив. И продолжала ползти, пока не добралась до задней двери. Я выбралась на улицу и убежала. Я была в шоке, поэтому не знаю, что было потом.

Десятилетний мальчик из семьи Абдул Разак, рассказал Хьюман Райтс Вотч, что он видел как люди в военной форме застрелили его 13-летнего друга:

 

Я был дома с матерью, двоюродными братьями и теткой. Вдруг я услышал выстрелы. Я никогда раньше не слышал так много выстрелов. Мама схватила меня и увела в сарай, чтобы спрятаться. Я слышал, как мужчины громко кричали. Я слышал, как люди плакали, особенно женщины. Иногда я выглядывал в окно, но боялся, как бы меня не заметили. Мужчины, одетые в [форму], как солдаты в армии, зеленую с разводами других цветов [камуфляж] и белые ботинки, вошли в наш дом. Они вышли обратно на улицу через несколько минут. Затем на другой стороне улицы я увидел моего друга Шафика, 13-ти лет, совсем одного. Вооруженный человек в военной форме схватил его и поставил к углу дома. И выстрелил ему в голову. Его мать и старшая сестра - я думаю, ей было 14 лет - выскочили на улицу и начали кричать и плакать. Тот же человек выстрелил в них обеих несколько раз. Затем вооруженные люди уехали и пришли солдаты Свободной сирийской армии.

 

Мать мальчика подтвердила многие детали в интервью Хьюман Райтс Вотч:

 

Примерно в 18:30 - 19:00, до нас стали доноситься звуки выстрелов. Они были совсем близко. Мы побежали и спрятались в сарае. После того, как вооруженные люди уехали, и я услышала звук их отьезжавших автомобилей, мы с сестрой вышли на улицу. Я видела Шафика [13-летний друг ее сына] на земле мертвого. Я видела три семьи: три женщины, две из них с детьми. Все они были расстреляны. Некоторым из них выстрелили в голову, другим несколько раз выстрелили в туловище. Одна девочка выжила. Ей 14 лет. Ей дважды выстрелили в ногу. Я видела тело моего двоюродного брата, который был убит выстрелом в грудь. И еще 13-летний парализованный мальчик был убит тремя выстрелами в грудь.

«До тех пор, пока эти действия остаются безнаказанны, ужасы в Сирии будет продолжаться - сказала Уитсон, - Россия должна перестать защищать сирийское правительство в Совете Безопасности и согласиться на передачу дела в Международный уголовный суд».

Хьюман Райтс Вотч также призвала другие страны присоединиться к усилиям по приведению виновных к ответственности и передаче вопроса в МУС - как в международный орган, способный осуществлять эффективное расследование и уголовное преследование тех, кто несет наибольшую ответственность за события в Сирии.

Предыдущие заявления  со стороны правительства Сирии о начале расследований на национальном уровне не привели к видимым результатам. 31 марта 2011 года, всего через месяц после начала восстания, правительство Сирии сформировало судебный комитет с целью «начать немедленное расследование всех смертельных случаев или травм, нанесенных гражданскими лицами и военнослужащими, и всех других связанных с этим правонарушений, и рассматривать соответствующие жалобы». Помимо общих заявлений президента Башара Асада о том, что комитет продолжает работу, и что некоторые подозреваемые были арестованы и находятся под следствием, мало что известно о его работе.