(Москва, 22 декабря 2011 г.) – Власти Казахстана должны немедленно расследовать заявления о пытках и недозволенном обращении с задержанными после беспорядков в Жанаозене 16 декабря и привлечь виновных к ответственности, заявила Хьюман Райтс Вотч. Необходимо также обеспечить задержанным немедленный доступ к адвокатам,  медицинской помощи и возможность связи с родственниками.

 

В Казахастане проблема пыток стоит достаточно остро, и введенное в Жанаозене чрезвычайное положение, включающее ограничение доступа в город и даже телефонной связи, вызывает дополнительные опасения относительно недозволенного обращения со стороны правоохранительных органов. Хьюман Райтс Вотч взяла интервью у двух человек,  которые были в непосредственном контакте с несколькими задержанными в связи с беспорядками 16 декабря и выслушали их свидетельства о побоях в полиции.

 

«Заявления о пытках в Жанаозене вызывают глубокую тревогу, и правительство Казахстана должно немедленно провести беспристрастное расследование, - говорит Рейчел Денбер, зам. директора Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Пытки или недозволенное обращение недопустимы ни при каких обстоятельствах».

 

Как следует из заявления представителя Генеральной прокуратуры РК от 18 декабря, в ночь с 16-е на 17-е в Жанаозене были задержаны 70 «наиболее активных участников массовых беспорядков и мародеров», а к утру 18-го – еще около 60, «среди которых имеются лица, подозреваемые в участии в массовых беспорядках и мародерстве». Однако Елена Костюченко из российской «Новой газеты» сообщила Хьюман Райтс Вотч, что видела у городского отдела внутренних дел Жанаозена списки задержанных с фамилиями свыше 700 человек, более 400 из которых подлежали привлечению к уголовной или административной ответственности (остальных должны были освободить).

 

Столкновения между полицией и гражданами, а также грабежи, произошли во время празднования Дня независимости в западноказахстанском городе Жанаозен, где уже семь месяцев бастуют местные нефтяники.

 

Журналисты, побывавшие в Жанаозене, и жительница города, с которой Хьюман Райтс Вотч связалась по телефону, сообщают об избиениях задержанных в полиции. Люди также говорят, что многие жанаозенцы не могут найти своих родственников и опасаются, что те задержаны.

 

Хьюман Райтс Вотч связалась с Еленой Костюченко после ее возвращения из Жанаозена, где она взяла интервью у трех человек (АА, ББ и ВВ). С слов Костюченко все они находились в городском отделе внутренних дел, где их держали раздетыми и подвергали побоям. Впоследствии всех троих отпустили. АА заявил Костюченко, что был задержан 16 декабря и через 24 часа отпущен и что его избивали при аресте, по дороге в в городском отделе внутренних дел (ГОВД), в самом ГОВД, в камере, а также по пути на допрос.

 

По словам Костюченко, у этого человека был сломан нос, возможны переломы ребер, а также имелись две ссадины в области почек; в течение двух дней он кашлял и мочился с кровью. Этот человек рассказывал Костюченко, что у многих из 22 задержанных, находившихся с ним в камере, были переломы рук и ног в результате побоев со стороны полиции. Он утверждает, что видел, как омоновцы клали задержанных лицом на землю и наступали на затылок, предположительно причиняя некоторым перелом носа. АА заявил Костюченко, что двое молодых людей были настолько сильно избиты полицией, что им пришлось вызвать «скорую».

 

По его словам, за сутки, которые он провел в полиции, задержанных не кормили и не давали воды. Около 17:00 17 декабря АА отвели из здания ГОВД в соседнее здание, которое он описал как «гараж» 15 на 20 метров, где находилось около 150 человек. Окон не было, земляной пол был сырым. Температура в Жанаозене была около –4, некоторые задержанные в «гараже» были без обуви. Он сообщил Костюченко, что задержанные должны были сидеть на корточках с руками на затылке. По словам Костюченко, за то время, пока он находился в «гараже», полиция несколько раз обливала водой более молодых задержанных.

 

ББ заявил Костюченко, что был задержан 19 декабря и отпущен позднее в тот же день. По его словам, его избивали в полицейском грузовике по дороге в ГОВД и в самом ГОВД: там его держали сзади за руки омоновцы, а другие сотрудники били кулаком в живот.

 

Сведения, переданные Костюченко, соответствовали сообщениям в СМИ и другим косвенным свидетельствам о недозволенном обращении с задержанными в Жанаозене, отмечает Хьюман Райтс Вотч. 19 декабря агентство AssociatedPressсообщало, что в ГОВД Жанаозена журналисты слышали «крики, доносившиеся, судя по всему, из кабинетов для допроса, в то время как в коридорах лицом к стене стояли мужчины с окровавленными лицами».

 

Жительница Жанаозена Аида А. (настоящее имя не разглашается) сообщила Хьюман Райтс Вотч по телефону, что ее знакомого два дня продержали в полиции и что он дал ей понять, что задержанных «раздевали, били дубинками, … обливали холодной водой». Еще одна жительница Жанаозена – Канат К. (нефтяник; настоящее имя не разглашается) сообщила Хьюман Райтс Вотч по телефону, что 19 декабря ее старший сын на улице был избит омоновцами, но задержан не был.

 

Хьюман Райтс Вотч отмечает, что заявления о недозволенном обращении, поступающие из Жанаозена, соответствуют практикам пыток, документированным в докладах ООН и «Международной амнистии».

 

В марте 2010 г. «Международная амнистия» опубликовала доклад, в котором указывалось, что несмотря на определенных шагах со стороны правительства Казахстана по ограничению пыток в местах содержания под стражей пытки все же остаются «обыденным» явлением. Спецдокладчик ООН по пыткам в декабре 2009 г. обнародовал свои выводы о том, что «доказательства, полученные посредством пыток (включая угрозы) или недозволенного обращения, нередко используются как основа для обвинительного приговора». В его докладе отмечалось, что ООН получает «много заслуживающих доверия заявлений об избиении руками и кулаками, пластиковыми бутылками с песком и полицейскими дубинками, а также об избиении ногами и причинении удушья пластиковым пакетом и противогазом с целью получения признания от подозреваемого».

 

Правительство отключило телефонную связь с Жанаозеном во второй половине дня 16 декабря. Хьюман Райтс Вотч удалось дозвониться до своих контактов в городе только утром 21-го, когда связь была восстановлена. Однако доступны были не все мобильные телефоны. Как сообщила Костюченко, человек, которого она интервьюировала и который кашлял кровью, не мог вызвать врача из-за отсутствия связи и опасался самостоятельно добираться до больницы, поскольку слышал, что задержанных повторно уже не отпускают.

 

Действующий в настоящее время режим чрезвычайного положения включает ограничения на передвижение в городе и на въезд и выезд из него, а также «ограничения или запреты» на использование радио- и телепередающей аппаратуры и аудио- и видеозаписывающей техники. 18 и 19 декабря нескольким журналистам было разрешено побывать в Жанаозене, однако они сообщают, что «находились под пристальным надзором» и что им «не разрешалось свободно общаться с задержанными или жителями».

 

Правительство пытается контролировать информацию о событиях 16 декабря и обвиняет СМИ в распространении ложных сведений. 20 декабря представитель Генеральной прокуратуры РК заявил: «Между тем, несмотря на наши неоднократные обращения воздерживаться от публикации непроверенной информации, продолжаются факты распространения различных, не подкрепленных фактическими данными и официальными сообщениями госорганов, сведений».

 

«В условиях ограничения правительством доступа к информации сообщения о нарушениях в полиции проверить трудно, - говорит Р.Денбер. – Блокирование информации лишь повышает риск недозволенного обращения с задержанными. Журналистам и правозащитникам нужно иметь свободный доступ в Жанаозен, чтобы можно было выявить нарушения и принять меры».

 

Международный пакт о гражданских и политических правах, ратифицированный Казахстаном в 2006 г., допускает ограничение свободы выражения мнений и свободы информации по соображениям национальной безопасности или общественного порядка, но только при условии, что такие ограничения установлены законом, четко очерчены и являются необходимыми и соразмерными законной угрозе. Такие законы не могут подвергать угрозе само право на выражение мнения.

 

Неправительственные правозащитные организации Казахстана, включая Бюро по правам человека и соблюдению законности, 19 декабря выступили с совместным заявлением, в котором приветствовали решение правительства создать правительственную комиссию по расследованию событий в Жанаозене с возможным привлечением независимых экспертов, заявив, что готовы участвовать в ее работе.

 

В этом заявлении они призвали власти к соблюдению  в ходе расследования норм о правах человека: «Мы ответственно заявляем, что расследование трагедии нефтяного района страны не должно превратиться в «охоту на ведьм», его необходимо проводить с полным уважением прав и свобод человека и строгим соблюдением законов Казахстана».