Дополнение от 26 сентября 2011 г.

26 сентября 2011 г. Мангистауский областной суд оставил без изменения приговор суда первой инстанции по делу профсоюзного юриста Натальи Соколовой. 8 августа Актауский городской суд признал ее виновной в «возбуждении социальной вражды» и «активном участии в незаконных собраниях», назначив ей шесть лет колонии с лишением права заниматься общественной деятельностью сроком на три года.

На апелляционных слушаниях защита представила заключение независимой лингвистической экспертизы, свидетельские показания и видеоматериалы. Соколова также получила возможность выступить.

Мангистауский областной суд оставил приговор без изменения, указав, что высказывания Соколовой и консультирование рабочих по вопросам неравенства в оплате труда подпадают под уголовный состав «возбуждение социальной вражды». Хьюман Райтс Вотч считает квалификацию этого состава в законодательстве Казахстана слишком расплывчатой и широкой – противоречащей основным правам на свободное выражение мнений и свободу ассоциации.

Вместо того чтобы подтвердить правовые гарантии законной профсоюзной деятельности, апелляционная инстанция утвердила нарушение прав Соколовой на свободу слова и свободу ассоциации, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

Как сообщил нам муж Соколовой Василий Чепурной, она намерена обжаловать решение в вышестоящей инстанции.

 

(Берлин, 14 сентября 2011 г.) – Предстоящие апелляционные слушания по делу профсоюзного юриста должны проходить с соблюдением международных стандартов справедливого суда и подтвердить право на законную профсоюзную деятельность, заявила Хьюман Райтс Вотч.

15 сентября Мангистауский областной суд будет рассматривать апелляцию профсоюзного юриста Натальи Соколовой, осужденной на шесть лет колонии за «возбуждение социальной вражды» и «активное участие в незаконных собраниях». В настоящее время Соколова отбывает срок по политически мотивированному, как представляется, делу, возбужденному в связи с трудовым конфликтом в нефтегазовом секторе на западе Казахстана.

«Разъяснение нефтяникам их прав – это не преступление, и Наталью Соколову нужно немедленно освобождать, - говорит Хью Уильямсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Уголовное преследование и приговор Соколовой создают опасный прецедент для ущемления свободы ассоциации в Казахстане. Предстоящие слушания дают судебной системе шанс обеспечить соблюдение международных стандартов в этом деле».

С ноября 2010 г. Соколова представляла интересы рабочих, требовавших повышения зарплаты от руководства «КаражанбасМунай» – совместного казахстано-китайского предприятия, дочерней компании казахстанской национальной нефтегазовой корпорации «КазМунайГаз».

После неудачи в январе этого года переговоров с администрацией и заявлений рабочих о вмешательстве последней в профсоюзную деятельность работники «КаражанбасМунай» и ее филиалов 8 мая объявили частичную голодовку, а 17 мая прекратили работу по состоянию здоровья.

Соколова была задержана 24 мая и получила восемь суток административного ареста по обвинению в организации несанкционированного митинга нефтяников у ДВД Мангистауской области в Актау. Пока она отбывала административный арест, против нее возбудили уголовное дело о возбуждении социальной вражды и заключили ее под стражу.

8 августа Актауский городской суд приговорил Соколову к шести годам лишения свободы с лишением права заниматься общественной деятельностью сроком на три года по обвинениям в «возбуждении социальной вражды» и «активном участии в незаконных собраниях». Сама Соколова виновной себя не признала.

Соколова была привлечена к уголовной ответственности, поскольку власти Казахстана сочли, что ее высказывания по таким вопросам, как неравенство в оплате труда, подпадают под состав «возбуждение социальной вражды». Уголовное преследование представителя или юриста профсоюза  за осуществление защиты прав работников и консультирование их по вопросам оплаты труда несовместимо с международными обязательствами Казахстана в области прав человека, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

«Уголовный состав «возбуждение социальной вражды» сформулирован туманно и подрывает основные права на свободное выражение мнений и свободу ассоциации, - говорит Хью Уильямсон. – Право Соколовой высказываться по вопросам прав работников охраняется международными нормами».

Как сообщают присутствовавшие на суде, председательствующий отказался приобщить к делу видеозапись, которая могла быть использована в защиту Соколовой, и отказал ей в удовлетворении ходатайств о вызове свидетелей.

Муж Соколовой Василий Чепурной сообщил нам, что на суде она отрицала свою причастность к организации забастовки или каких-либо незаконных собраний, утверждая, что действовала в рамках своих официальных полномочий профсоюзного юриста и пришла к  рабочим по их приглашению для консультирования их по вопросам заработной платы и тарифных коэффициентов.

Более 800 работников подписали обращение, в котором подтверждалось, что Соколова не организовывала прекращение работы 17 мая и что рабочие сами пригласили ее разъяснить им их права. Обращение было передано суду первой инстанции.

В середине мая этого года несколько тысяч нефтяников проводили забастовки и другие акции в защиту трудовых прав на западе Казахстана, требуя повышения зарплаты, пересмотра коллективных договоров и невмешательства в деятельность профсоюзов. Местные суды признавали эти забастовки незаконными. Несмотря на это, продолжают бастовать сотни работников на «КаражанбасМунай» и ее филиалах в Актау и на принадлежащей Казахстану дочерней компании «КазМунайГаз» - «ОзенМунайГаз» в Жанаозене.

С начала забастовок за участие в них больше десятка рабочих оштрафованы и привлечены к административной ответственности. 30 июня работник «ОзенМунайГаз» Акжанат Аминов был задержан по уголовному делу об «организации незаконного собрания» и заключен под стражу. 2 июня он был оштрафован за якобы участие в забастовке.

17 августа на заседании в Актау Жанаозенский городской суд приговорил Аминова к двум годам условно за руководство бастующими на «ОзенМунайГаз», выразившееся в форме отдачи команд по телефону. Его коллеги заявили Хьюман Райтс Вотч, что на самом деле он в забастовке не участвовал, а лишь в один из дней доставил бастующим воду.

Как следует из приговора, Аминов объяснил, что «давал советы рабочим по телефону, но не мог предположить, что это составляет организацию, он думал, что просто помогает рабочим восстановить нарушенные права». После вынесения приговора Аминов был освобожден из-под стражи, однако, как условно осужденный, обязан находиться дома с 22:00 до 6:00 и три раза в месяц отмечаться в полиции.