«После того как меня высекли, а потом еще и побили железным прутом, я понимала, что так больше нельзя, что нужно уходить, если жить хочешь, - так я и оказалась в Южной Африке», - говорила женщина по имени Грейс сотруднику Хьюман Райтс Вотч Джерри Симпсону, который обследовал положение зимбабвийцев в ЮАР.

В последние годы из Зимбабве по мере сползания страны к экономическому коллапсу и эскалации политического насилия бежало, по оценкам, 1,5 млн. человек. Инфляция превышала 100 тыс. процентов, безработица доходила до 80%, в стране бушевала эпидемия холеры. На этом фоне президентские выборы 2008 г. сопровождались убийствами, арестами и пытками сотен сторонников оппозиции.

43-летняя Грейс, в глазах которой читаются воспоминания о пережитом, бежала из страны три года назад, когда власти снесли ее дом в Хараре в рамках так называемой «операции по расчистке мусора», когда 700 тыс. жителей столицы лишились крова над головой. Сама Грейс, ее мать и дочь потеряли все, а потом еще подвергались арестам, штрафам и побоям в полиции. В итоге все они перебрались в ЮАР.

«Мы нашли здесь людей, которые бежали от кошмара на родине, а в Южной Африке стали отверженными, которые никому не нужны, - говорит Дж.Симпсон. – Зимбабвийцы не могли получить разрешение на работу и найти жилье. У многих был ВИЧ, но ни о каком лечении не могло быть и речи. Они жили в жутких условиях». Как выяснил Дж.Симпсон, каждую неделю 5 тыс. человек, не имевших легального статуса, депортировали обратно в Зимбабве.

Дж.Симпсон нашел Грейс в методистской церкви в Йоханнесбурге, где она ютилась вместе с еще 1 300 беженцами: «Сотни человек, включая женщин и детей, спали на лестнице, жили в жутких антисанитарных условиях и под постоянной угрозой того, что местные власти могут выгнать их оттуда. Церковь стала не только наглядной иллюстрацией жизни, которую влачат эти несчастные, но и символом того, как сотни тысяч зимбабвийцев ищут спасения от репрессий и пытаются выжить в ЮАР».

Через три месяца южноафриканская полиция провела в церкви облаву и арестовала около 800 человек. В мае 2008 г. в ЮАР во время массового насилия, направленного против иностранцев и даже собственных граждан, по меньшей мере 62 выходца из других стран погибли, 670 человек были ранены, десятки тысяч покинули страну.

В этой обстановке Хьюман Райтс Вотч опубликовала свой доклад «Соседи в беде: положение зимбабвийских беженцев в ЮАР», в котором призвала власти предоставить гражданам соседней страны убежище до тех пор, пока на родине для них сохраняется опасность.

После того как сигнальный экземпляр доклада был передан в Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев, последнее активизировало давление на ЮАР, требуя прекратить депортацию зимбабвийцев. УВКБ также восприняло позицию Хьюман Райтс Вотч о том, что зимбабвийские беженцы фактически являются вынужденными экономическими мигрантами и что массовый снос домов, как в случае с Грейс, является достаточным основанием для предоставления статуса беженца. Как мы и просили, УВКБ включила эту позицию в программу обучения своих южноафриканских сотрудников.

В соответствии с нашим призывом прекратить практику незаконного задержания и депортации лиц, ищущих убежища, которые направляются к пунктам приема беженцев за сотни километров от границы, власти ЮАР открыли новый пункт непосредственно у границы, что позволяет зимбабвийцам обращаться за убежищем, как только они оказываются на южноафриканской территории. С момента открытия этого пункта в июле 2008 г. им было зарегистрировано огромное число заявлений, и, соответственно существенно возросла нагрузка на миграционные службы ЮАР, а это, в свою очередь, подтолкнуло власти к принятию комплексных мер по защите всех выходцев из Зимбабве, как и призывала Хьюман Райтс Вотч.

3 апреля 2009 г. правительство ЮАР объявило, что намерено выдавать зимбабвийцам «специальное временное разрешение» на пребывание в стране сроком от шести до двенадцати месяцев. Теперь до полутора миллионов человек смогут жить, не опасаясь насилия, ареста и выдворения на родину, откуда они всеми силами старались бежать. Грейс и сотни тысяч ей подобных будут иметь право работать, устроить детей в школу и пользоваться основными услугами здравоохранения.