Август 2008 г.

Смерть в декабре 2006 г. пожизненного президента Сапармурата Ниязова вызвала резкий всплеск интереса к этому богатому газом центральноазиатскому государству со стороны Евросоюза, США и международных организаций. При новом президенте Гурбангулы Бердымухаммедове был взят курс на вывод страны из прежней добровольной международной изоляции, и стали активно развиваться контакты с зарубежными партнерами, в первую очередь - с межправительственными организациями и бизнес-сообществом. Был также начат отход от ряда наиболее одиозных аспектов ниязовской социальной политики, предприняты шаги по демонтажу культа личности Туркменбаши и начата конституционная реформа. Однако, как показано ниже, Туркменистан остается одним из самых репрессивных и авторитарных государств мира, а политика и практика государства - вызывающим попранием европейский ценностей.

Европарламент
У Евросоюза пока нет Соглашения о партнерстве и сотрудничестве с Туркменистаном. Европарламентом выработан перечень целевых показателей в области прав человека, после выполнения которых туркменской стороной будет возможно дальнейшее движение в направлении заключения промежуточного временного торгового соглашения. Принятые Комитетом по международной торговле осенью 2006 г., эти критерии включают:

  1. Обеспечение Международному комитету Красного Креста возможности беспрепятственно работать в Туркменистане.
  2. Приведение системы образования в соответствие с международными стандартами.
  3. Освобождение всех политзаключенных и узников совести.
  4. Устранение государственных ограничений на выезд за рубеж.
  5. Обеспечение свободного доступа в страну независимым НПО и возможности беспрепятственно работать профильным механизмам ООН для мониторинга прогресса.

18 февраля 2008 г. Европарламент в целом подтвердил целевые показатели 2006 г. С тех пор существенных улучшений ситуации с правами человека в Туркменистане не последовало. Более того, Хьюман Райтс Вотч располагает заслуживающей доверия информацией о том, что после ашхабадской встречи с "тройкой" Евросоюза 9 апреля 2008 г. давление властей на правозащитников, включая активистов в эмиграции, только возросло.

Европейский банк реконструкции и развития
Страновая стратегия ЕБРР по Туркменистану исключает возможность финансирования правительства, ограничивая кредитование частным сектором и только в тех случаях, когда есть уверенность в том, что это ни прямо, ни косвенно не повлечет выгоды для государственных чиновников. Такая позиция связана с тем, что правительство не способствует развитию не только рыночной экономики, но и плюрализма.

Европейский суд по правам человека
В решении от 19 июня 2008 г. по делу Рябикин против России Европейский суд по правам человека указал на полное отсутствие возможностей правозащитного мониторинга в Туркменистане, постановив, что проживающий в России туркменский предприниматель не может быть выдан в том числе и потому, что туркменские власти систематически отказываются допускать в страну международных наблюдателей. Данное обстоятельство, по заключению Суда, ведет к подрыву любых заверений о том, что заявитель в случае выдачи не будет подвергаться пыткам и негуманному обращению.

Позитивные шаги правительства
При Бердымухаммедове было восстановлено 10-летнее среднее и 5-летнее высшее образование, несколько ограничено преподавание "Рухнамы". Восстановлены также пенсии и пособия, а также запрещенные при Ниязове цирк и опера (балет, однако, по-прежнему остается под запретом). После долгих проволочек было наконец направлено приглашение одному из мониторинговых механизмов ООН - спецдокладчику по вопросам свободы религии, который должен посетить страну в сентябре 2008 г. Аналогичного приглашения все еще ожидают еще по меньшей мере семь спецдокладчиков.

Продолжающиеся нарушения прав человека
Несмотря на упомянутые выше отдельные позитивные шаги, реальных реформ в области прав человека при Бердымухаммедове пока не последовало. Сохраняются драконовские ограничения свободы выражения мнений, свободы ассоциации, свободы передвижения, а также свободы религии и совести. Угрозы и притеснения со стороны властей препятствуют нормальной работе независимых НПО и СМИ. Ни местные, ни международные организации, включая Международный комитет Красного Креста и межправительственные институты, так и не получили доступа в места заключения (Хьюман Райтс Вотч лишена доступа в страну с 1999 г. и до настоящего времени не имеет возможности на месте знакомиться с ситуацией).

Ограничения на выезд за рубеж частично смягчены, однако ниязовская система в целом сохраняется, и людям по-прежнему произвольно запрещают выезд. Так, известному активисту-экологу Андрею Затоке после нескольких месяцев попыток с его стороны прояснить вопрос о возможности выезда 4 июля 2008 г. пришло письмо из Генеральной прокуратуры, в котором без каких-либо разъяснений подтверждалось, что выезд за рубеж ему по-прежнему запрещен.

Политзаключенные
Как минимум, сотни людей отбывают наказание после неправосудных процессов по предположительно политически мотивированным делам. В частности, речь идет о Мухаметкули Аймурадове, который был осужден в 1995 г. на 15 лет по надуманному делу о государственных преступлениях и в 1998 г. получил еще 18 лет за якобы попытку побега. Аннакурбан Аманклычев и Сапардурды Хаджиев, которые были связаны с туркменской правозащитной группой в эмиграции, в 2006 г. были осуждены на семь лет по сомнительному делу о хранении боеприпасов. При Бердымухаммедове были освобождены около двух десятков человек, осужденных, как считается, по политическим мотивам, однако пока правительством не предложен общенациональный транспарентный пересмотр политических дел прошлых лет.

Уже при Бердымухаммедове по меньшей мере два человека подверглись уголовному преследованию по предположительно политическим мотивам. Валерий Пал, будучи инженером по компьютерам, помогал другим активистам использовать информационные технологии для обнародования в мире информации о Туркменистане и участвовал в нескольких правозащитных проектах. В феврале 2008 г. он был арестован по делу о хищении в 2004 г. картриджей для принтера и других аналогичных принадлежностей. Приговор - 12 лет заключения. Гульгельды Аннаниязов - бывший политзаключенный, в 2002 - 2008 гг. проживавший в эмиграции в Норвегии, где ему был предоставлен статус беженца, летом 2008 г. открыто вернулся в Туркменистан. На следующий день он был арестован без предъявления ордера по делу о незаконном пересечении границы, за что предусмотрено до 10 лет лишения свободы.

При новом руководстве продолжаются и широко практиковавшиеся при Ниязове аппаратные чистки. Среди госчиновников, отправленных за решетку после неправосудных процессов, можно назвать бывшего министра сельского хозяйства Пайзыгельды Мередова, который в декабре 2007 г. был осужден на 19 лет по делу о хищениях.

Насильственные исчезновения
Неизвестными остаются судьба и местонахождение некоторых из примерно 50 человек, осужденных в связи с покушением на Ниязова в ноябре 2002 г., в том числе бывшего министра иностранных дел Бориса Шихмурадова и бывшего посла в ОБСЕ Батыра Бердыева. Местонахождение не сообщается даже родственникам. Имеются неподтвержденные сообщения о том, что восемь фигурантов этого дела уже умерли за решеткой.

Как следует из вышеизложенного, установленные Европарламентом минимальные требования Туркменистаном пока не выполнены. В отсутствие существенного прогресса в области прав человека Евросоюзу не следует заключать временное торговое соглашение или санкционировать любое финансирование правительства Туркменистана. Под существенным прогрессом следует понимать, в частности, освобождение политзаключенных, начало общенационального транспарентного систематического пересмотра политических дел прошлых лет, упразднение ограничений на выезд за рубеж и обеспечение гражданскому обществу и международным наблюдателям возможности функционировать без неоправданного вмешательства. Все эти шаги не требуют каких-либо затрат и могут быть реализованы при наличии политической воли руководства страны. Принципиальная позиция Евросоюза имеет решающее значение для стимулирования позитивных перемен в Туркменистане.