(Тбилиси, 18 августа 2008 г.) - Нарастающий массив свидетельств неправомерного применения силы российскими и грузинскими войсками в ходе конфликта вокруг Южной Осетии подчеркивает необходимость направления в Грузию международных миссий по установлению фактов, заявила сегодня Хьюман Райтс Вотч

. Продолжающиеся нападения со стороны ополченцев и нарастающий гуманитарный кризис также требуют срочного развертывания какой-либо миссии в интересах защиты гражданского населения.

В самом начале конфликта в ночь с 7 на 8 августа грузинские войска неизбирательно применяли избыточную силу, что привело к гражданским потерям в Южной Осетии. Впоследствии российские войска неизбирательно применяли силу при ударах по территории Южной Осетии и Горийского района, а также, как представляется, целенаправленно обстреливали колонны беженцев, пытавшихся покинуть район боевых действий. Продолжающиеся грабежи, поджоги и похищения со стороны ополченцев терроризируют мирное население, заставляя все новых жителей оставлять свои дома и препятствуя возвращению вынужденных переселенцев.

"Этот конфликт обернулся катастрофой для мирных людей, - говорит Рейчел Денбер, зам. директора Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. - Нужно развернуть международную миссию по обеспечению безопасности для защиты гражданского населения и обеспечения безопасного возвращения беженцев. Параллельно международные организации должны направить в регион свои миссии для установления фактов, освещения ситуации с правами человека и содействия обеспечению ответственности за все совершенные преступления".

Хьюман Райтс Вотч призвала Евросоюз с согласия сторон направить в регион достаточную европейскую военно-полицейскую миссию, чтобы обеспечить защиту гражданских лиц и условия для возвращения вынужденных переселенцев.

Хьюман Райтс Вотч отмечает, что у международного сообщества имеется целый ряд вариантов миссий по установлению фактов. В качестве первого шага для выявления нарушений действующим председателем ОБСЕ в Грузию (включая Южную Осетию) может быть направлен спецпредставитель с группой экспертов в области международного гуманитарного права.

Хьюман Райтс Вотч также призвала ООН направить предварительную оценочную миссию для определения формата будущей постоянной миссии по установлению фактов и предложила рассмотреть возможность развертывания последней в виде Международной комиссии по установлению фактов в соответствии со статьей 90 Протокола I к Женевским конвенциям, участниками которого являются и Грузия, и Россия. Россия уже признала компетенцию такой комиссии. Это стало бы первым случаем применения статьи 90 для расследования конфликта комиссией, которая в соответствии с международным договором имела бы мандат на расследование серьезных нарушений международного гуманитарного права.

Удары российских войск

На основании интервью с грузинскими беженцами из Южной Осетии и Горийского района Хьюман Райтс Вотч документированы случаи неизбирательного применения силы российскими военными и предположительно целенаправленных ударов по гражданскому населению, в том числе в одном случае - по гражданской колонне. Преднамеренное применение силы против гражданского населения или гражданских объектов квалифицируется как военное преступление. Нами также подтверждено применение российскими войсками кассетных бомб по двум населенным пунктам Грузии.

Южная Осетия

32-летний житель грузинского села Кехви в Южной Осетии Слава Меранашвили утверждает, что его село несколько раз бомбила российская авиация: "9 или 10 августа начались сильные бомбежки, разрушило администрацию и больницу. И днем, и ночью бомбежки были. Похоже, они по большим зданиям метили, где могли грузинские войска быть".

Меранашвили живет рядом с разбомбленной школой и утверждает, что поблизости никаких грузинских сил не дислоцировалось ни постоянно, ни временно. Он также добавил: "Во время бомбежки 9 августа у моего дяди соседа убило. Дядя его на заднем дворе похоронил".

Меранашвили ушел из села 12 августа: "Нам пришлось лесами пробираться в села в Горийском районе, потом военные наши помогли нам эвакуироваться. Когда по лесам шли, бомбежки еще были. Мне приходилось в болоте лежать, ползти часами: в полный рост страшно было".

Сотрудники Хьюман Райтс Вотч опросили шесть беженцев из числа выезжавших 8 августа в составе гражданских колонн из нескольких югоосетинских сел. Близ села Эредви на дороге, идущей в обход Цхинвали, колонны попадали под удары, предположительно - российской авиации.

По словам очевидцев, следовавших в составе одной из колонн (несколько десятков машин), около 16:00 в небе появились пять российских самолетов. Они облетели колонну, развернулись и открыли огонь. Ехавший с внуком Темо Касрадзе из села Кемерти рассказывает: "В нашей машине пять человек было. Вдруг - взрыв. Наверное, машин четыре - пять побило... Я видел раненых, убитых. Кровь была". Трое свидетелей говорят, что погибли две сестры, ехавшие на белой "Ниве". По словам свидетелей, на дороге не было никаких военных объектов, солдат или военных машин.

Примерно в 19:00 8 августа по тому же маршруту проезжал 41-летний Тенгиз Магалдадзе, также из села Кемерти. В их микроавтобусе было еще 20 человек. Сразу после того как они выехали на шоссе в Эредви, Магалдадзе увидел три разрыва метрах в 20 - 25 перед машиной. Шума самолетов он не слышал, однако предполагает, что это была авиация, поскольку разрывы следовали с короткими интервалами один за другим.

Вечером 8 августа по той же объездной дороге на пикапе с еще несколькими беженцами ехал Эмзар Бабуцидзе. Их колонна состояла из трех гражданских машин. Меньше чем за два километра до российского блокпоста в пикап попал снаряд: убило водителя и единственную женщину в машине. Бабуцидзе предполагает, что снаряд был выпущен из БМП-2. Пассажиры погрузили останки водителя и женщины в багажник одной из машин и довезли их до больницы в Гори, после чего продолжили путь до Тбилиси.

Горийский район

По мере продвижения российских войск вглубь Горийского района и приближения их к Гори ими наносились удары, в результате которых гибли гражданские лица, остававшиеся в домах или собиравшиеся уезжать.

Работник местной администрации из села Мерети Васико Тевдорашвили сообщил Хьюман Райтс Вотч, что российская авиация начала бомбить село утром 9 августа. Сразу же погибла женщина, спавшая у себя дома. Когда жители стали собираться в одном из кварталов, чтобы уехать, российская авиация нанесла второй удар, сбросив на это квартал пять бомб: пять человек погибли на месте. Еще двое впоследствии умерли от ран. По словам другого свидетеля, во время второй бомбежки ранения получили по меньшей мере 10 жителей. Разрывом одной из бомб были полностью уничтожены два дома и еще несколько были серьезно повреждены.

Тевдорашвили рассказывает: "Раненых было много. Мне нужно было решать, у кого больше шансов выжить, и запихивать их в скорую. Мертвых мы похоронили во дворах и ушли из села". По его словам, в момент удара в селе не было никаких грузинских военных объектов и никаких грузинских солдат.

11 августа учительница Нуну Члаидзе, уехала с мужем из села Пхвенеси после того, как российские войска ранее в тот же день нанесли несколько ударов по военным целям в селе и близ него. В результате этих ударов гражданским домам был причинен сопутствующий ущерб. Они уехали вместе с соседями, но повернули назад после теленовостей о том, что гражданское население в Горийском районе ударам не подвергается. Однако на подъезде к российскому блокпосту у села Сакашети их машина была обстреляна. Члаидзе предполагает, что ее мужа убило за рулем, после чего машина въехала в российский танк. Сама она получила два пулевых ранения в спину. Российские солдаты доставили ее в полевой госпиталь, где ей была оказана помощь, однако она сбежала оттуда. Никаких сведений о судьбе мужа у нее нет.

Удары грузинских войск в Южной Осетии

Хьюман Райтс Вотч продолжает документировать неизбирательное применение силы грузинскими войсками в ходе наступления на Цхинвали и окружающие села 7 - 8 августа, сопровождавшегося массовыми гражданскими потерями и значительными разрушениями.

"Любое полное и всесторонне расследование требует времени, но мы продолжаем собирать информацию, свидетельствующую о неизбирательных ударах со стороны грузинских сил", - говорит Р.Денбер.

На основе опроса нашими сотрудниками свыше 100 человек в Цхинвали и селах Нижний Гуджавер и Хетагурово вырисовывается отчетливая картина неизбирательного применения грузинской стороной РСЗО "Град" и танков. В Цхинвали сотрудники Хьюман Райтс Вотч осмотрели многочисленные серьезно пострадавшие гражданские объекты, в том числе больницу, многоквартирные дома, индивидуальные дома, школы, детские сады, магазины, административные здания и местный университет.

Грузинский обстрел начался незадолго до полуночи с 7 на 8 августа и продолжался без перерыва всю ночь. Наиболее тяжело пострадали южная, юго-восточная и центральная части города. С первыми разрывами многие жители, включая женщин, детей и стариков, поспешили укрыться в подвалах. Там они провели два дня, решившись выйти наверх только 10 августа, когда Цхинвали был полностью взят под контроль российскими войсками. Некоторые были настолько напуганы, что оставались в подвалах до 13 августа.

Обстрел Цхинвали сопровождался гражданскими потерями. Так, реактивный снаряд из "Града" попал в дом 74-летнего Анисима Джагаева на ул. Кулаева. Его дочь рассказывает: "Во время обстрела в дом попала ракета из "Града", крыша загорелась. Отец вышел тушить, в этот момент - вторая ракета. Его осколком в бедро ранило. Мать затащила его в подвал, несколько часов пыталась кровь остановить, только у нее ничего не было рану перевязать. Он так и истек кровью у нее на руках".

Жители Цхинвали говорят, что с началом грузинского наступления утром 8 августа в некоторых кварталах вооруженные автоматами осетинские ополченцы занимали оборону в многоквартирных домах, из-за чего те обстреливались грузинской стороной.

Так, по словам местных жителей, примерно в 15:30 8 августа грузинский танк обстрелял многоквартирный дом по ул. Целинников в западной части города, когда осетинские ополченцы стали отходить через соответствующий район. Шестью выстрелами было уничтожено пять квартир. Жители рассказывают: "Мы все в подвал побежали, только старик - ему лет 80, который на четвертом этаже жил, не успел. В его квартиру снаряд попал, пожар начался. Когда обстрел кончился, мы поднялись наверх - от него только пепел остался. Останки мы во дворе похоронили".

Жители говорят, что в результате этого обстрела ополченцы - все их знакомые - не понесли никаких потерь.

Осетинские ополченцы были законной военной целью, однако международное гуманитарное право требует от всех сторон не допускать гражданских потерь и гражданского ущерба или сводить их к минимуму. В частности, по мере возможности воюющие стороны не должны создавать угрозу для гражданского населения, размещая в густонаселенных районах военные цели, такие как личный состав.

С другой стороны, грузинские военные также были обязаны учитывать опасность для гражданских лиц, если было очевидно, что в данной ситуации предполагаемые гражданские потери будут несопоставимыми с любым искомым военным преимуществом.

Жители близлежащих сел также говорят, что 8 августа в результате ударов грузинских войск по меньшей мере четверо гражданских лиц погибли в селе Хетагурово к юго-западу от Цхинвали с населением примерно 750 человек. Сотрудники Хьюман Райтс Вотч осмотрели в селе несколько домов, пострадавших от неоднократных попаданий реактивных снарядов из "Града" и минометного обстрела. По словам жителей, от пожара, вызванного ракетой из "Града", в своем доме погибла пожилая женщина.

После артподготовки в село, ведя непрерывный огонь из стрелкового оружия по воротам и заборам, вошла грузинская пехота. Солдаты требовали, чтобы ополченцы сдавались в плен. По словам свидетелей, шальной пулей была убита Анастасия Джиоева, вышедшая покормить кур.

Жители утверждают, что к тому моменту никаких ополченцев в селе уже не было, поскольку те ушли в лес еще до начала артобстрела.

По меньшей мере несколько грузинских солдат не предполагали, что в селе могут оставаться люди. Пожилой житель рассказывает, что зашедшие к нему во двор солдаты были поражены, увидев там его и его жену. По его словам, один из солдат спросил: "Вы что, все это время здесь были, во время обстрела и все такое? Мы думали, что гражданские все ушли". Никто из 15 опрошенных нами жителей села не жаловался на жестокое или унижающее достоинство обращение со стороны грузинских солдат, обыскивавших дома на предмет наличия ополченцев и оружия.

Жители не исключали, что могли быть потери, о которых они на момент интервью еще не знали. 30-летняя Мадина говорит: "Мы не знаем точно, кому удалось уйти, а кто погиб. Село сейчас практически пустое. Нужно время, чтобы точно потери подсчитать".