Встреча президента Дж.Буша с президентом Г.Бердымухаммедовым в кулуарах апрельского саммита НАТО может быть расценена некоторыми как шаг в направлении возможного государственного визита туркменского лидера в США. Мы призываем Вас сформулировать правозащитные критерии и гарантировать, чтобы прогресс в их выполнении был достигнут до того, как состоится такой визит.

В Туркменистане начат отход от ряда наиболее одиозных проявлений социальной политики ниязовского периода и демонтаж культа личности Ниязова, однако в стране сохраняется один из самых репрессивных и авторитарных режимов в мире.

США смогут обеспечить улучшение ситуации, поддерживая критерии, установленные в отношении Туркменистана другими его международными партнерами, в частности Евросоюзом, который также активизирует диалог с Ашхабадом. Минимальные европейские условия заключения временного торгового соглашения с Туркменистаном включают:

  • приведение системы образования в соответствие с международными стандартами;
  • освобождение всех политзаключенных и узников совести;
  • устранение государственных ограничений на выезд за рубеж;
  • обеспечение свободного доступа в страну независимым НПО и возможности беспрепятственно работать профильным механизмам ООН для мониторинга прогресса.

В ноябре 2007 г. Хьюман Райтс Вотч был опубликован меморандум, в котором подробно описывается удручающая ситуация с правами человека в Туркменистане при Бердымухаммедове, в том числе применительно к последним трем обозначенным ЕС проблемным областям. Ниже приводится краткий обзор положения дел на сегодняшний день.

Политзаключенные

После двух десятилетий беспощадного подавления инакомыслия и использования уголовного преследования для аппаратных чисток сотни, если не тысячи, людей отбыли длительный срок или остаются за решеткой после закрытых неправосудных процессов. При Бердымухаммедове были освобождены около двух десятков человек, осужденных, как считается, по политическим мотивам, однако пока правительством не предложен процесс пересмотра таких дел. Хьюман Райтс Вотч считает, что только в рамках общенационального открытого пересмотра политических дел прошлых лет можно было бы установить реальное число политзаключенных и начать процесс восстановления справедливости в отношении таких лиц. Мы также убеждены в том, что преодоление прошлой несправедливости послужило бы гарантией от повторения этого в будущем.

До тех пор пока такой процесс не будет начат и пока в Туркменистане не смогут работать правозащитные группы, оценка числа политзаключенных как прежнего, так и нынешнего периода, будет крайне сложной. При этом по трем делам меры могут быть приняты уже сейчас. Во-первых, речь идет о Мухаметкули Аймурадове – единственном человеке, который признается политзаключенным в докладе Госдепартамента о ситуации с правами человека по странам мира 2007 г. Хьюман Райтс Вотч также считает политическими заключенными Аннакурбана Аманклычева и Сапардурды Хаджиева, которые были связаны с туркменской правозащитной группой в эмиграции и в 2006 г. были осуждены на семь лет по сомнительному делу о хранении боеприпасов.

Как показано в нашем ноябрьском меморандуме, правительство Бердымухаммедова продолжает практику уголовного преследования лиц, которых власти хотели бы убрать из государственного аппарата. Не меньшее беспокойство вызывает и по меньшей мере один недавний случай ареста социального активиста Валерия Паля, как представляется – по политическим мотивам. По информации Демократического гражданского союза Туркменистана, он был арестован в феврале по делу о хищении в 2004 г. картриджей для принтера и других аналогичных принадлежностей на нефтеперерабатывающем предприятии, где он работал.1 13 мая он был приговорен к 12 годам заключения.

В пользу политической подоплеки данного дела говорят четыре обстоятельства. Во-первых, Паль, будучи инженером по компьютерам, активно помогал гражданским активистам использовать информационные технологии для обнародования в мире информации о Туркменистане; он также был участником нескольких правозащитных проектов. Во-вторых, хищения, которые вменяются ему сегодня, относятся к 2004 г. В-третьих, его адвокат утверждает, что все его протесты и ходатайства были судом отвергнуты. Следователь якобы заявил жене Паля, что ее мужа сделают «козлом отпущения». Наконец, как отмечается ниже, такие активисты продолжают подвергаться давлению в Туркменистане. «Международная амнистия» признала его возможным узником совести.

США должны добиваться от туркменских властей немедленного освобождения Мухаметкули Аймурадова, Сапардурды Хаджиева и Аннакурбана Аманклычева и начала общенационального пересмотра предполагаемых политических дел прошлых лет. Вашингтон должен также выступать за немедленное освобождение Валерия Паля.

Ограничения на неправительственную деятельность и правозащитный мониторинг

В прошлом году Туркменистан посетили несколько иностранных делегаций, в том числе из США, в ходе некоторых переговоров затрагивались вопросы политики в области прав человека. При этом ни одна независимая организация не имеет возможности на месте исследовать нарушения прав человека, и ни одна организация, правительственная или неправительственная, не имеет доступа в места содержания под стражей.

Возможность для неправительственных организаций, как национальных, так и международных, работать в той или иной стране без неоправданного вмешательства является неотъемлемой составляющей защиты прав человека в демократическом правовом государстве. Как отмечает и сам Госдепартамент в своем докладе 2007 г., активисты НПО продолжают сообщать о притеснениях в Туркменистане. В то время как деятельность незарегистрированных НПО запрещена законом, при Бердымухаммедове не была зарегистрирована ни одна независимая неправительственная организация. Более того, несколько месяцев назад один из чиновников заявил местному активисту, что принятие заявки на регистрацию не означает, что НПО и СМИ могут в скором времени рассчитывать на ее получение.

США должны добиваться от правительства Туркменистана прекращения давления на местных активистов и разрешения правозащитного мониторинга национальными и международными организациями, в том числе с реальным доступом в места содержания под стражей.

Свобода передвижения

При Бердымухаммедове были частично смягчены ограничения на выезд за пределы Туркменистана, однако ниязовская система в целом сохраняется, и людям по-прежнему произвольно запрещают выезд. Так, известному активисту-экологу Андрею Затоке после трех месяцев ожидания в феврале 2008 г. было отказано в выезде без объяснения причин.

Другим примером последнего времени служит ситуация с Рашидом Рузиматовым и Ириной Какабаевой – родственниками эмигрировавшего государственного чиновника, которым выезд за рубеж запрещен с 2003 г. На протяжении шести лет они неоднократно обращались с письмами в различные инстанции, прося разъяснить мотивы запрета и разрешить выезд по тем или иным обстоятельствам.2 Последний раз такая попытка предпринималась ими 7 марта 2008 г., когда они запросили разрешение на выезд в Министерстве национальной безопасности. 26 апреля им было отказано без объяснения причин. Рузиматов и Какабаева собирались навестить в России беременную дочь.

Сестра эмигрировавшего представителя оппозиции Худайберды Оразова – Светлана Оразова по-прежнему не имеет возможность встретиться со своим мужем Овезом Аннаевым, который находится в Москве на кардиологическом лечении. Семья уже больше года разделена, и за это время Оразовой так и не удалось оспорить запрет на выезд в суде. В последнем по времени судебном решении от 14 апреля 2008 г. правомерность отказа подтверждается одной лишь ссылкой на миграционное законодательство без объяснения конкретных оснований применительно к Оразовой.

США должны добиваться от правительства Туркменистана обеспечения всем гражданам свободного выезда и въезда в страну, в том числе Андрею Затоке, Рашиду Рузиматову, Ирине Какабаевой и Светлане Оразовой.

Право на образование

Одним из главных обещаний Бердымухаммедова было возрождение разрушенной системы образования. Некоторые наиболее одиозные аспекты действительно были исправлены (восстановлено 10-летнее среднее и 5-летнее высшее образование), однако общая ситуация остается плачевной. Имеются сообщения о том, что воссоздана Академия наук, однако пока нет оснований говорить о ее независимости, в то время как Совет по науке и технике, к которому перешла часть функций Академии, по-прежнему подчинен непосредственно президенту. Пресловутая книга Ниязова «Рухнама», хотя и не изучается уже так активно, остается одной из основ школьной программы, а экзамен по ней по-прежнему обязателен для поступления практически в любой вуз.

США должны добиваться от правительства Туркменистана приведения системы образования в полное соответствие с международными стандартами, что включает академическую свободу, а также наличие, доступность, приемлемость и адаптивность начального и среднего образования.

Интегрирование целевых требований в двусторонний диалог и увязка их выполнения с дальнейшим развитием сотрудничества могут содействовать улучшению ситуации с правами человека в Туркменистане.

США входят в период интенсивного сотрудничества с Туркменистаном, во многом вызванного одним из центральных интересов США – развитием в сфере энергетики. Тем не менее, для жителей Туркменистана не менее важно знать, что движущей силой в политике США выступают не только энергетические интересы, но и обеспокоенность их основными свободами.

Благодарим Вас за внимание к поднятым вопросам.

Искренне Ваши

Том Малиновски,
вашингтонский директор

Холи Картнер,
директор по Европе и Центральной Азии

1 Валерий Пал не обвиняется непосредственно в краже, а привлечен к ответственности в качестве материально ответственного лица.

2 Например, в 2007 г. Рузиматову было отказано в выезде в Узбекистан на поминки по отцу.