Двое бывших узников Гуантанамо, которых отправили на родину в июне этого года, подверглись недозволенному обращению, несмотря на дипломатические заверения о гуманном обращении, данные тунисскими властями правительству США, говорится в публикуемом сегодня докладе Хьюман Райтс Вотч.

В настоящее время Абдулла эль-Хаджи бен Амор и Лотфи Лагха находятся в тюрьме и, по словам навещавших их, говорят, что предпочли бы вернуться в Гуантанамо, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

«Ликвидация тюрьмы в Гуантанамо дает США едва ли не самый удобный повод, чтобы восстановить свой моральный авторитет и репутацию страны доброй воли, говорит Дженнифер Дэскал, старший эксперт Хьюман Райтс Вотч по вопросам борьбы с терроризмом. – Вашингтон не должен упускать такую возможность, принудительно репатриируя бывших задержанных в страны, известные своей практикой пыток и недозволенного обращения».

41-страничный доклад «Невеселое возвращение домой: история репатриированных в Тунис узников Гуантанамо» описывает пережитое двумя бывшими узниками тюрьмы на американской военной базе. Хьюман Райтс Вотч настоятельно призывает американскую администрацию создать процедуру, которая предусматривала бы предварительное уведомление задержанных о передаче их другим странам и возможность оспорить такое решение в федеральном суде США при наличии опасений, что на родине они могут подвергнуться пыткам или недозволенному обращению.

В Гуантанамо остаются еще 10 тунисцев, из них по меньшей мере восемь заочно осуждены на родине.

18 июня американские власти самолетом отправили из Гуантанамо в Тунис 51-летнего отца восьмерых детей Абдуллу эль-Хаджи и 38-летнего Лотфи Лагху - уроженца деревни в пустынном районе на юге страны, передав их тунисским органам безопасности. Обоих продержали в Гуантанамо около пяти лет, так и не предъявив никаких уголовных обвинений.

В конце июля два представителя Хьюман Райтс Вотч отправились в Тунис, чтобы выяснить судьбу репатриированных лиц. Власти не дали разрешения на свидание с ними, однако нашим сотрудникам удалось пообщаться с их адвокатом и родственниками, которых допускают в тюрьму.

Эль-Хаджи заявил адвокату, что первые двое суток после возвращения провел в Министерстве внутренних дел, где его били по лицу, угрожали изнасиловать его жену и дочерей, не давали спать и заставили подписать некий документ, который он не мог прочесть в старых очках. Получив его подпись, власти передали его военному суду, который еще в 1995 г. заочно осудил его по делу об участии в зарубежной террористической организации.

Следующие полтора месяца Абдулла эль-Хаджи провел в одиночном заключении, как он выразился – «в могиле». В начале августа его перевели в камеру к обычным заключенным, где он в настоящее время ожидает повторного суда, назначенного на 26 сентября. Он заявил адвокату, что в Гуантанамо ему ни разу не говорили о заочном приговоре и что он не согласился бы на репатриацию, если бы узнал об этом.

Лотфи Лагха, у которого в Гуантанамо адвоката не было, впервые увиделся с адвокатом в Тунисе только 9 августа. Как и в случае с Абдуллой эль-Хаджи, его сначала держали в МВД. Позднее он заявил адвокату, что полиция угрожала ему пытками, но до физического насилия дело не дошло.

Лотфи Лагха был без адвоката допрошен судьей, который санкционировал возбуждение уголовного дела. Репатрианта заключили под стражу и больше полутора месяцев держали в одиночной камере. 7 августа его перевели в камеру к обычным заключенным.

«Госдепартамент США в своих докладах о правах человека однозначно говорит об устойчивой практике пыток и неправосудных процессов в Тунисе, - отмечает Сара Ли Уитсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Ближнему Востоку и Северной Африке. – Неужели американская администрация всерьез думает, что ‘дипломатические заверения’ могут перевесить эту укоренившуюся практику?»

США утверждают, что могут снять риск пыток, получив от страны назначения так называемые «дипломатические заверения» о гуманном обращении с передаваемыми лицами. Американский посол в Тунисе Роберт Ф. Гоудек заявил Хьюман Райтс Вотч, что заверения тунисской стороны являются «конкретными и заслуживают доверия» и что посольство «отслеживает их соблюдение». При этом он не смог или не счел возможным сообщить, что именно обещала тунисская сторона в отношении Абдуллы эль-Хаджи и Лотфи Лагхи, выполняются ли эти обещания и что именно предпринимается Соединенными Штатами для контроля.

«История репатриированных в Тунис узников Гуантанамо в очередной раз доказывает, что США не могут полагаться на дипломатические заверения для снятия обоснованных опасений пыток или недозволенного обращения», - говорит Дж.Дэскал.

* * *

Как утверждают американские власти, в настоящее время 150 из 355 узников Гуантанамо подлежат освобождению или передаче другим странам. Хьюман Райтс Вотч настоятельно призывает правительство США обеспечить им заблаговременное уведомление о любой предстоящей передаче и возможность оспорить ее в федеральном суде, в том числе по мотивам ненадежности каких-либо дипломатических заверений. Уведомление должно содержать все сведения, необходимые для принятия информированного решения, включая сведения о ранее вынесенных заочных приговорах.

Хьюман Райтс Вотч предполагает, что подавляющее большинство узников Гуантанамо не будут оспаривать репатриацию, однако такая процедура послужила бы необходимой гарантией для тех, кому может угрожать отправка в условия, чреватые пытками и другим недозволенным обращением.

Из 355 человек, на сегодняшний день содержащихся в Гуантанамо, примерно 50 являются выходцами из таких стран, как Алжир, Китай, Ливия, Тунис и Узбекистан (все известны практикой пыток), и они заявляют своим адвокатам, что вследствие этого не хотят возвращаться на родину. Из «неблагополучных» в этом отношении стран происходят еще девять задержанных, у которых нет адвоката или которые ни разу не общались со своими адвокатами. У этих лиц также могут быть заслуживающие внимания опасения относительно репатриации. Многие другие могут возражать по индивидуальным обстоятельствам. Ратифицированная США Конвенция ООН против пыток запрещает возвращать любое лицо другому государству, «если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток».

В некоторых случаях администрация признает обоснованность опасений задержанных, как в отношении уйгуров из Китая, и предпринимает активные попытки их обустройства в третьей стране. Однако, по понятным причинам, поиск страны, которая была бы готова принять бывших узников Гуантанамо, тем более с подходящими условиями, - дело весьма нелегкое.

В итоге американская администрация, как представляется, все в большей степени склоняется к использованию дипломатических заверений для снятия риска пыток после репатриации. Проводимый Хьюман Райтс Вотч мониторинг таких случаев дает веские основания говорить о том, что дипломатические заверения не обеспечивают эффективных гарантий защиты от пыток и недозволенного обращения. Так, бывшие узники Гуантанамо, репатриированные в Россию в 2004 г., подверглись на родине пыткам и другим нарушениям, несмотря на полученные Вашингтоном от российской стороны обещания, что с ними будут обращаться гуманно (https://www.hrw.org/russian/docs/2007/03/29/russia15585.htm).

По имеющимся сведениям, переговоры о получении соответствующих заверений, помимо Туниса, ведутся Вашингтоном с Алжиром (26 задержанных в Гуантанамо) и Ливией (9 задержанных в Гуантанамо). Обе страны известны практикой пыток.