Узбекские власти отказали в аккредитации директору ташкентского офиса Хьюман Райтс Вотч и назвали сроки начала суда над нашим переводчиком Умидой Ниязовой.

Эти шаги стали очередным шагом в кампании репрессий против правозащитников и гражданского общества. Любопытно, что через месяц Евросоюз должен вернуться к вопросу о сохранении санкций в отношении Узбекистана, введенных после майского расстрела митинга в Андижане в 2005 г. 23 апреля 2007 г. министры иностранных дел Евросоюза также должны обсуждать общую стратегию в отношении Центральной Азии.

«Хьюман Райтс Вотч осталась одной из последних работающих в Узбекистане международных организаций, и теперь правительство пытается заставить нас замолчать, - говорит Холли Картнер, директор по Европе и Центральной Азии. – Но мы не собираемся уходить и будем стоять плечом к плечу с бесстрашным сообществом узбекских правозащитников».

Суд над Ниязовой, которая к тому же является правозащитником и независимым журналистом, должен начаться 19 апреля. В отношении нее возбужденно политически мотивированное дело о незаконном пересечении границы (статья 223, ч. 1 УК), контрабанде (статья 246, ч. 1 УК) и распространении материалов, содержащих угрозу общественной безопасности или общественному порядку, с использованием финансовой помощи, полученной от иностранных государств (статья 244-1, ч. 3(в)). В общей сложности ей грозит до десяти лет заключения. Как представляется, некоторые обвинения связаны с содержанием ее ноутбука, изъятого при первом задержании в декабре 2006 г.

Помимо перевода документов для Хьюман Райтс Вотч Ниязова вместе с директором нашего ташкентского офиса вела активный мониторинг судебных процессов. «Международная амнистия» признала ее узником совести.

«Как и больше десятка других узбекских правозащитников, Умида Ниязова оказалась за решеткой потому, что пыталась предавать гласности нарушения в своей стране, - говорит Х.Картнер. – Власти хотят пресечь ее деятельность и одновременно припугнуть других, чтобы помалкивали».

В Узбекистане сложился один из самых репрессивных режимов на постсоветском пространстве. Многие годы власти поддерживали враждебную и опасную атмосферу для гражданского общества, а после «цветных революций» в Грузии, на Украине и в Киргизии приступили к его систематическому подавлению. Расстрел правительственными войсками сотен по большей части безоружных демонстрантов в Андижане в мае 2005 г. вызвал резкую критику в международном сообществе.

После андижанских событий правительство развязало ожесточенную кампанию репрессий против гражданского общества. По меньшей мере 15 правозащитников находятся за решеткой по политически мотивированным делам. В 2007 г. были арестованы еще двое, включая Ниязову.

В ноябре 2005 г. Евросоюз ввел в отношении Узбекистана ограниченные санкции, обусловив их снятие сотрудничеством Ташкента с независимым международным расследованием андижанских событий и общим улучшением ситуации с правами человека. В ноябре 2006 г., несмотря на усугубление ситуации, санкционный режим был ослаблен. 14 мая Евросоюз должен рассматривать вопрос о дальнейшем сохранении санкций, включающих на сегодняшний день стоп-лист для ряда высокопоставленных чиновников и эмбарго на поставки оружия.

Евросоюз под председательством Германии признал «прогрессом» предложение Ташкента обсуждать андижанские события и проводить «структурированный диалог по правам человека». Некоторые официальные представители ЕС публично выступают за отмену санкций, в том числе министр иностранных дел Испании Мигель Анхель Моратинос, посетивший Узбекистан на прошлой неделе в качестве действующего председателя ОБСЕ.

«Евросоюз должен был бы рассчитывать на смягчение репрессий в Узбекистане, но вместо этого власти подводят под статью правозащитника и хотят выгнать из страны директора офиса Хьюман Райтс Вотч, - говорит Х.Картнер. – Это не свидетельство прогресса, а прямой результат вялого европейского реагирования на неудовлетворительную ситуацию».

13 апреля Министерство юстиции официально уведомило директора ташкентского офиса Хьюман Райтс Вотч о том, что ей отказано в аккредитации в связи с «превышением полномочий» и «осуществлением неуставной деятельности». Данные формулировки уже неоднократно использовались для выдворения из страны сотрудников международных или иностранных организаций. Никаких фактов в подтверждение этого не приводилось.

Минюст уточнил, что офис формально не ликвидируется, однако без аккредитованных сотрудников Хьюман Райтс Вотч не имеет возможности законно осуществлять какую-либо деятельность в республике. Последнее уведомление стало еще одним из шагов, предпринимаемых узбекскими властями с целью создать Хьюман Райтс Вотч невыносимые условия для работы в Узбекистане:

  • В апреле 2006 г. Минюст отказал в аккредитации сотруднику нашего ташкентского офиса. Этому предшествовали притеснения и угрозы уголовного преследования в 2005 г.
  • На протяжении оставшейся части 2006 г. и в 2007 г. правительство отказывалось выдавать визу его замене, в результате чего в ташкентском офисе оставался только один профессиональный сотрудник. Наши неоднократные запросы МИД оставлял без ответа. 16 апреля Хьюман Райтс Вотч стало известно, что в конце марта МИД Узбекистана направил соответствующий телекс, позволяющий нашему сотруднику получить визу. Разрешение было дано больше чем через девять месяцев после первоначального обращения.
  • МИД не выдал ни одной визы сотрудникам штаб-квартиры Хьюман Райтс Вотч, намеревавшимся посетить Узбекистан. Уже год ни по одному из запросов не получено ни разрешения, ни отказа.
  • В апреле 2006 г. Минюст проводил проверку ташкентского офиса Хьюман Райтс Вотч, признав деятельность организации предвзятой и заключив, что ташкентский офис выполняет функции «филиала», а не «представительства».
  • В ноябре 2006 г. сотрудниками органов безопасности велась постоянная и открытая слежка за директором нашего ташкентского офиса как в рабочее, так и в нерабочее время и выходные.