(Ташкент, 30 марта 2004 г.)—Узбекские власти тысячами арестовывают и подвергают пыткам мирных исламских диссидентов, религиозная практика которых не укладывается в установленные государством рамки, говорится в публикуемом сегодня докладе Хьюман Райтс Вотч о кампании религиозных репрессий в Узбекистане.

В докладе, озаглавленном «Создавая образ врага: религиозные преследования в Узбекистане», подробно рассказывается об арестах и пытках в рамках продолжающейся кампании репрессий, за время которой было отправлено за решетку, по оценкам, до 7 тысяч независимых мусульман, религиозная практика которых лежит вне государственных мечетей и медресе и выходит за жесткие рамки, установленные законодательством о религии.

«Правительство Узбекистана проводит безжалостную кампанию против мирных исламских диссидентов, - говорит Рейчел Денбер, и.о. исполнительного директора Отделения Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Размах и жестокость санкций, применяемых к независимым мусульманам, свидетельствуют о том, что мы имеем дело с единой и тщательно организованной кампанией религиозных преследований».

Еще немногим больше месяца назад, в апреле, 62-летняя Фатима Мухадирова была осуждена за религиозный экстремизм после того, как публично заявила о пытках и смерти сына в заключении. Ее сын, также осужденный за «религиозный экстремизм», в августе 2002 г. умер в колонии; перед этим его, похоже, опускали в кипяток. Столкнувшись с возмущенной реакцией международного сообщества, узбекские власти освободили Мухадирову, однако милиция по-прежнему врывается в дома и забирает людей: с начала года осуждены по меньшей мере 26 независимых мусульман.

44-летний Абдурахман Назруллаев умер в заключении 14 марта при сомнительных обстоятельствах, после того как принял участие в голодовке.

Доклад основан на результатах пятилетних исследований, проводившихся Хьюман Райтс Вотч в самых различных регионах Узбекистана, а также на материалах более 200 интервью с репрессированными независимыми мусульманами и членами их семей и интервью с другими свидетелями, правозащитниками и должностными лицами. Представители Хьюман Райтс Вотч присутствовали на десятках судебных процессов; нами были собраны милицейские и судебные документы по делам более 800 человек и обработаны еще сотни дополнительных документов, в том числе медицинских справок, справок о смерти, обращений пострадавших от репрессий в различные инстанции и официальных ответов.

Узбекские власти навешивают на независимых мусульман ярлык «экстремистов» или «ваххабитов» (последний термин огульно используется правительством для обозначения «фундаменталистов» и не имеет прямого отношения к последователям ваххабизма в той форме, в какой это течение существует в Саудовской Аравии). Людей отправляют в колонию за «подрывную деятельность», «посягательства на конституционный строй» и пр. Независимых мусульман арестовывают и на откровенно неправосудных процессах дают им до 20 лет лишения свободы. Арестам подвергаются в том числе и те, кого государство считает «слишком набожными» - которые молятся дома или носят бороду.

Доклад опровергает излюбленный тезис узбекских властей о том, что аресты мирных исламских диссидентов необходимы для борьбы с терроризмом. В 1999-2000 гг. организация боевиков, известная как Исламское движение Узбекистана (ИДУ) действительно совершала вооруженные рейды в регионе. Правительство Узбекистана считает ИДУ ответственным за серию взрывов в Ташкенте в феврале 1999 г. Однако люди, о судьбе которых рассказывается в докладе, как и тысячи других, угодивших под маховик репрессий, не обвинялись ни в причастности к этим терактам, ни в участии в вооруженных формированиях ИДУ – их отправляли в колонию за религиозные убеждения и практику, не связанные с насилием.

«Узбекистан является стратегическим союзником США и других крупных западных держав, но нельзя прикрывать религиозные репрессии глобальной войной с терроризмом», - говорит Р.Денбер.

Пытки в Узбекистане носят массовый характер, но особенно тяжелая участь ожидает арестованных независимых мусульман, которых таким образом пытаются принудить к признанию или к даче других «нужных» показаний. В докладе Хьюман Райтс Вотч зафиксировано 10 случаев смерти от пыток за пятилетний период, а также подробно рассказывается о многих других случаях, когда людей избивали, пытали током или удушьем, подвешивали за запястья или за лодыжки, насиловали и прижигали сигаретами или горящей газетой.

Нарушения в обращении не прекращаются и в местах отбывания наказания, условия в которых не выдерживают никакой критики. Персонал колоний избивает и насилует осужденных независимых мусульман; за молитву и другие проявления набожности их отправляют в карцер.

На собраниях общественности, напоминающих мероприятия сталинской эпохи, чиновники выставляют независимых мусульман или членов их семей на публичное шельмование как «изменников» или «врагов государства». Родственники так называемых «экстремистов» подвергаются арестам и пыткам в милиции, где их иногда держат в заложниках, чтобы заставить объявленного в розыск члена семьи сдаться властям.

Более половины репрессированных принадлежат к членам ненасильственной исламской организации «Хизб-ут-Тахрир» (Партия освобождения). Эта группа, совмещающая в себе религию и политику, выступает за создание халифата (исламского государства) в Узбекистане и в других традиционно мусульманских регионах.

В некоторых странах, включая Россию и Германию, «Хизб-ут-Тахрир» запрещена. Германские власти ссылаются на антисемитские идеи в литературе «Хизб-ут-Тахрир». Власти Узбекистана расценивают позицию организации как угрожающую и подрывную. Члены «Хизб-ут-Тахрир», участники обучающих групп и те, кто распространяет или даже просто хранит у себя литературу этой организации, приговариваются к длительным срокам лишения свободы.

Хьюман Райтс Вотч призвала союзников Узбекистана, в первую очередь США и Евросоюз, осудить преследования независимых мусульман в республике и потребовать прекращения массовых арестов и пыток.

«Это позор, что международное сообщество безучастно наблюдает за продолжением репрессий, - отмечает Р.Денбер. – Если союзники Узбекистана хотят убедить мир в том, что они против преследований инакомыслящих мусульман, им придется что-то сделать, чтобы обозначить свою позицию».

В апреле администрации Дж.Буша предстоит оценить наличие со стороны Узбекистана «существенного и последовательного прогресса» в области прав человека, что является условием выделения Ташкенту помощи, в том числе военной, в объеме порядка 50 млн. долл. Правозащитная практика узбекского правительства на днях внимательно рассматривается и Европейским банком реконструкции и развития, который должен определиться с уровнем своего сотрудничества с Узбекистаном. Вопрос о последствиях для Ташкента продолжающегося игнорирования Узбекистаном международного права также должен стать предметом обсуждения на Комиссии ООН по правам человека, сессия которой проходит сейчас в Женеве. Хьюман Райтс Вотч обращается ко всем представителям международного сообщества с призывом использовать любой повод, чтобы заявить о своем недовольстве правозащитной практикой узбекских властей.

Ниже приводятся три случая, характеризующих жестокость кампании репрессий против независимых мусульман и препятствия, с которыми репрессированные сталкиваются в попытках добиться справедливости:

25-летний Маруф Махкамов был арестован 30 октября по обвинению в «ваххабизме» и провел два месяца в подвальной камере МВД в Ташкенте, где его каждый день избивали до потери сознания. Милиция арестовала его брата и заявила, что последнего отпустят только после того, как Маруф сознается в том, что он «экстремист». Махкамову также угрожали арестом жены: милиционеры говорили, что у него на глазах будут по очереди насиловать ее. Махкамов подписал признание и 23 февраля предстал перед судом вместе с шестью совершенно не знакомыми ему людьми как участник подпольной «экстремистской» группы. Судья приобщил к делу полученное под давлением признание, проигнорировал заявления Махкамова о пытках и приговорил его к семи годам лишения свободы. В письме из колонии 1 марта Махкамов отчаянно просит помочь ему выйти на свободу и призывает правозащитников рассказать миру о его деле.

Гайрат Сабиров был арестован в январе 2000 г. по обвинению в «ваххабизме» и провел в подвальной камере пять месяцев в полной изоляции. В первые дни после ареста сотрудники СНБ держали его в «сауне», прижигали сигаретами, а потом изнасиловали. На суде заявления Сабирова о пытках не были приняты во внимание, и он получил 14 лет лишения свободы. Обвинение утверждало, что он и еще 16 человек были участниками организованной группы «экстремистского» характера, распространявшей литературу с идеями «фундаментализма» и «экстремизма» - в качестве подтверждения прокурор указывал на участие подсудимых в частном изучении религии. По версии обвинения, даже периодическая совместная игра подсудимых в футбол на центральном стадионе представляла собой часть «подготовки к установлению исламского государства». Сабиров и другие в настоящее время отбывают наказание.

Член «Хизб-ут-Тахрир» Нахмиддин Джувашев (Жувашов) добровольно явился в СНБ в 1999 г. после заявлений властей о том, что все лица, признавшие, что встали на «ложный» религиозный путь, будут прощены. Вместо этого он был арестован и подвергнут пыткам. Жалобы местным властям на жесткое обращение только усугубили ситуацию: Джувашева раздели до белья, сковали наручниками, подвесили к горизонтальной балке и избивали до тех пор, пока он не согласился подписать заявление, что никаких пыток не было. Он был осужден, вышел на свободу после замены срока на условный, но в августе 2000 г. был повторно арестован милицией. Последовали новые пытки, суд и приговор за «религиозный экстремизм». В настоящее время Джувашев отбывает 14-летний срок лишения свободы.