Через восемь дней после ареста тело арестованного со следами пыток было возвращено семье в Каракалпакстане, сообщила сегодня Хьюман Райтс Вотч. Это уже четвертый такой случай в Узбекистане за минувший год.

Похороны Камалодина Джуманиязова состоялись через два дня – 9 декабря. Очевидцы сообщили Хьюман Райтс Вотч, что у покойного были две кровавые раны на лбу, ссадины на задней части шеи и содрана кожа на колене. Представленные нам фотографии подтверждают это.

Известие об этом случае пришло как раз в то время, когда многие ожидают от узбекских властей обнародования обещанного национального плана действий по борьбе с пытками.

«Правительство Узбекистана должно провести тщательное и независимое расследование по этому факту, - заявила Рейчел Денбер, и.о. исполнительного директора Отделения Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Власти рассказывают о мерах, принимаемых в области борьбы с пытками, но реальность, к сожалению, в очередной раз свидетельствует об обратном».

25-летний отец двоих детей Камалодин Джуманиязов был арестован милицией 29 ноября в одном из кишлаков Каракалпакстана по подозрению в краже. Постановление об аресте вынесено прокуратурой 1 декабря, и там уже говорится об употреблении марихуаны. 7 декабря, когда до семьи дошли слухи о смерти К.Джуманиязова, родственники отправились в отделение, где им сказали обращаться в морг. Там им предъявили уже замороженное тело. Можно предполагать, что смерть наступила по меньшей мере за 15 часов до этого.

На следующий день, когда родственники готовили тело к похоронам, они обнаружили травмы и забили тревогу. Прокурор из Туркульской районной прокуратуры заявил родственникам, что К.Джуманиязов повесился в камере, сделав веревку из свитера.

По словам людей, видевших тело, гортань была разрезана при вскрытии, поэтому определить наличие повреждений на передней стороне шеи определить было невозможно. Также имелись поперечные порезы на предплечьях, однако врач заявил семье, что, похоже, они были сделаны уже после смерти.

8 декабря родственники потребовали провести судебно-медицинскую экспертизу. Присланные прокуратурой два эксперта устно подтвердили семье, что К.Джуманиязовым была получена черепно-мозговая травма. Они, однако, отказались составить письменное заключение, а представители прокуратуры запретили родственникам видеосъемку как самих экспертов, так и тела К.Джуманиязова.

По словам родственников, никакой проверки по этому факту властями не проводилось.

«В Узбекистане сложилась неудовлетворительная практика в части обеспечения ответственности за пытки. Хотелось бы надеяться на то, что этот случай станет исключением, - отмечает Р.Денбер. – Правительство должно, наконец, заняться этим вопросом и доказать, что все его разговоры о реформах хоть чего-то стоят».

Еще один подозрительный случай смерти в предварительном заключении был недавно зафиксирован Хьюман Райтс Вотч в Бухарской области. 20-летний Надирджан Замонов был задержан милицией 1 августа по подозрению в краже. Его отец, пришедший в отделение после полудня, обнаружил сына перепуганным и в слезах. Примерно в 14.00 часов отец ушел, а через час родственники нашли молодого человека мертвым на полу в их собственном коровнике, причем веревка на шее у Надирджана не принадлежала семье, а на теле имелись синяки и другие повреждения.

Бухарская милиция располагает письменным признанием подозреваемого, якобы подписанным Н.Замоновым, однако семья утверждает, что почерк ему не принадлежит.

В милиции говорят, что подозреваемый повесился. При этом, по словам родственников, в тот момент, когда они нашли его, на нем действительно была веревка, но он лежал на полу. Фотографии тела и описание родственниками характера повреждений на шее не подтверждают версию о самоубийстве через повешение.

Возбужденное прокуратурой уголовное дело было вскоре прекращено за отсутствием события преступления. В справке о смерти указано, что причина не установлена.

В апрельском докладе спецдокладчика ООН по пыткам, посетившего Узбекистан в конце 2002 г., делается вывод о системном характере пыток в республике. В начале этого года правительство представило проект плана действий по выполнению рекомендаций спецдокладчика. Участники этого процесса от международного сообщества ожидали появления окончательного варианта к середине ноября, однако правительство до сих пор молчит.