Анастасия Шевченко на судебном заседании об избрании меры пресечения. Ростов-на-Дону, 23 января 2019 г.

© Алиса Васильева, 2019

(Москва) – В России возбуждено первое уголовное дело об участии в так называемой «нежелательной» иностранной организации, сообщает Хьюман Райтс Вотч. Его фигурантом стала Анастасия Шевченко – член федерального совета общественного движения «Открытая Россия» из Ростова-на-Дону, которой 23 января 2019 г. была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

Незарегистрированное общественное движение «Открытая Россия» было создано российскими гражданами в 2016 г., власти считают его частью зарегистрированной в Великобритании одноименной организации, деятельность которой была в 2017 г. признана в России нежелательной и запрещена. Российские активисты неоднократно заявляли, что не имеют к британской организации никакого отношения.

«Уголовное преследование Анастасии Шевченко – это прямое ущемление свободы ассоциации в России, - говорит Рейчел Денбер, замдиректора Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – И сам драконовский закон, и уголовное дело используются с единственной целью – запугать критиков власти, которые пытаются бороться с коррупцией, махинациями на выборах и нарушениями прав человека в России».

Шевченко была задержана 21 января, на допросе она узнала, что дело было возбуждено 18-го. У нее дома прошел обыск, до утра 23 января ей пришлось ожидать избрания меры пресечения в ИВС. В результате суд поместил Шевченко под домашний арест до 20 марта.

Российский «закон о нежелательных организациях» был принят в 2015 г. и позволяет Генеральной прокуратуре запрещать в России деятельность любой иностранной или международной организации, в деятельности которой власти усмотрят угрозу основам конституционного строя РФ, обороноспособности страны или безопасности государства. Гражданам России за участие в деятельности такой организации грозит административная ответственность в виде штрафа, а после двукратного в течение года привлечения к административной ответственности – уголовная, с максимальной санкцией до шести лет лишения свободы.

Уголовное дело в отношении Шевченко было возбуждено в последний допустимый по закону день. 19 января 2018 г. она была оштрафована в связи с участием в дебатах в октябре 2017 г., когда организаторы представили ее как местного координатора «Открытой России». Затем Шевченко оштрафовали в августе 2018 г. – всего лишь на основании скриншотов постов «Открытой России», посвященных различным мероприятиям.

21 января прошли обыски по месту жительства еще восьми активистов «Открытой России» в Ростове-на-Дону, Казани и Ульяновске, которых сразу после этого допросили. Кроме того в Ульяновске двух активистов вызвали на допрос без обыска. Все они проходят по делу как свидетели. По меньшей мере в четырех случаях допрос проводился сотрудниками Центра «Э» и активистом было отказано в праве  вызвать адвоката.

Хьюман Райтс Вотч проинтервьюировала семь активистов движения, в том числе пятерых из допрошенных (у четырех из последних проводился обыск). Юрист «Открытой России» Эльза Нисанбекова из Казани рассказала, что полицейские, которые пришли к ней с обыском, были вооружены автоматами. По словам Антона Приходько из Ростова-на-Дону, перед обыском у него в квартире отключили электричество и угрожали взломать дверь.

Во время обысков полиция изымала мобильные телефоны и компьютеры активистов, по меньшей мере в трех случаях изымались также телефоны и компьютеры членов семьи. Четверо активистов заявили, что им не предоставили копию постановления на обыск.

Пока в деле только одна подозреваемая, однако в постановлении на обыск у Нисанбековой указывалось на ее «преступную связь» с Шевченко. В связи с этим нельзя исключать, что Нисанбекова также может быть привлечена в качестве подозреваемого. По ее словам, полицейские «намекали» на возможность привлечения к уголовной ответственности и ее самой, и казанского активиста Дмитрия Егорова, поскольку они уже привлекались к административной ответственности по той же статье об участии в деятельности «нежелательной организации». 

Егоров рассказал, что 21 января его не было в городе и что соседи впоследствии рассказали ему, что утром к нему в квартиру стучались полицейские и люди в штатском.

Егорова первый раз оштрафовали по «закону о нежелательных организациях» в июле 2018 г. Основанием послужили несколько публикаций СМИ, в которых его называли участником общественного движения «Открытая Россия». 27 декабря Егорова задержали за участие в мирном протесте и дали 12 суток административного ареста за нарушение порядка организации и проведения публичных мероприятий. За несколько часов до истечения срока ареста его доставили в суд, где дополнительно оштрафовали за участие в деятельности нежелательной организации – на основании того, что желто-черная расцветка у него на плакате совпадала с традиционной цветовой символикой движения «Открытая Россия».

Игорь Топорков из Ульяновска рассказал, что у него дома обыска не было, но 22 января его дважды без адвоката допрашивали сотрудники Центра «Э». По его словам, их интересовала связь Шевченко с британской организацией «Открытая Россия», и они исходили из того, что российское общественное движение является ее частью.

В списке Минюста на данный момент значатся 15 организаций, деятельность которых признана в России нежелательной. Преимущественно это американские ресурсные и донорские организации, но в список также включены британские Open Russia Civic Movement, Open Russia (Общественное сетевое движение «Открытая Россия») и OR (Otkrytaya Rossia) («Открытая Россия») (с 08.11.2018 – HUMAN RIGHTS PROJECT MANAGEMENT). Эти зарегистрированные в Великобритании юридические лица связаны с живущим в эмиграции экс-владельцем нефтяной компании ЮКОС Михаилом Ходорковским. Активисты российского общественного движения «Открытая Россия» неоднократно указывали на некорректность отнесения их к участникам «нежелательной иностранной организации», подчеркивая, что российское движение не имеет официальной регистрации, не является иностранной организацией и не связано с одноименными британскими юридическими лицами.

Один из координаторов российского движения, Алексей Прянишников, в интервью Хьюман Райтс Вотч отмечал, что суды в России не склонны учитывать эти обстоятельства. По его словам, с апреля 2018 г. в отношении активистов движения возбуждалось как минимум 30 административных дел, и только в трех случаях удалось добиться отмены постановления о привлечении к административной ответственности на основании таких аргументов. Зачастую в материалах дела значились только посты в соцсетях, где активисты фигурируют с плакатами со словами «Открытая Россия» или символикой движения, либо участие в его мероприятиях, в том числе – в мирных публичных акциях. Прянишников также сообщил, что ему известно по меньшей мере о еще пяти активистах, у которых «набралось» два или больше штрафов за участие в деятельности нежелательной организации, и что это также может вылиться в уголовные дела.

Закон о нежелательных организациях» нарушает право на свободное выражение мнений и право на свободу ассоциации, охраняемые Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской конвенцией о правах человека. Россия является участником обоих этих международных договоров.

«Российские власти пытаются использовать нормы о нежелательных организациях для придания политическим преследованиям налета законности, но это едва ли может ввести кого-либо в заблуждение, - говорит Рейчел Денбер. – Уголовное дело против Анастасии Шевченко безошибочно считывается как еще одно предупреждение, что мирная критика власти легко может обернуться реальным тюремным сроком».