(Вашингтон) – Комитет ООН по правам человека признал правительство Туркменистана ответственным за пытки и смерть правозащитницы Огулсапар Мурадовой, сообщает кампания «Покажите их живыми!». Мурадова умерла за решеткой в 2006 г. после ареста и суда по политически мотивированному делу. Хьюман Райтс Вотч является одним из участников кампании.

Огулсапар Мурадова, середина 1990-х гг. 

© Аннадурды Хаджиев
«Наконец-то мы имеем авторитетное признание ответственности правительства Туркменистана за чудовищные пытки и смерть Огулсапар Мурадовой, - говорит Рейчел Денбер, замдиректора Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Теперь власти должны установить всех причастных к ее смерти и привлечь их к ответственности. Прошло уже 12 лет, но для правосудия никогда не бывает слишком поздно».

Правительство также должно немедленно покончить с ситуацией насильственного исчезновения десятков людей, которые остаются в туркменских тюрьмах, заявила кампания «Покажите их живыми!».

Огулсапар Мурадова была активисткой Туркменского Хельсинкского фонда – независимой правозащитной группы, которая базируется в Болгарии, и регулярным автором Радио Свобода. В июне 2006 г. ее арестовали в Ашхабаде вместе с активистами Сапардурды Хаджиевым (брат Мурадовой) и Аннакурбаном Аманклычевым. Были арестованы и трое взрослых детей Мурадовой.

Незадолго до ареста двое из активистов помогали снимать документальный фильм о правах человека в Туркменистане и связанной с этим тематике.

Детей Мурадовой через несколько недель отпустили. В августе 2006 г. на скоротечном закрытом процессе Мурадову, Аманклычева и Хаджиева осудили по сфабрикованному делу о хранении боеприпасов. Мурадовой дали шесть лет, Аманклычеву и Хаджиеву – по семь.

Обстоятельства ареста активистов не оставляли сомнений в том, что это было местью за их правозащитную деятельность, отмечает кампания. Так, тогдашний президент Сапармурат Ниязов в телеэфире осудил Мурадову за помощь иностранным журналистам в «сборе клеветнической информации, для демонстрации недовольства среди населения», а в государственных СМИ всех троих открыто называли «предателями».

В течение всего времени за решеткой Мурадова находилась в полной изоляции. 13 сентября 2006 г., через несколько недель после закрытого суда, семье сообщили, что она мертва. Родственникам разрешили осмотреть тело в морге только после вмешательства дипкорпуса. По словам одного из них, на лбу была глубокая резаная рана, на шее была темная полоса, которая могла иметь странгуляционную природу, открытые раны на руках и множественные гематомы на ногах.

По неподтвержденной информации, полученной в декабре 2006 г. от сотрудника правоохранительных органов, Мурадова умерла от пыток во время допроса сотрудниками Министерства национальной безопасности Туркменистана. Другой источник позднее сообщил, что было инсценировано «самоубийство», чтобы скрыть реальные обстоятельства смерти.

По официальной версии, смерть Мурадовой был вызвана естественными причинами, расследование не проводилось. В ответе Комитету по правам человека в декабре 2006 г. правительство сообщило, что Мурадова содержалась в тюрьме Овадан-Тепе (АН-Т/2) и 13 сентября 2006 г. «совершила самоубийство», повесившись в камере.

Комитет по правам человека, рассмотрев жалобу брата Мурадовой Аннадурды Хаджиева, признал правительство Туркменистана ответственным за нарушение права Мурадовой на жизнь. Решение было вынесено в апреле 2018 г. и опубликовано в августе.

Комитет признал, что Мурадова была арестована за журналистскую и правозащитную деятельность и что власти не провели оперативного расследования заявлений о пытках и смерти в тюрьме. Комитет также установил, что непредоставление властями информации о ее смерти причинило Хаджиеву душевные страдания, которые достигали уровня бесчеловечного обращения.

Комитет считает, что правительство должно провести беспристрастное расследование обстоятельств смерти Мурадовой; предоставить семье полный отчет о расследовании, включая заключение вскрытия, копии протоколов судебных заседаний и приговора; обеспечить семье правовую защиту, включая компенсацию и восстановление доброго имени.

Кампания «Покажите их живыми!» в свое время включила Мурадову в список лиц, исчезнувших в тюрьмах Туркменистана. Кампания отмечает, что еще десятки, а, скорее, сотни людей, как и Мурадова, подвергаются длительному изолированному содержанию после скоротечных закрытых несправедливых судов. Их семьи ничего не знают о судьбе близких, во многих случаях – уже в течение 16 лет. Список включает 112 подтвержденных случаев насильственного исчезновения в Туркменистане. Десятки родственников живут в состоянии постоянного стресса, равносильного пыткам, не имея никаких сведений о судьбе и местонахождении своих близких. Неизвестно даже, живы ли они.

Правительство Туркменистана должно оперативно ответить Комитету по правам человека и незамедлительно принять меры по исправлению нарушений прав человека, допущенных в отношении Мурадовой и ее семьи. Необходимо немедленно покончить с практикой содержания заключенных в полной изоляции и принять комплексные меры по информированию членов семей и профильных международных органов о судьбе и местонахождении лиц, лишенных свободы.

«Прекращение насильственных исчезновений – это важный шаг на пути к обеспечению того, чтобы никого больше не постигла участь Огулсапар Мурадовой, - говорит Виталий Пономарев, директор центральноазиатской программы правозащитного центра «Мемориал». – Властям Туркменистана пора прекратить страдания жертв насильственных исчезновений и множества их родственников, которые лишены информации о судьбе близких».