Хамза (Ибрагим) Тиллозода

© Payom.net

(Алматы) – Власти Таджикистана должны немедленно снять политически мотивированный запрет на выезд из страны в отношении тяжелобольного ребенка, который нуждается в срочном лечении за рубежом, заявили Хьюман Райтс Вотч и Норвежский Хельсинкский комитет. У четырехлетнего Хамзы (Ибрагима) Тиллозоды эмбриональная карцинома в третьей стадии, которую врачи в Таджикистане вылечить не в состоянии.

Хамза приходится сыном оппозиционеру Рухулло Тиллозоде и внуком Мухиддину Кабири – лидеру Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). Оба эмигрировали в 2015 г., спасаясь от политических репрессий, и объявлены властями в розыск. В конце 2015 г. у его матери Мижгоны и других членов семьи отобрали паспорта и свидетельства о рождении, лишив их возможности выезжать за границу.

«Власти Таджикистана должны немедленно разрешить четырехлетнему Хамзе и его родственникам выезд за рубеж, потому что для мальчика это вопрос жизни или смерти, - говорит Мариус Фоссум, региональный представитель Норвежского Хельсинкского комитета в Центральной Азии. – Ситуация требует вмешательства президента Эмомали Рахмона».

Семья Тиллозоды несколько лет находится под наблюдением органов госбезопасности Таджикистана, которые жестко ограничивают свободу передвижения матери Хамзы и не дают ей получить назад паспорт.

Ранее в этом году врачам в Таджикистане не удалось помочь мальчику, который уже несколько лет болен раком яичек. Семья и профильные специалисты считают, что спасти его может только лечение за рубежом. По имеющейся у Хьюман Райтс Вотч и Норвежского Хельсинкского комитета информации, обеспечить такое лечение готова онкологическая клиника в Турции.

На фоне появившейся в интернете петиции с призывом разрешить Хамзе выезд за границу власти Таджикистана заявляют, что семья может покинуть страну в любой момент. Однако на протяжении всех трех лет с тех пор, как у членов семьи отобрали паспорта и свидетельства о рождении, сотрудники госбезопасности постоянно запугивают и притесняют оставшихся в Таджикистане родственников Тиллозоды, отбирают у них мобильные телефоны и не позволяют им контактировать с кем-либо за пределами непосредственного места проживания.

К ним постоянно приходят оперативники и называют их родственниками «террористов» и «врагов народа». Недавно мать Хамзы заставили сказать журналистам, что она сама потеряла паспорт.

Несмотря на то, что состояние мальчика стало критическим, со стороны ОВИР МВД не было предпринято никаких шагов по выдаче семье новых документов.

На основании имеющейся информации, включая фотографии опухоли в паховой области размером с апельсин, турецкие онкологи 25 июля 2018 г. пришли к заключению, что без срочного медицинского вмешательства в пределах нескольких суток мальчику грозят осложнения, которые могут привести к смерти.

Кабири и Тиллозода бежали из страны, когда власти развернули гонения на ПИВТ. В августе 2015 г. партия была лишена общенационального статуса и была вынуждена прекратить деятельность, в сентябре правительство обвинило руководство ПИВТ в причастности к вооруженному мятежу, а в октябре Верховный суд признал партию террористической организацией и запретил ее деятельность. С тех пор сотни членов партии и других мирных активистов были арестованы по сфабрикованным обвинениям. Неоднократно имели место случаи изъятия паспортов у родственников эмигрировавших оппозиционеров.

На протяжении последних четырех лет Таджикистан переживает острый кризис с правами человека в условиях преследований мирной оппозиции, отмечают Хьюман Райтс Вотч и Норвежский Хельсинкский комитет. Власти запретили ведущую оппозиционную партию и преследуют мирных активистов, за решетку отправлены сотни оппозиционеров и их адвокатов. 11 июля суд на севере Таджикистана приговорил независимого журналиста Хайрулло Мирсаидова к 12 годам лишения свободы по делу, которое выглядит как месть за его попытки предать гласности коррупцию в местной власти. Члены семей эмигрировавших диссидентов постоянно подвергаются притеснениям, угрозам и запугиваниям.

«Ситуация выглядит так, что власти не выпускают из страны ребенка в критическом состоянии, чтобы надавить на его отца и деда, а это уже за гранью морали, - говорит Стив Свердлов, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии. – В данном случае речь идет не о политике, а о жизни ребенка».