Оюб Титиев. Грозный, 2018 г. 

© 2018 Human Rights Watch

В понедельник я впервые съездила в Грозный. Последний раз я была в Чечне еще в 99-м – во вторую чеченскую. В столице республики, особенно в центре, давно и с размахом заново отстроены новые высотные здания.

В понедельник у Оюба Титиева пошел 70-й день за решеткой. На момент ареста он возглавлял грозненский офис «Мемориала» - российской правозащитной организации, которая, кроме всего прочего, помогает добиваться правосудия простым жителям Чечни, ставшим жертвами двух войн на территории этой республики. При этом «Мемориал» остался последней правозащитной группой, открыто работающей в Чечне, которую Рамзан Кадыров превратил в тоталитарный анклав, где малейшая критика его самого или республиканских властей чревата, как минимум, публичным унижением или насильственным исчезновением.

В Грозный я приехала, чтобы поприсутствовать на рассмотрении жалобы Оюба на продление ему срока содержания под стражей. 9 января местные полицейские арестовали его по вызывающе абсурдному обвинению в хранении марихуаны. Если кто не в курсе – сфабрикованные дела о наркотиках уже не раз использовались чеченскими силовиками, когда нужно было «закрыть» того или иного критика власти.

С самого начала судья отказал защите, которая ходатайствовала о том, чтобы Титиеву разрешили находиться не в железной клетке, а за одним столом с его адвокатами: не положено, мол. Потом защита приводила самые разные доводы в пользу того, что Оюба можно до суда отпустить из-под стражи, поскольку тот явно не будет препятствовать следствию, не собирается скрываться и не представляет никакой угрозы для общества.

Когда судья в итоге оставил Оюба под стражей, это ни для кого не стало сенсацией, но осталось ощущение полного попрания правосудия. На этом фоне как-то странно выглядит выбор сборной по футболу Египта, решившей на время ЧМ-2018 сделать Грозный своей тренировочной базой. Озадачивает и молчание ФИФА, которая только недавно анонсировала свою новую политику в области прав человека, да еще и с фокусом на тех, кто эти самые права защищает. Как раз сейчас функционерам мирового футбола самое время вспомнить об этом и на самом высоком уровне вступиться за Оюба Титиева, потребовав его освобождения.

Когда мы уезжали из Грозного, кто-то из коллег показал мне дом, где жила правозащитница Наташа Эстемирова до того, как ее похитили и зверски убили в 2009 году. Это она привела Оюба в правозащиту, это ее он сменил в «Мемориала», и я весь день не могла отделаться от ощущения, что она где-то рядом.