24 июля 2017 г.

 

Президенту Туркменистана

Гурбангулы Бердымухамедову

744000, Туркменистан, Ашхабад

 

Президентский Дворец

Уважаемый господин Президент!

Обращаемся к Вам с просьбой разъяснить порядок расчета и выплаты компенсаций жителям Ашхабада, чьи дома были изъяты и снесены в рамках обновления архитектурного облика столицы Туркменистана в преддверии V Азиатских игр в закрытых помещениях и по боевым искусствам, которые пройдут в Ашхабаде в сентябре текущего года.

Процесс изъятия и сноса домов негативно сказался на тысячах жителей Ашхабада, в отдельных случаях некоторые понесли значительный имущественный ущерб без надлежащей компенсации и рискуют остаться без крова.

Согласно полученной нами информации, многие жители не получили должной компенсации за изъятую недвижимость. В ходе оценки стоимости объектов недвижимости, подпадающих под изъятие и снос, власти, как представляется, либо не учитывали полную стоимость имущества, либо не засчитывали всех проживающих по данному адресу, либо и то, и другое.

В частности, при оценке предназначенного под снос имущества для целей выплаты компенсации столичное Горжилуправление исходило только из метража зарегистрированных объектов недвижимости и только из числа прописанных на данной площади членов семьи, не учитывая текущее количество членов семьи, реальный размер дома и другое затрагиваемое изъятием имущество. Собственникам предлагался единственный вариант компенсации – переселение в квартиру, без возможности получения выплаты в денежной форме.

Во многих случаях собственникам домохозяйств из 10 – 15 человек в качестве компенсации за сносимое жилье предоставлялись 2- или 3-комнатные квартиры. Такие домохозяйства состояли из участка земли, основного дома и пристроек или дополнительных построек, которые семья сооружала по мере увеличения количества членов семьи. Пристройки/дополнительные постройки могли быть самыми разными: от летней кухни и бани до жилых помещений или небольших домиков.

Столичное Горжилуправление категорически отказывалось учитывать при оценке стоимости площадь пристроек/дополнительных построек. Как представляется, это было связано с тем, что ни у кого из собственников данные пристройки/постройки не были зарегистрированы в городском Бюро технической инвентаризации (ГБТИ), в то время как это предусмотрено статьей 22(4) Жилищного кодекса Туркменистана от 2013 г. Жители говорят, что не пытались регистрировать дополнительную площадь, поскольку ГБТИ обычно отказывает в регистрации пристроек/дополнительных построек, поэтому они не рассчитывали на положительное решение и даже опасались возможных негативных последствий. Многие пристройки/дополнительные постройки существуют, как минимум, десяток лет, и представляется маловероятным, что в Горжилуправлении или других инстанциях ничего не знали о их существовании. Более того, городские власти, насколько можно судить, не имели возражений в течение всего периода, пока эти дополнительные площади использовались домохозяйствами.

Почти во всех случаях, по которым нами получена информация, владельцы изымаемой недвижимости считали, что без официальной регистрации пристроек/дополнительных построек у них нет юридических оснований для судебного оспаривания решения Горжилуправления о компенсации. Они также утверждали, что на основываясь на предыдущем опыте своего общения с представителями Горжилуправлением они опасались, что обжалование может только ухудшить их положение.

Тем не менее, пристройки\дополнительные постройки являются неотъемлемой частью домохозяйства. Насколько мы понимаем, практика расширения жилплощади по мере того, как дети вырастают и обзаводятся своими семьями, является обычной для Туркменистана. Во многих случаях, по которым у нас имеется информация, пристройки/дополнительные постройки к моменту изъятия были частью домохозяйства в течение жизни, как минимум, одного поколения.

Горжилуправление также принимало во внимание только число прописанных по данному адресу членов семьи, но не общее фактическое число постоянно проживающих. По меньшей мере в некоторых случаях в состав домохозяйств входили супруги и дети членов семей, имевших столичную прописку, но которым самим такую прописку получить не удалось.

Такой подход к оценке недвижимости приводит к крайне тяжелым последствиям для семей. Во многих случаях предоставленные в рамках компенсации квартиры не могли вместить всех членов домохозяйства, что противоречит пункту 3 статьи 70 Жилищного кодекса, которая устанавливает норму жилой площади в 12 кв. м на человека.

В ряде случаев владельцы домохозяйств, не получившие компенсацию, соответствующую фактическому количеству проживающих, не имели средств для приобретения или съема дополнительной жилплощади, для размещения всех членов семьи, что в результате приводило к тому, что часть большой семьи оставалась без крова. На обращения жителей, оказавшихся в подобных ситуациях, в Горжилуправлении советовали искать возможности размещения у других родственников.

Наконец, в некоторых случаях, по которым нами получена информация, единственным вариантом, который Горжилуправление предлагало владельцам изымаемой недвижимости, было переселение в государственную квартиру, предположительно большей площади и с заявленной большей стоимостью с доплатой за дополнительные квадратные метры и с переходом прав собственности только после завершения всех выплат. В ряде ситуаций размер предлагавшейся доплаты доходил до эквивалента 20 – 25 тыс. долларов США. У владельцев изымаемой недвижимости не было таких денег, и им приходилось соглашаться на выплату в рассрочку и оформление прав собственности на новое жилье только после погашения всей суммы. Таким образом, у них фактически изымалась собственность, и они не получали ни надлежащей денежной компенсации, ни равноценного статуса собственников взамен утраченного.

В связи с вопросами, которые вызывает у нас процессы изъятия и сноса жилья, реализуемые в Ашхабаде в последние годы, любезно просим Вас разъяснить следующее:

  1. Какие меры, если таковые имели место, принимались столичным Горжилуправлением для учета всего объема изымаемой недвижимости, включая входившие в состав домохозяйств незарегистрированные пристройки/дополнительные постройки, а также для установления родственных отношений между прописанными по определенному адресу членами семьи и другими членами домохозяйства, у которых такой прописки не было?
  2. Какими стандартами руководствуется столичное Горжилуправление для установления факта принадлежности незарегистрированной недвижимости, сколько семей воспользовалось такой процедурой и с каким результатом? Оформлена ли такая процедура законодательно или существует по факту на практике?
  3. Задействовались ли столичным Горжилуправлением какие-либо процедуры по установлению принадлежности к домохозяйству не имеющих прописки членов семьи, которые, тем не менее, имели прочные связи с изымаемой недвижимостью и постоянно проживали на территории домохозяйства?
  4. На каких правовых нормах основан порядок компенсации, в рамках которого единственным предложением является предложение квартиры с заявленной большей стоимостью на условиях доплаты за разницу? На каких правовых нормах основан порядок, при котором право собственности на предоставляемую в рамках компенсации квартиру оформляется только после погашения всей суммы доплаты?

В заключение также любезно просим проинформировать нас о статусе каких-либо комиссий, в задачи которых входит рассмотрение претензий/жалоб жителей, которых коснулся процесс изъятия и сноса жилья. В письме на Ваше имя от 25 октября 2011 г. мы приветствовали Ваше решение о создании межведомственной комиссии по рассмотрению претензий граждан, проживающих в районах, предназначенных под строительные проекты. Существует ли эта комиссия по сей день, и если да, то каковы ее полномочия и что предпринято по претензиям/жалобам владельцев недвижимости и жителей в связи с изъятием недвижимого имущества, выселением, сносом и компенсацией?

Благодарим Вас за внимание к поднятым проблемам. Будем очень признательны, если Вы ответите на наше письмо не позднее 14 августа 2017 г.

 

С уважением,

 

Хью Уильямсон,

директор Хьюман Райтс Вотч

по Европе и Центральной Азии

 

Фарид Тухбатуллин,

директор Туркменской инициативы по 

правам человека

 

Копии:

Президенту Олимпийского совета Азии шейху Ахмаду аль-Фахаду ас-Сабаху

Президенту Международного Олимпийского комитета Томасу Баху