Протестующие в районе Пушкинской площади в Москве 26 марта 2017 г. 

© 2017 Андрей Солдатов

(Москва) – В целом ряде городов различных регионов России власти притесняли и запугивали школьников и студентов, участвовавших или планировавших принять участие в антикоррупционных выступлениях 26 марта 2017 г., заявила Хьюман Райтс Вотч. Прессингу подвергались и родители – за то, что дети присоединились к протестам.

«Вместо того чтобы услышать законный запрос общества, требующего подотчетности власти, государство пытается заткнуть рот подрастающему поколению избирателей, - говорит Хью Уильямсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Мнение подростков и молодежи не пустой звук, и правительство должно прислушиваться к нему».

26 марта более чем в 90 российских городах прошли мирные акции протеста против коррупции, в которых приняло участие беспрецедентно большое число подростков и молодых людей.

Похоже, урок, который они хотят преподать, сводится к тому, что лучше помалкивать и не высовываться

Хью Уильямсон

Директор по Европе и Центральной Азии

Во многих городах такие митинги не получили согласования со стороны местных администраций. Были задержаны сотни людей, среди которых оказалось множество несовершеннолетних подростков и молодежи. Только в Москве задержали 70 несовершеннолетних: большинство из них были допрошены в полиции, в отношении некоторых возбуждались административные дела. Через несколько часов задержанных отпустили. Хьюман Райтс Вотч задокументировала по меньшей мере два случая, когда обвинения были откровенно безосновательными. В задокументированных нами эпизодах власти пытались напрямую вызывать несовершеннолетних в полицию, хотя по закону такой вызов может осуществляться только через родителей или законных представителей.

Антикоррупционные акции 26 марта были инициированы активистом Алексеем Навальным, который возглавляет Фонд борьбы с коррупцией и намеревается участвовать в президентских выборах 2018 г. Следующие массовые демонстрации против коррупции были назначены на 12 июня.

Двое московских адвокатов, представлявших интересы нескольких задержанных 26 марта подростков, рассказали Хьюман Райтс Вотч, что в двух случаях руководство заставляло инспекторов по делам несовершеннолетних возбуждать административные дела, хотя те не усматривали в действиях подростков признаков каких-либо правонарушений. По мнению адвокатов, это лишь отдельные проявления общей установки на наказание как можно большего числа участников антикоррупционных выступлений.

В ряде случаев власти либо возбуждали против родителей административное производство по статье «неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних», либо угрожали привлечением к административной ответственности по этой статье. Мы задокументировали один случай, когда полиция и сотрудники по делам несовершеннолетних приходили домой к подростку, ходившему на антикоррупционный митинг, - якобы для проверки бытовых условий.

Студенты в нескольких городах рассказывали нам об угрозах, вплоть до отчисления, и других санкциях за участие в антикоррупционных акциях. Отмечен случай, когда студента дальневосточного вуза вызывали к руководству через три часа после того, как он подал заявку на проведение митинга 26 марта. Замдекана заявил ему, что у него могут быть проблемы с продолжением обучения и что «с ним будет разбираться ФСБ», после чего студент отозвал свою заявку.

В некоторых городах старшеклассникам на уроках показывали разоблачительные фильмы о Навальном или разъясняли недопустимость участия в антиправительственных демонстрациях. Об аналогичных «занятиях» нам рассказывали и несколько студентов, отмечая, что посещение было «по желанию». Российское законодательство запрещает использовать учебный процесс в образовательных учреждениях для продвижения какой-либо политической повестки.

24 мая председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что профильным комитетам поручено рассмотреть вопрос о запрете несовершеннолетним участвовать в несанкционированных акциях. Отметив в интервью днем ранее, с какой легкостью, по ее мнению, онлайновая мобилизация на такие мероприятия может создавать угрозу для детей, она назвала приглашение их на несанкционированные акции «нечестным, циничным попранием нравственных и гражданских норм».

Как участник Европейской конвенции о правах человека, Россия обязана уважать свободу собраний и свободу выражения мнений всех лиц, включая несовершеннолетних. Россия также является участником Конвенции о правах ребенка, которая отдельно оговаривает права несовершеннолетних на свободу выражения мнений и свободу ассоциации.

«Российские чиновники пытаются подавить активность молодежи, критически относящейся к власти, - говорит Хью Уильямсон. -  Похоже, урок, который они хотят преподать, сводится к тому, что лучше помалкивать и не высовываться».

Безосновательные административные обвинения, запугивание несовершеннолетних

По российскому законодательству при задержании несовершеннолетнего по подозрению в совершении административного правонарушения с ним беседует инспектор полиции по делам несовершеннолетних, после чего принимает процессуальное решение. В случае возбуждения административного производства протокол направляется в районную комиссию по делам несовершеннолетних по месту жительства подростка, которая рассматривает дело.

Адвокат, представляющий интересы десятиклассника «Данилы» (имя изменено), рассказала Хьюман Райтс Вотч, что Данила присоединился к мирному шествию в центре Москвы 26 марта. Он не скандировал никаких лозунгов и не держал никаких плакатов. Тем не менее, он был задержан и доставлен в полицию, где с ним беседовала инспектор по делам несовершеннолетних. Эта сотрудница не нашла в действиях «Данилы» ничего противоправного, однако у нее было указание руководства не отпускать никого без обвинения, поэтому «Даниле» было вменено нарушение общественного порядка во время массового мероприятия.

Затягивание гаек: Подавление гражданского общества в России

Третий президентский срок Владимира Путина характеризуется беспрецедентными за всю новейшую российскую историю гонениями на гражданское общество.

По словам того же адвоката, инспектор извинилась перед родителями, сказав, что у нее не было выбора, кроме как составить протокол по статье 20.2 КоАП о нарушении установленного порядка организации или проведения массового мероприятия. В середине мая комиссия по делам несовершеннолетних не нашла в действиях «Данилы» ничего противоправного и закрыла дело.

В другом отделе полиции инспектор по делам несовершеннолетних дольше положенного по закону времени опрашивала старшеклассника «Алексея», задержанного на антикоррупционном митинге. Адвокат семьи «Алексея» рассказала, что инспектор не нашла в действиях подростка ничего противоправного и отпустила его без протокола. Однако на проходной «Алексея» с родителями нагнал старший офицер и заставил вернуться в отдел. Они позвонили адвокату, которая немедленно прибыла туда. Адвокат рассказывает:

Начальник был в истерике, кричал при всех, что … инспектор по делам несовершеннолетних совершила уголовное преступление, отпустив «Алексея» из полиции без протокола: “Вы что, хотите сказать, что парня ни за что забрали?» Только после того как я стала спорить с полицейскими, напомнила им [что закон говорит], только тогда они «Алексея» домой отпустили, без обвинений.

По мнению этого адвоката, из Следственного комитета в полицию поступило указание никого без протокола не отпускать. Она «слышала о таких командах из СКР во время разговоров с полицейскими в судах». Другой адвокат рассказала, что видела в полиции документ из СКР, датированный двумя неделями позднее 26 марта, в котором полиции предписывалось допросить 63 из 70 задержанных в Москве подростков вне зависимости от наличия обвинения.

В начале мая на «Алексея» все же составили в полиции протокол в связи с участием в митинге 26 марта – задним числом и в его отсутствие, не уведомив ни родителей, ни адвоката. Когда адвокат в итоге смогла ознакомиться с протоколом и обратила внимание на отсутствие подписи «Алексея», ей было сказано, что тот отказался подписывать.

На момент подготовки материала дело в комиссии по делам несовершеннолетних еще не рассматривалось.

Московские адвокаты, представляющие интересы подростков, которых забрали 26 марта, говорят, что по меньшей мере в пять школ из полиции поступили запросы на характеризующие сведения по участникам антикоррупционных акций (в том числе на «Данилу» и «Алексея»). Администрация школ такую информацию предоставила. Сотрудники полиции и следователи СКР также беседовали с учителями, директорами и школьными психологами.

Административные дела и запугивания в отношении родителей

В ряде случаев в отношении родителей, чьи дети ходили на протестные акции, возбуждались административные дела. Представители предвыборного штаба Навального в Нижегородской области сообщили Хьюман Райтс Вотч, что родителям нескольких подростков было вменено «неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних» в связи с тем, что они подвергли детей опасности, разрешив участвовать в несанкционированном мероприятии, хотя оно и носило мирный характер.

Эти подростки были в числе около полусотни задержанных участников антикоррупционного митинга в Нижнем Новгороде. По словам представителя местного штаба Навального, который поддерживал связь с семьями и помогал им с защитой, по меньшей мере двое родителей были оштрафованы на 100 и 500 рублей. Относительно возбуждения административного производства в отношении родителей трех других подростков у представителя штаба информации не было. Сам по себе штраф довольно незначительный, однако привлечение или угроза привлечения к административной ответственности по этой статье чревато для семьи серьезными последствиями, поскольку при отягчающих обстоятельствах может рассматриваться как одно из оснований для лишения родительских прав.

Адвокаты, которые представляли интересы задержанных подростков в Москве, сообщали, что в ряде случаев полиция и другие задавали детям и родителям вопросы о бытовых условиях и обстановке в семье, что предположительно можно расценивать как попытку найти основания для привлечения родителей к ответственности или как повод, чтобы припугнуть родителей такой перспективой.

15-летнего «Михаила» забрали во время шествия в Москве 26 марта и составили на него административный протокол. По словам его адвоката, 19 апреля отцу позвонили из подразделения по делам несовершеннолетних (ПДН) и сказали, что сын не является по повестке и что по поручению Следственного комитета за ним в школу придут для привода в полицию. Родители «Михаила», которые никакой повестки не получали, сразу связались с адвокатом. Та позвонила в ПДН, и привод отменили. На следующий день родители и «Михаил» с адвокатом сами пришли в полицию к следователю.

Как рассказала нам адвокат, следователь задавал вопросы, не имеющие отношения к задержанию «Михаила» 26 марта, намекая, как представляется, на неблагополучную обстановку в семье:

Я считаю совершенно недопустимым, когда следователь спрашивает Мишу, боится ли тот родителей, не голодает ли, - явный намек, что Миша на митинги пошел, чтобы подзаработать.

Отмечены также случаи, когда сотрудники полиции и комиссий по делам несовершеннолетних приходили домой к некоторым подросткам, задерживавшимся во время антикоррупционных митингов, - якобы для проверки бытовых условий.

Так, старшекласснику «Славе» во время уроков позвонили на мобильный и велели явиться в отдел полиции на допрос в связи с митингом, угрожая в случае отказа прислать за ним наряд. По словам адвоката, когда отцу из полиции позвонили, чтобы уведомить о допросе, тот потребовал повестку.

Повестку семья так и не получила. Однако спустя несколько дней к ним домой без предупреждения пришли следователи и сотрудники комиссии по делам несовершеннолетних, чтобы «побеседовать» с родителями и их сыном, а заодно проверить бытовые условия, которые они сочли неудовлетворительными.

В СМИ сообщалось, что в одной из владимирских школ замдиректора по внеурочной работе предупреждала учащихся о том, что слишком политически активных могут забрать из семьи в связи с неисполнением их родителями обязанностей по воспитанию. 26 апреля она пришла на урок русского языка и стала рассказывать о последствиях участия в несанкционированных протестах. На записи, сделанной одним из учеников, слышно, как замдиректора угрожает ученику, который с бабушкой ходил на антикоррупционный митинг во Владимире 26 марта:

Вас изымут из семьи, потому что те показатели [неразборчиво]… могут лишить ваших родителей права вас воспитывать вообще… Бабушка будет сегодня у меня в полшестого, не будет – значит я приеду вечером с группой быстрого реагирования, объясню ситуацию… Я им передаю факты и информацию, они вас изымают на вполне законных основаниях.

Хьюман Райтс Вотч не располагает информацией о том, приходила ли бабушка в школу, и были ли реализованы озвученные замдиректора угрозы.

Запугивание студентов

В нескольких городах власти притесняли и запугивали студентов или угрожали им отчислением за участие или намерение участвовать в протестных митингах.

27-летний студент дальневосточного вуза «Сергей» с двумя друзьями во второй половине дня 16 марта подали в местную администрацию заявку на согласование антикоррупционного митинга 26 марта. Через три часа «Сергею» позвонил замдекана и стал расспрашивать о заявке. Молодой человек объяснил, что намерен мирно протестовать против коррупции. Через несколько минут ему перезвонила проректор:

Мне было сказано, что моя заявка на митинг испортит добрые отношения вуза с региональными властями. Она также намекнула, что у меня могут быть проблемы с учебой, и все время спрашивала, готов ли я пойти на принцип и отказаться забрать назад заявку. Очень скоро опять перезвонил замдекана, сказал, что со мной будет разбираться ФСБ.

После этого второго звонка замдекана «Сергей» с друзьями сразу пошли в администрацию и забрали заявку. По словам «Сергея», его друзья, которые учатся в другом вузе, просили его никому не рассказывать о том, что они тоже участвовали в этом деле.

20-летний студент «Георгий» 26 марта оказался в числе примерно 130 задержанных на митинге в Санкт-Петербурге. Его с приятелем сотрудники полиции посадили в полицейскую машину, где было еще шесть человек. Около 40 минут они провели в машине в тесноте, после чего их отвезли в отдел полиции, где продержали еще семь часов, а затем отпустили без обвинений. Он рассказал: «Нам всем выдали одинаковые протоколы, в которых было написано, что нас задержал один и тот же полицейский за то, что мы выкрикивали лозунги и нарушали общественный порядок».

На следующий день декан заявил «Георгию», что ему не нужна «головная боль» со студентами, которые ходят на митинги. Проректор по учебной работе и дисциплине велел «Георгию» побеседовать с сотрудником Центра по противодействию экстремизму:

Этот опер спрашивал, что мне известно о Навальном, смотрел ли я фильм про Медведева, занимаюсь ли политикой. Еще попросил подробно написать, что было на митинге, но я отказался, сославшись на 51-ю статью Конституции. Еще он хотел меня сфотографировать, но я опять отказался.

В последующем никто из представителей власти не выходил на «Георгия» в связи с его участием в митинге.

Политическая пропаганда в школах и вузах

В СМИ сообщалось, что 18 апреля несколько десятков студентов во Владимире в учебные часы собрали на лекцию об экстремизме. Один из них снял на видео и выложил в открытый доступ, как руководитель областной правовой школы по профилактике экстремизма среди молодежи беседует со студентами после показа ролика, в котором Навальный сравнивается с Гитлером и рассказывается об его якобы «уголовном прошлом». На предложение студентки показать в качестве альтернативной точки зрения антикоррупционный фильм Навального последовал ответ: «Не понимаю, какая вам еще сторона нужна».

Как рассказал владимирский журналист в интервью телеканалу «Дождь», в руководстве вуза его заверили в том, что тем, кто спорил на лекции, ничего не будет, однако напомнили, что если идешь против правительства, то нужно быть готовым к последствиям.

30 марта около полутора тысяч студентов в Самаре сняли с занятий, чтобы они могли поучаствовать в антиэкстремистском мероприятии. «Андрей», который был в числе тех, кто пошел на это мероприятие, сообщил, что оно не было строго обязательным. Демонстрировался фильм «Экстремизму – нет», который областное министерство образования охарактеризовало как часть «воспитательной работы, направленной на предупреждение массовых беспорядков и противоправных действий экстремистского толка среди учащейся молодежи, недопущение вовлечения обучающихся в деятельность экстремистско-террористических организаций, радикальных общественных и политических объединений деструктивной направленности».

На мероприятии выступало областное руководство, клеймившее Навального и его фонд как лжецов и подстрекателей. Когда «Андрей во время выступления губернатора стал распевать частушку, полиция вывела его из зала. Он рассказывает:

Я хотел обратить внимание властей на наши убитые дороги, я все время в рытвины проваливаюсь. Когда стал частушку петь, губернатор сказал, что меня подослали, чтобы сорвать его речь. На следующий день меня первый раз за четыре года вызвали к декану.

Когда декан увидел, что у  «Андрея» тяжелая инвалидность, он лишь спросил, как ему живется.

В первых числах апреля в одной из самарских школ учительница показала в классе тот же фильм «Экстремизму – нет», который имеет возрастное ограничение 16+, хотя в классе были и 15-летние. Один из учеников записал на диктофон, как учительница кричит на его одноклассника, ходившего на антикоррупционный митинг: «Ты экстремизм любишь? Агрессию? Встал быстро!» Учительница выгнала его из класса. В областном министерстве образования утверждают, что впоследствии учительница извинилась за свое поведение перед учеником и его родителями. Прокуратура признала демонстрацию фильма нарушением возрастного ограничения.

В Тольятти директор школы также показывала учащимся фильм «Экстремизму – нет» и предупреждала о недопустимости участия в митинге 12 июня. Один из учеников записал на диктофон, как директор говорит об «идеологической войне» против России и «проплаченных» организаторах, которые хотят раскачать страну изнутри.

В СМИ сообщалось, что 30 марта в Томске учитель целый урок рассказывал детям о протестном движении, называя сторонников Навального «предателями, изменниками, либерал-фашистами» и указывая ученикам, что если те хотят подзаработать, то нужно выбирать способы, которые не обернутся проблемами в будущем. В том же городе вузовский преподаватель на занятии стал говорить о митингах, называя выступавших на антикоррупционном митинге в Томске «фриками» и намекая на то, что акция была проплачена.

В середине апреля директор и учитель в одной из брянских школ во время занятий объясняли детям, что такое «настоящий патриотизм», говоря, что вместо митингов следует выходить на субботники. Некоторые ученики этого класса ходили на митинг 26 марта. Педагоги говорили, что антикоррупционные митинги вернут Россию в «лихие 90-е», когда «у каждого … оружие … было» и «после 8 вечера было страшно на улицу выходить».

В соответствии с международными нормами о правах человека право на образование не допускает дискриминации по любым основаниям, включая политические или иные взгляды. Родители вправе выбирать для ребенка модель образования, учитывающую религиозные или мировоззренческие взгляды семьи, однако использование государством образовательного процесса для односторонней политической пропаганды идет вразрез с запретом дискриминации в образовании.

Этот принцип отражен в статье 48 российского закона об образовании, которая, в частности гласит: «педагогическим работникам запрещается использовать образовательную деятельность для политической агитации, принуждения обучающихся к принятию политических, религиозных или иных убеждений либо отказу от них».

Методология

В апреле – мае 2017 г. мы проинтервьюировали трех студентов и трех адвокатов, представляющих интересы подростков, которых задерживали на антикоррупционных акциях. Ситуацию вокруг студентов, участвовавших в митингах, мы также обсуждали со студенческим уполномоченным. Среди наших собеседников были жители шести российских городов. Все студенты просили сохранить анонимность, опасаясь последствий со стороны администрации их вузов.