(Москва) – В 2016 г. российские власти усилили гонения на инакомыслящих и продолжили курс на ужесточение контроля над и без того значительно сузившимся пространством реализации свободы выражения мнений, отмечает Хьюман Райтс Вотч в публикуемом сегодня Всемирном докладе - 2017. Были приняты новые ограничительные законы, расширяющие полномочия силовых структур, в том числе в части контроля над интернетом и активностью граждан, недовольных ситуацией в стране. В провластных СМИ проводились кампании по дискредитации критиков власти.

«На сегодняшний день в России сложилась самая репрессивная атмосфера за всю ее новейшую историю, - говорит Таня Локшина, программный директор Хьюман Райтс Вотч по России. – Россиянам приходится дорого расплачиваться за выражение своей точки зрения и за независимую деятельность в интересах общества».

27-й Всемирный доклад Хьюман Райтс Вотч объемом 687 страниц содержит обзор ситуации с правами человека в более чем 90 странах. В своем вступительном эссе исполнительный директор Кеннет Рот отмечает, что новое поколение авторитарных политиков популистского толка пытается отбросить гарантии прав и свобод, рассматривая их как помеху, препятствующую реализации воли большинства. В этой ситуации для тех, кто чувствует себя выброшенным на периферию глобальной экономики и все сильнее опасается насильственной преступности, возрастает роль гражданских групп, СМИ и общества в целом как гарантов ценностей, на которых строится демократия, основанная на уважении прав каждого человека.

Российские военнослужащие на репетиции военного парада у Собора Василия Блаженного на Красной площади в Москве, Россия, 6 ноября 2015 года.

Российское власти все чаще отказывали в согласовании протестных мероприятий и преследовали участников несанкционированных мирных собраний. В ноябре Ильдар Дадин, отбывающий два с половиной года лишения свободы за неоднократные мирные одиночные пикеты, заявил своему адвокату, что подвергался побоям и угрозам со стороны персонала колонии. Расследование по его заявлениям не принесло осязаемых результатов.

С помощью законодательства 2012 года власти заклеймили как «иностранных агентов» еще десятки неправительственных организаций, среди которых оказались ведущие правозащитные группы и независимые аналитические центры. В июне, впервые с момента вступления «агентского» закона в силу, в связи с ним было возбуждено уголовное дело – в отношении Валентины Череватенко как председателя фонда содействия развитию гражданского общества и правам человека «Женщины Дона». В случае признания виновной ей грозит до двух лет лишения свободы.

В июле президент Владимир Путин подписал так называемый «закон Яровой» - пакет поправок в антитеррористическое и антиэкстремистское законодательство, которые принципиально меняют возможности спецслужб по слежке за гражданами и неоправданно ущемляют право на неприкосновенность частной жизни. Поправки вводят для интернет-провайдеров и операторов связи обязанность в течение полугода хранить все содержание трафика и до трех лет – метаданные и при необходимости предоставлять эту информацию правоохранительным органам. К другим нововведениям относятся запрет на религиозную деятельность вне «специально отведенных мест», ужесточение санкций за размыто сформулированный состав «публичное оправдание терроризма» в интернете, а также уголовная ответственность за «склонение, вербовку или иное вовлечение» в массовые беспорядки.

В течение года возбуждено несколько уголовных дел о «сепаратизме» в связи с высказываниями в интернете, в том числе по поводу принадлежности Крыма Украине. В мае власти начали уголовное преследование в отношении бывшего зампреда запрещенного в России с апреля 2016 г. Меджлиса крымско-татарского народа Ильми Умерова. Обвинения были связаны с его высказываниями об оккупации Крыма Россией. В августе его на три недели отправили в стационар на принудительное психиатрическое освидетельствование. Дело находится на рассмотрении.

Действия российских властей в Крыму привели к созданию на полуострове кризисной ситуации с правами человека. Россия продолжала оказывать политическую и материальную поддержку «сепаратистам» на востоке Украины, однако не принимала мер для обуздания нарушений с их стороны.

Продолжавшиеся совместные операции российских и сирийских правительственных сил в Сирии приводили к росту числа жертв среди гражданского населения, в частности в результате незаконных воздушных ударов, в том числе по школам и больницам. Отмечено применение кассетных бомб, а также зажигательного оружия по населенным районам. Однозначно определить, чья именно авиация – российская или сирийская – наносила тот или иной удар, в среднем довольно сложно, однако Россия, как активный участник совместных операций, несет свою часть ответственности за нарушения, даже если ее авиация не работала непосредственно в том или ином конкретном случае.

На Северном Кавказе ситуация с правами человека только ухудшилась. В Чечне местные власти развернули тотальные преследования за малейшую критику в адрес главы республики Рамзана Кадырова и проводимой им политики. Чеченские власти также стояли за нападениями на журналистов и правозащитников.

В Чечне также продолжали использовать незаконную практику коллективного наказания в отношении родственников предполагаемых боевиков, включая поджоги их домов, а также жестко преследовали мусульман-салафитов, которых власти рассматривают как заведомых пособников или сторонников джихадистского подполья.

В Дагестане салафитов продолжали ставить на профилактический учет как лиц, склонных к экстремизму, неоднократно и без конкретных оснований задерживали и брали у них объяснения. В мечетях проводились рейды, которые сопровождались массовыми задержаниями; несколько мечетей, известных как салафитские, были закрыты.