(Берлин) – При решении вопросов передачи власти и определении внутренней политики лидеры центральноазиатских государств должны сосредоточиться на остро необходимом обеспечении гарантий основных прав и свобод для граждан, заявила Хьюман Райтс Вотч в связи с публикацией сегодня своего Всемирного доклада - 2017.

Проводившийся в 2016 г. лидерами центральноазиатских государств курс на укрепление власти сопровождался размыванием гарантий прав человека. В Узбекистане Шавкат Мирзиёев сменил умершего авторитарного президента Ислама Каримова на досрочных выборах 4 декабря, которые едва ли можно было назвать демократическими, в то время как в Таджикистане на фоне самых жестких за последние 20 лет репрессий продолжалось усиление режима единоличной власти президента Эмомали Рахмона. В Кыргызстане Алмазбек Атамбаев в преддверии президентских выборов 2017 г. сосредоточился на конституционной реформе и политических баталиях с оппозицией. Новая конституция Туркменистана позволяет президенту Гурбангулы Бердымухамедову пожизненно сохранять свой пост. В Казахстане президент Нурсултан Назарбаев – последний в регионе политический долгожитель из числа лидеров советского периода – проводил курс на «закручивание гаек» в условиях падения темпов роста экономики.

«В Центральной Азии многие аспекты прав человека находятся в кризисном состоянии, - говорит Хью Уильямсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Вместо того чтобы заниматься разборками внутри элит или укреплять собственную власть, руководителям стран региона следовало бы взять курс на отход от репрессий и вплотную заняться искоренением пыток в местах содержания под стражей, обеспечением гарантий свободы слова и освобождением осужденных критиков власти».

Казахстанский активист Макс Бокаев перед демонстрантами на акции протеста в Атырау. 24 апреля 2016.

27-й Всемирный доклад Хьюман Райтс Вотч объемом 687 страниц содержит обзор ситуации с правами человека в более чем 90 странах. В своем вступительном эссе исполнительный директор Кеннет Рот отмечает, что новое поколение авторитарных политиков популистского толка пытается отбросить гарантии прав и свобод, рассматривая их как помеху, препятствующую реализации воли большинства. В этой ситуации для тех, кто чувствует себя выброшенным на периферию глобальной экономики и все сильнее опасается насильственной преступности, возрастает роль гражданских групп, СМИ и общества в целом как гарантов ценностей, на которых строится демократия, основанная на уважении прав каждого человека.

В Казахстане власти в 2016 г. отправляли за решетку мирных демонстрантов, возбуждали против активистов уголовные дела по неконкретным и слишком широким обвинениям, преследовали в судебном порядке независимых журналистов. В парламенте принимались законы, налагающие обременения и ограничения на неправительственные организации. Оппозиционный политик Владимир Козлов был освобожден условно-досрочно; при этом двум активистам были предъявлены политически мотивированные обвинения в связи с мирными протестами против изменения земельного кодекса. Устойчиво сохранялась безнаказанность пыток, права работников по-прежнему ограничивались.

В Кыргызстане ситуация с правами человека заметно не улучшилась. Правительство не исполнило принятое в марте 2016 г. решение Комитета ООН по правам человека о немедленном освобождении осужденного правозащитника Азимжона Аскарова. Парламент отклонил проект закона об «иностранных агентах», однако на рассмотрении находится другой законопроект, официально допускающий дискриминацию ЛГБТ. Безнаказанность недозволенного обращения и пыток остается нормой. В декабре 2015 г. власти отказали во въезде в страну базирующемуся в Бишкеке исследователю Хьюман Райтс Вотч. Запрет до сих пор не снят.

Ситуация с правами человека в Таджикистане резко ухудшилась. Руководители ведущей оппозиционной партии были приговорены к длительным срокам лишения свободы, власти отправляли за решетку также адвокатов-правозащитников и других людей, подозреваемых в нелояльности; исход конституционного референдума, позволяющего авторитарному президенту Эмомали Рахмону пожизненно оставаться у власти, был фактически предопределен. Родственники живущих за границей критиков режима неоднократно подвергались инспирированным властями притеснениям вплоть до насилия со стороны «возмущенных граждан».

Туркменистан по-прежнему оставался в числе самых репрессивных и закрытых государств мира, где все аспекты жизни общества полностью контролировались президентом и его окружением. Власти жестко пресекали любые проявления политического или религиозного инакомыслия и осуществляли тотальный контроль за доступом к информации. Оппозиционеры и члены их семей, даже в эмиграции, постоянно живут под угрозой мести со стороны режима. Сохранялась практика неофициальных произвольных ограничений выезда из страны для активистов, родственников политэмигрантов и других граждан. Десятки людей оставались жертвами насильственного исчезновения: принято считать, что они находятся в местах заключения.

Приход к власти в Узбекистане Шавката Мирзиёева, занимавшего при Каримове пост премьер-министра, пока не стал поводом для сколько-нибудь реальных улучшений вопиющей ситуации с правами человека. Власти по-прежнему тотально контролируют граждан, предельно жестко ограничивая свободы ассоциации, выражения мнений и религии. За решеткой по политически мотивированным обвинениям остаются тысячи людей, пытки широко распространены, правозащитники, оппозиционеры и журналисты постоянно подвергаются притеснениям. В сезон сбора хлопка в 2016 г. больше миллиона взрослых были отправлены на поля, где работали в тяжелых условиях.