Для современных британских политиков нелестные высказывания о Европейской конвенции о правах человека отнюдь не редкость. Но на этой неделе министр внутренних дел Соединенного Королевства Тереза Мэй отметилась своеобразным «антирекордом», заявив, что Великобритании нужно выйти из Конвенции, которая якобы «не добавляет нам [англичанам] безопасности» и «ничего не дает для изменения отношения к правам человека таких государств, как Россия».

Britain's Home Secretary Theresa May leaves 10 Downing Street in London, Britain April 19, 2016.

© 2016 Reuters

И то и другое попросту неверно. Европейская конвенция не создает Британии проблем с безопасностью – она создает проблемы с тем, чтобы во имя этой безопасности ущемлять права и свободы. И уж особенно неадекватно выглядит утверждение, что Конвенция, мол, не оказывает никакого воздействия на российские власти. За многие годы, на протяжении которых Хьюман Райтс Вотч занимается правами человека в России, мы на собственном опыте не раз убеждались, насколько важен Европейский суд по правам человека для тех граждан, которые не могут найти эффективной правовой защиты на национальном уровне. Решения Европейского суда также способствуют позитивным переменам на системном уровне.

Так, до 2011 года в России люди с психосоциальной инвалидностью (психическими и другими расстройствами), которые были официально признаны недееспособными, не имели никакой возможности добиваться пересмотра этого статуса. Т.е. на практике если опекун не оспорит недееспособность в суде, такому человеку нельзя вступать в брак, голосовать, распоряжаться финансами и принимать решения о собственном лечении. Не исключено и его принудительное помещение в специализированное учреждение. Так, в Европейский суд по правам человека обратился Павел Штукатуров, который был признан недееспособным, принудительно помещен в психиатрическую больницу и не мог самостоятельно добиваться изменения своего положения. Суд вынес решение в его пользу, что подтолкнуло Россию к изменению законодательства. Теперь человек может самостоятельно ходатайствовать о восстановлении дееспособности.

Выход Великобритании из ЕКПЧ чреват подрывом международного авторитета страны в том, что касается прав человека. Как можно всерьез воспринимать выступления в защиту прав человека в других странах со стороны государства, которое выходит из наиболее разработанной в мире правозащитной системы, у истоков которой оно само же и стояло? Единственное европейское государство, которое остается вне ЕКПЧ, - это Беларусь (если кто не знает – там до сих пор применяется смертная казнь).

Британским официальным лицам следует безоговорочно поддержать систему, которая служит фундаментом прав и свобод человека в Европе со времен ужасов Второй мировой войны. Что бы там ни говорили отдельные политики, Европейская Конвенция не пустой звук для «таких государств, как Россия», и власти Соединенного Королевства должны сохранять приверженность этому важнейшему международно-правовому договору.