После почти недельного укрытия в подвале в родном селении, вынужденная покинуть свой дом грузинка прибыла в Гори, 18 августа 2008 г.

© 2008 Marcus Bleasdale/VII

(Гаага) – Международный уголовный суд (МУС) санкционировал расследование преступлений, совершенных в связи с конфликтом между Грузией и Россией в 2008 г., сообщает Хьюман Райтс Вотч. 27 января 2016 г. Палата предварительного производства удовлетворила запрос прокурора о выдаче санкции на расследование военных преступлений и преступлений против человечности, предположительно совершенных в период с июля по октябрь 2008 г. в Южной Осетии и на прилегающих территориях.

«Расследование МУС придаст новый импульс усилиям по обеспечению правосудия для жертв, – говорит Элизабет Ивенсон, старший юрисконсульт Хьюман Райтс Вотч по вопросам международной юстиции. – После той войны прошло уже больше семи лет, но ни в Грузии, ни в России виновные в незаконных убийствах гражданских лиц, грабежах и поджогах домов так и не привлечены к ответственности».

В 2003 г. Грузия присоединилась к Римскому статуту, признав юрисдикцию МУС, поэтому сейчас обязана в полном объеме сотрудничать с судом. Россия не является участником Римского статута, поэтому не имеет перед судом подобного обязательства. Тем не менее, в соответствии с положениями Римского статута о юрисдикции МУС у прокурора есть мандат на беспристрастное расследование заявлений о преступлениях, совершенных на территории Грузии всеми сторонами конфликта, вне зависимости от гражданства лиц, предположительно их совершивших.

Это расследование станет десятым, которое находится в производстве МУС. При этом прокурор оценивает наличие достаточных оснований для начала расследования еще по ряду стран, включая Афганистан, Нигерию, Палестину и Украину. К сожалению, сейчас МУС испытывает проблемы с финансированием из-за сокращения бюджета во многих государствах-участниках и ведет не терпящие отлагательства расследования, в том числе по Кот-д’Ивуар и Ливии, на пределе возможностей.

Жалобы по фактам нарушений прав человека, совершенных во время конфликта вокруг Южной Осетии, рассматриваются также в Европейском суде по правам человека, который больше известен в регионе, чем МУС. Люди недостаточно информированы о том, что МУС, в отличие от ЕСПЧ, подвергает индивидуальному уголовному преследованию конкретных лиц, а не устанавливает ответственность государства. МУС должен развернуть широкую информационно-разъяснительную работу, в том числе силами своих сотрудников в Грузии. С учетом ограниченности ресурсов это может оказаться непростой задачей, однако налаживание связей с населением, особенно с жертвами, – это не те расходы, на которых следует экономить, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

«Расследование грузинской ситуации должно напомнить всем нам о том, что дела в производстве Международного уголовного суда оказались более многочисленными и разнообразными, чем это виделось в момент его создания в 1998-м году,  – говорит Элизабет Ивенсон. – Сам суд и государства – участники Римского статута должны осознать эту реальность и вытекающую из нее потребность в ресурсах, в сотрудничестве и в политической поддержке, без которых МУС не удастся реализовать свой мандат в новых условиях».