В начале мая в российских СМИ широко разошлась история о том, как в Чечне начальник полиции Ножай-юртовского района, которому то ли под пятьдесят, то ли за пятьдесят решил жениться на вчерашней школьнице.

Нажуд Гучигов – не последний человек в команде главы республики Рамзана Кадырова. Он уже давно женат, у него дети. А Хеде Гойлабиевой, которую он, похоже, собрался взять второй женой, заключив исламский брак, в начале мая исполнилось 17. Российское законодательство не допускает ни многоженства, ни вступления в брак до 18 лет. Поскольку в России полигамный брак не признается, у второй жены нет никаких юридических или имущественных прав. Исламское право и чеченский адат позволят мужчине брать несколько жен, но запрещают принудительный брак.

В конце апреля Гучигов, отвечая на вопрос корреспондента «Новой газеты», заявлял, что даже не знаком с девушкой, любит свою супругу и во второй брак вступать не собирается. Однако уже 5 мая Рамзан Кадыров в эфире республиканского ТВ рассказывал, что «послал людей узнать, согласна она или нет. И ее мать сказала, что девочка согласна! И дедушка по отцу дал слово и согласие! И все завершено по этому вопросу! Так говорят они! Я отправил самого доверенного человека, и мы привели к разъяснительному разговору».

В последние годы, борясь за добродетельность чеченских женщин, Кадыров демонстративно игнорировал российское законодательство и неоднократно одобрительно отзывался о многоженстве и даже советовал чиновникам брать вторую жену. В то же время, Кадыров многократно обещал покончить с ранними браками в республике и даже принимал конкретные меры в этом направлении, но на приближенных силовиков этот запрет, видимо, не распространяется.

Ранний брак часто приводит к тому, что девушка бросает учебу и подвергается риску семейного насилия, особенно при большой разнице в возрасте.

На этой неделе один из про-кремлевских телеканалов Lifenews показал "интервью" с Хедой. Девушка-подросток  в белом цветастом платке сидит и, уставившись в колени, еле слышно отвечает: «Давно ты его знаешь? – Уже год. – Тебе интересно с ним было общаться? – Да, интересно».

Можно только догадываться, под каким давлением оказались Хеда и ее семья, когда девушка приглянулась начальнику местного РОВД, а глава республики, с которым в Чечне не принято спорить, лично «благословил» этот брак. Нетерпимость Кадырова и его силовиков к проявлениям несогласия хорошо известна, так что у девушки и ее родственники, скорее всего, и не оставалось другого выхода. Под конец интервью, которое больше смахивает на допрос, Хеда стоит, глядя прямо в камеру: «Да, я знаю, что он был женат, что у него дети от первого брака, но так сложилось, что я теперь выхожу за него замуж».

Станем ли мы свидетелями того, как федеральный центр предоставит событиям развиваться своим чередом и позволит полицейскому чину, как минимум, «слегка» воспользовавшись служебным положением, с полного одобрения главы республики вступить в неофициальный полигамный брак с девушкой втрое моложе? Пока складывается впечатление, что все идет именно к этому, и государство не собирается брать под свою защиту несовершеннолетнюю «невесту», которой с большой вероятностью непоправимо искорёжат жизнь и отказывают в защите, гарантированной российским законодательством и международными нормами.