Вход в бомбоубежище в Петровском районе Донецка, шахта Трудовская. Местные жители спасаются там от обстрелов с августа 2014 г. 9 февраля 2015 г. © Дмитрий Беляков, 2015

© Дмитрий Беляков, 2015

(Берлин) – Введенный правительством Украины пропускной режим по периметру зоны антитеррористической операции (АТО) существенно замедляет доставку гуманитарной помощи населению на контролируемых ополченцами территориях востока Украины, в частности медикаментов и медицинского оборудования. Об этом заявила сегодня Хьюман Райтс Вотч, публикуя видеосюжет, подготовленный по материалам интервью с медработниками и пациентами на востоке Украины.

Пропускной режим также серьезно осложняет доступ к здравоохранению для тех жителей контролируемых ополченцами районов, которые нуждаются в финансируемых государством лечебных услугах, доступных только на территории, контролируемой правительством, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Международная правозащитная организация также обнаружила, что для пациентов, проходящих лечение ВИЧ, туберкулеза и опиоидной зависимости (в последнем случае – в виде заместительной терапии), существует угроза нарушения непрерывности жизнеобеспечивающей терапии.

 

«Перебои с поставками медикаментов в сочетании с пропускным режимом и военными действиями приводят к возникновению острого дефицита в медучреждениях, - говорит Юлия Горбунова, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Это создает угрозу жизни людей, страдающих тяжелыми заболеваниями, и других лиц в контролируемых ополченцами районах, которые нуждаются в медицинской помощи».

В течение трех дней в Киеве и семи – в Донецкой области Хьюман Райтс Вотч проводила очные и телефонные интервью с врачами и другими медработниками, пациентами, местными жителями, волонтерами и организациями, которые занимаются доставкой гуманитарной помощи на затронутые конфликтом территории.

В письме  украинским должностным лицам от 9 марта 2015 г. Хьюман Райтс Вотч просила правительство обеспечить, чтобы пропускной режим по периметру зоны АТО не сказывался негативно на здоровье гражданского населения.

В нескольких местных и международных гуманитарных организациях нам сообщили, что с января сталкиваются с ограничениями и затягиванием сроков в том, что касается доставки на контролируемые ополченцами территории жизненно необходимых медикаментов и медоборудования. По мнению Хьюман Райтс Вотч, в ряде таких случаев не просматривалось каких-либо обоснованных причин, связанных с безопасностью.

В ноябре 2014 г. правительство Украины прекратило на контролируемых ополченцами территориях финансирование государственных услуг и социальных выплат, включая бюджеты лечебных учреждений, пенсии и пособия. Гражданскому населению для получения выплат приходится выезжать на контролируемую правительством территорию. С января правительство также ввело пропускной режим по периметру зоны АТО, и теперь для въезда в нее и выезда оттуда необходимо получать специальный пропуск. Хьюман Райтс Вотч установлено, что ополченцы, фактически контролирующие часть Донецкой и Луганской областей, не могут или не хотят компенсировать выпадающее финансирование социальных служб и выплат. В сложившейся ситуации жителям контролируемых ополченцами территорий, нуждающимся в получении лечения за счет госбюджета, приходится выезжать на территорию, контролируемую правительством. Однако это не всегда оказывается возможным, поскольку такая поездка связана с расходами и другими проблемами, включая регистрацию на контролируемой правительством территории, а также в силу необходимости ухаживать за больными или пожилыми родственниками, которых не на кого оставить. Сказывается и фактор риска при передвижении по районам боевых действий.

Все стороны конфликта должны соблюдать обязательства по обеспечению гражданскому населению доступа к гуманитарной помощи, предусмотренные международным гуманитарным правом и минскими договоренностями от 13 февраля, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

Правительство Украины вправе контролировать передвижения по периметру зоны АТО, однако все стороны конфликта должны разрешать и оказывать содействие оперативной и беспрепятственной доставке гражданскому населению нейтральной гуманитарной помощи, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Отказ в доступе к гуманитарным операциям не может применяться по произвольным основаниям, и ни одна из сторон не должна прибегать к созданию невыносимых условий для гражданского населения как к тактическому приему ведения войны.

У правительства также сохраняются обязательства в рамках международных норм о правах человека по уважению права на здоровье и других экономических и социальных прав, а также таких прав гражданского населения, как право на свободу передвижения. Это, в частности, включает права, предусмотренные договорами с участием Украины, такими как Европейская конвенция о правах человека, Международный пакт о гражданских и политических правах и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах.

На территориях, контролируемых ополченцами, последние несут основную ответственность по обеспечению неотложных гуманитарных потребностей населения, включая медикаменты и медоборудование, отмечает Хьюман Райтс Вотч. С другой стороны, правительство Украины, хотя и не несет по международному гуманитарному праву никаких обязательств в части оказания прямой финансовой помощи властям, действующим под контролем противостоящих ему сил, сохраняет свои общие правочеловеческие обязательства в отношении гражданского населения, несмотря на продолжающийся конфликт.

В своем письме Хьюман Райтс Вотч указывает, что правительство Украины и де-факто власти на контролируемых ополченцами территориях не должны препятствовать гуманитарной помощи и должны содействовать доступу к ней для нуждающихся гражданских лиц. Правительство и руководство ополченцев должны предписать личному составу и командирам на блокпостах не допускать произвольного или неоправданного затягивания пропуска медикаментов и медицинской помощи для гражданского населения на контролируемых ополченцами территориях, как этого требуют нормы международного гуманитарного права и положения минских договоренностей.

«Для части самых уязвимых жителей на контролируемых ополченцами территориях гуманитарные группы служат единственным источником получения определенных медикаментов и медицинских услуг, - говорит Юлия Горбунова. – Препятствование доставке медикаментов, как в случае с произвольным затягиванием пропуска на блокпостах, чревато самыми негативными последствиями для здоровья таких людей – вплоть до угрозы жизни».

Ограничения и их последствия

В ноябре правительство Украины прекратило оказание государственных услуг на контролируемых ополченцами территориях, в том числе финансирование лечебных учреждений, включая фонд оплаты труда. 9 февраля окружной административный суд Киева  частично отменил это решение, однако пока неясно, какие шаги с тех пор были предприняты правительством по исполнению или обжалованию этого постановления.

Пропускной режим, введенный с января правительством Украины по периметру зоны АТО, вводит для въезда в зону и выезда из нее специальный пропуск, выдаваемый координационной группой Службы безопасности Украины. Гражданские лица, проживающие на контролируемых ополченцами территориях, должны подавать заявку на получение такого пропуска на блокпосту правительственных сил: этот процесс забюрократизирован и требует, как минимум, двукратного приезда на блокпост. Многие жалуются на длинные очереди, чтобы сдать документы. Правительством установлен предельный 10-дневный срок на принятие решения о выдаче пропуска, однако несколько наших собеседников из Донецка и близлежащих населенных пунктов говорили, что даже по прошествии трех недель пропуск получили не все.

Действующие в регионе независимые гуманитарные группы, в том числе «Врачи без границ», отмечали, что имеют возможность работать на контролируемых ополченцами территориях и без проблем получили пропуска. При этом некоторые гуманитарные работники рассказывали о проблемах, с которыми им приходится сталкиваться при доставке гуманитарной помощи и предметов медицинского назначения.

Волонтерские организации на контролируемых ополченцами территориях, помогающие самым уязвимым группам, отмечают проблемы, связанные с затягиванием пропуска или отказом пропускать гуманитарную помощь на блокпостах. Один из организаторов местной группы «Ответственные граждане» Дмитрий Шибалов рассказал нам о случаях, когда и украинские правительственные силы, и ополченцы без разумных объяснений отказывались пропускать их грузы через свои блокпосты.

Лечение туберкулеза и ВИЧ

Одними из самых уязвимых в контролируемых ополченцами районах Донецкой и Луганской областей являются люди, которые лечатся от туберкулеза и ВИЧ-инфекции, а также получающие опиоидную заместительную терапию. Пропускной режим и затяжные бои самым серьезным образом сказались на их лечении, у некоторых возникла угрожающая ситуация. На востоке Украины сложилось крайне тяжелое положение с лечением ВИЧ, туберкулеза и вирусного гепатита в условиях дефицита как препаратов, так и диагностического оборудования в лечебных учреждениях.

Как сообщили Хьюман Райтс Вотч в «Международном альянсе по ВИЧ/СПИД в Украине», на контролируемых ополченцами территориях востока страны насчитывается свыше 16 тыс. человек с ВИЧ/СПИДом, из которых более 7 тыс. получают антиретровирусную терапию (АРВ). По меньшей мере 2 300 человек страдают активными формами туберкулеза, в том числе около 500 – мультирезистентными.

Врачи на контролируемых ополченцами территориях, работающие с пациентами, которые получают лечение ВИЧ и туберкулеза, рассказывали Хьюман Райтс Вотч в феврале, как их коллеги сталкивались с длительным затягиванием при получении разрешения на доставку специализированных препаратов с территории, контролируемой правительством.

Правительство до сих пор не утвердило подготовленное еще в январе постановление, предусматривающее разрешение гуманитарным группам доставлять в зону АТО метадон и бупренорфин для целей заместительной терапии. Лечебные учреждения Донецкой и Луганской областей оказались перед необходимостью прерывания существующих курсов лечения в связи с исчерпанием запасов препаратов. Это может иметь катастрофические последствия для пациентов, поскольку чревато срывом и возвращением к нелегальному наркопотреблению с риском случайной передозировки.

Донецкий областной центр профилактики и борьбы со СПИДом зарегистрирован в Славянске, который контролируется правительственными силами, и продолжает работать в Донецке, который контролируется ополченцами. Его главврач Николай Гражданов в начале февраля рассказывал Хьюман Райтс Вотч, что из-за пропускного режима возникли серьезные перебои с поставками в область диагностических комплектов и АРВ-препаратов, в том числе в Донецк, Горловку и Макеевку.

Как рассказала нам в начале февраля заместитель директора того же СПИД-центра Валентина Павленко, ее сотрудники три недели дожидались пропусков, чтобы привезти из Славянска в Донецк АРВ-препараты и диагностические комплекты. В начале марта они наконец получили пропуска, однако, по словам Павленко, более 6 тыс. ВИЧ-позитивных пациентов подвергались риску прерывания лечения. В итоге с колонной гуманитарной помощи удалось доставить препараты, которых должно хватить до апреля. Прерывание лечения чревато ухудшением состояния пациента вплоть до угрозы жизни.

Главврач Донецкого областного туберкулезного диспансера Владимир Мозговой в начале февраля говорил, что у них есть запас первичных медикаментов для бесперебойного лечения в течение месяца. Однако запасы препаратов для лечения резистентных форм туберкулеза и сопутствующих патологий были почти исчерпаны. В настоящее время в диспансере лечатся более 500 человек, в том числе 40 детей.

В декабре у диспансера закончились комплекты для экспресс-диагностики, и теперь результатов можно ждать месяцами. Оперативное выявление критически важно при лечении резистентных форм туберкулеза.

По словам Мозгового, с начала конфликта увеличилось число обращений с запущенными формами туберкулеза, поскольку для многих жителей районов, где шли боевые действия, поездка к врачу была слишком дорогой или слишком опасной. Иногда эти люди неделями или месяцами оставались в подземных убежищах в антисанитарных условиях, что только ухудшало их состояние и создавало риск заражения для других. Он также сообщил, что в конце 2014 г. в течение нескольких недель в диспансере не было препаратов для общего наркоза, однако в январе поступила партия от гуманитарных организаций.

Опиоидная заместительная терапия

Опиоидная заместительная терапия доступна на территории, контролируемой правительством, однако в Киеве до сих пор не утвердили подготовленное еще в январе постановление, которое позволило бы независимым гуманитарным группам доставлять в зону АТО метадон и бупренорфин. За это время на контролируемых ополченцами территориях Донецкой и Луганской областей запасы бупренорфина полностью закончились, метадон заканчивается.

Главврач Донецкого областного наркодиспансера Игорь Цыба в начале февраля рассказывал, что время от времени они получают кое-что с гуманитарной помощью, однако поставки опиоидных заместителей прекратились в сентябре. В начале января, когда закончились запасы бупренорфина, им пришлось свернуть лечебные программы с его использованием и перейти к жесткому ограничению метадонового лечения.

По его словам, у некоторых получателей заместительной терапии, в том числе ВИЧ-позитивных, также присутствует туберкулез или различные виды гепатита. Прерывание лечения чревато для них серьезным ухудшением состояния, для некоторых – смертельным риском.

Юлия Дрозд возглавляет в диспансере отделение опиоидной заместительной терапии и одновременно НПО «Донбасс без наркотиков», которая занимается лечением и социальной реабилитацией наркозависимых в Донецкой области. В начале февраля она рассказывала: «Больше всего шокирует, что эти препараты есть, только сюда их не завезти, потому что такой процедуры не предусмотрено». По ее словам, 70% получателей заместительной терапии имеют ВИЧ, 25% - туберкулез, не считая других возможных инфекций.

По данным, предоставленным Хьюман Райтс Вотч «Международным альянсом по ВИЧ/СПИД в Украине», на начало марта в Донецкой и Луганской областях 600 пациентам пришлось прервать опиоидную заместительную терапию из-за нехватки препаратов.

Хьюман Райтс Вотч проинтервьюировала трех пациентов, получающих заместительную терапию. Елена, употреблявшая героин больше 30 лет, рассказывала, что для нее началась новая жизнь, когда она примерно год назад перешла на заместители, и что ей даже подумать страшно, что будет, когда это лечение прекратится. 35-летняя Рита с ВИЧ, получающая заместительную терапию на протяжении шести лет, говорит, что ей не на что и не к кому уезжать из Донецка, где у нее 7-летний сын и пожилая мать, которая недавно перенесла инсульт и нетранспортабельна: «Если лечение прекратится – я не выживу», - сказала она.