Полиция задерживает протестующего у Замоскворецкого суда в Москве 21 февраля 2014 г.

©2014 Reuters

(Москва, 19 марта 2014 г.) – За последние недели сотни мирных протестующих в России подверглись задержаниям, которые были преимущественно произвольными, а иногда сопровождались неоправданным применением силы со стороны властей, заявила Хьюман Райтс Вотч. Эти задержания стали частью усилившегося подавления свободы выражения мнений и свободы собраний на фоне украинского кризиса.

Задержания были связаны с протестами против решения Совета Федерации, санкционировавшего использование войск в Украине, а также с акциями в поддержку восьми человек, осужденных по делу о событиях на Болотной площади в мае 2012 г.

«Многие эксперты ожидали ‘закручивания гаек’ после сочинской Олимпиады, - говорит Хью Уильямсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Произвольные задержания, разгром СМИ и преследования несогласных – вот из чего складывается картина происходящего в Россиив последнее время».

С 21 февраля по 4 марта только в Москве полицией были задержаны по меньшей мере 1 264 мирных инакомыслящих. Более 15 уже получили по десять суток ареста за якобы неповиновение полиции, десятки других были оштрафованы за участие в несанкционированных публичных мероприятиях. При этом большинство административных дел пока еще не рассмотрено в суде. Десятки мирных протестующих задерживались полицией и в других российских городах.

6 – 11 марта Хьюман Райтс Вотч были проинтервьюированы 20 человек, участвовавших в тех или иных акциях протеста. Все они либо сами подверглись задержанию, либо были свидетелями того, как задерживали других. На основании их свидетельств, а также просмотренных нами видео- и фотоматериалов складывается впечатление, что полиция задерживала людей без достаточных оснований и нередко неоправданно применяла избыточную силу, когда сотрудники волокли и толкали не оказывающих никакого сопротивления протестующих.

«Российские власти посылают предельно ясный сигнал, - говорит Хью Уильямсон. – Гражданам предлагается хорошо подумать перед тем, как выражать свое несогласие с властью и устраивать какие бы то ни было публичные акции, даже малочисленные и абсолютно мирные».

В большинстве документированных Хьюман Райтс Вотч случаев у сотрудников полиции, которые задерживали протестующих, не было на одежде идентификационного жетона, или он не был виден. Это противоречит требованиям как российских норм о полиции, так и стандартам в области прав человека. Сотрудники полиции не представлялись и не объясняли причин задержания.

Полиция группами примерно по пять человек вклинивалась в толпу и выхватывала по одному протестующему. В первую очередь в основном забирали тех, у кого были плакаты или кто наиболее активно выкрикивал лозунги; после этого задерживали без разбора. Позднее в полиции на задержанных оформляли идентичные протоколы, которые в большинстве случаев отличались друг от друга только фамилией и паспортными данными. Задержанные обычно находились в полиции до оформления дольше положенных по нормам трех часов.

Большинство задержанных привлекались к административной ответственности за нарушение порядка организации или проведения публичного мероприятия по статье 20.2 Кодекса об административных правонарушениях (предусматривает штраф до 30 тыс. рублей). Некоторым вменялось неповиновение полиции (статья 19.3, штраф до 1 тыс. рублей или арест до 15 суток). Основной массив дел еще ожидает своего рассмотрения в суде, однако по уже рассмотренным делам, десятки человек оштрафованы на сумму в среднем от 10 до 20 тыс. рублей, и по меньшей мере 15 протестующих получили до 10 суток ареста. На данный момент Хьюман Райтс Вотч известно только об одном случае, когда суд прекратил производство в отношении протестующего: причем в протоколе про этого мужчину говорилось в женском роде.

В отдельном заявлении от 4 марта Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин назвал разгон несогласованных акций необоснованным, а массовые задержания – произвольными. Он отметил, что «сотрудники полиции используют идентичные, заранее отпечатанные рапорты, в которых уже указана фабула вменяемого правонарушения и остается только вписать личные данные задержанного». Уполномоченный в связи с этим напомнил о такой проблеме, как отсутствие состязательности в судебных слушаниях по административным делам, вследствие чего «справедливое судебное разбирательство не обеспечивается, а надлежащего контроля за действиями полиции нет».

Старший юрист известной российской неправительственной организации «Общественный вердикт», оказывающей правовую помощь пострадавшим от нарушений со стороны полиции, сообщила Хьюман Райтс Вотч, что консультировала свыше 150 человек из числа задержанных в Москве. По ее словам, во всех делах присутствовали проблемы, поднятые Уполномоченным и выявленные Хьюман Райтс Вотч в ходе интервью.

В то же время следует отдать должное московским властям, которые санкционировали крупную антивоенную акцию 15 марта. Многотысячное шествие и митинг на проспекте Сахарова прошли без вмешательства со стороны полиции.

В трех российских городах Хьюман Райтс Вотч документировала ситуации, когда со стороны неизвестных, называвших себя «патриотами» имели место угрозы или нападения в отношении протестующих во время публичных акций или накануне их проведения. В двух таких случаях это происходило на глазах у полиции, которая не принимала никаких мер для защиты протестующих.

«Нападения на активистов на фоне бездействия полиции преследуют цель заставить граждан отказаться от публичного выражения несогласия, принудить их к молчанию», - говорит Хью Уильямсон.

Право на мирные собрания гарантируется как юридически обязательными для России Европейской конвенцией о правах человека и Международным пактом о гражданских и политических правах, так и Конституцией Российской Федерации. Как указывает Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), свобода участвовать в мирных собраниях настолько важна, что человек не может быть подвергнут санкциям – даже минимальному административному взысканию – за участие в демонстрации, которая не была запрещена, - если только этот человек не совершает в связи с этим ничего предосудительного.

ЕСПЧ отмечает, что несанкционированный характер мирного протеста не дает оснований для ущемления свободы собраний, но требует от властей определенной терпимости. Правительство также обязано расследовать и исправлять нарушения этих обязательств. Российский конституционный суд также неоднократно подчеркивал, что ответственность за нарушение порядка организации и проведения публичных мероприятий должна наступать только в том случае, если это привело к ощутимой угрозе общественной безопасности, жизни или здоровью участников или других лиц.

Отдельные документированные эпизоды приводятся ниже.

Задержания сторонников «узников Болотной» в Москве и Санкт-Петербурге

В Москве полиция задержала сотни, а в Петербурге - десятки человек, выходивших мирно выразить свою солидарность с восемью фигурантами «болотного дела», осужденными 21 февраля по несоразмерным обвинениям в связи с «Маршем миллионов» накануне инаугурации Владимира Путина в мае 2012 г.

Большинство задержанных отпустили после составления протокола об участии в несанкционированной акции, десяткам человек также было вменено неповиновение полиции, некоторых обвинили в созданию помех движению транспорта. В Москве некоторых участников акций задерживали и 21 и 24 февраля 2014 г. или дважды – 24 февраля. Вследствие этого общее число задержаний за эти два дня превышает общее число задержанных лиц.

Москва, 21 февраля

Первая волна задержаний прошла в Москве 21 февраля, когда в начале оглашения приговора было объявлено, что восемь фигурантов «болотного дела» признаны виновными.

Судебное заседание было назначено на 12:00, и сотни человек пришли к зданию Замоскворецкого суда, чтобы поддержать обвиняемых. В суд пропустили только близких родственников, адвокатов и аккредитованных журналистов, и у входа образовалась толпа, выросшая в итоге примерно до тысячи человек. Два сотрудника Хьюман Райтс Вотч присутствовали на месте и наблюдали за происходящим. У некоторых в толпе были плакаты «Свободу узникам Болотной!» и «Слава героям!», и т.д., а также белые шарики или российские флаги. У большинства в руках ничего не было.

Полиция заранее перекрыла несколько соседних улиц, у здания суда стояло несколько полицейских машин и автозаков.

Сотрудники Хьюман Райтс Вотч не видели, чтобы кто-то в толпе совершал насильственные или какие бы то ни было другие противозаконные действия. Люди не препятствовал движению транспорта, поскольку движение уже было перекрыто полицией.

Первые задержания сотрудники Хьюман Райтс Вотч наблюдали вскоре после полудня. Сначала полиция с интервалом 7 – 10 минут вытаскивала из толпы тех, кто держал плакаты или инициативно скандировал «Свободу!» и другие лозунги. Потом задержания стали более частыми приняли и неизбирательный характер. Полицейские набрасывались на мирно стоящих людей стояли и волокли их в автозаки.

По данным независимого ресурса «ОВД-Инфо», который отслеживает задержания полицией, к концу дня были задержаны по меньшей мере 200 сторонников обвиняемых по «болотному делу», в том числе известный режиссер и 60-летний ученый-математик, академик РАН.

Хьюман Райтс Вотч проинтервьюировала 10 человек из числа задержанных 21 февраля, и все они утверждали, что полиция обращалась с ними жестко: волокла по асфальту, толкала, тащила за руки и за ноги, в то время как они не оказывали никакого сопротивления. Все настаивали на том, что и они сами, и стоявшие рядом с ними люди вели себя абсолютно мирно. У большинства, по их словам, не было плакатов, и они не выкрикивали никаких лозунгов. Все 10 человек заявили, что у сотрудников полиции не было идентификационных жетонов, они не представлялись и отказывались сообщать причины задержания.

Эти заявления подтверждаются изученным нами большим массивом видео- и фотоматериалов, где зафиксированы именно такие действия полиции, о которых рассказывали наши собеседники, хотя видеозаписи задержаний мы просматривали не только и не по всем случаем задержаний тех, кого интервьюировали. Все 10 респондентов заявили, что их продержали в полиции больше допустимых трех часов и что оформленные на них протоколы «писались под копирку».

Известный журналист и оппозиционный активист Сергей Пархоменко заявил Хьюман Райтс Вотч, что сотрудники полиции применили к нему силу, включая удушающий прием, хотя он не оказывал сопротивления при задержании. В тот же день он написал соответствующее заявление в полицию, однако никакой реакции не последовало.

Пархоменко рассказал Хьюман Райтс Вотч, что полицейские набросились на него, даже не дав ему шанса добровольно проследовать на ними:

Я не выкрикивал лозунгов, не держал плаката. Это было показательно грубое, устрашающее задержание. Я пересчитал все ступеньки автозака, пока меня «вносили» внутрь. Здесь, на входе в автозак, меня схватил и тащил за шею, буквально душил меня какой-то неизвестный человек в форме. Я раз сто потребовал от него представиться, предъявить документы, показать нагрудный знак. Вдруг он вышел, и вернулся уже с нагрудным знаком. Я записал его номер, и уже потом написал на него заявление в полицию. Нас увезли в ОВД Пресненское и держали там часа четыре, составили протоколы под копирку. Якобы мы все держали один и тот же плакат какого-то религиозно-экстремистского содержания. Мне предъявили не только нарушение порядка организации публичных мероприятий, но еще и неповиновение полиции… Теперь нужно явиться в суд 21-го марта.

В «ОВД-Инфо» сообщили Хьюман Райтс Вотч, что большинство задержанных 21 февраля провели по несколько часов в различных отделах полиции и были до суда отпущены со стандартными протоколами об участии в несанкционированном мероприятии. Некоторым дописали неповиновение полиции. Часть задержанных отпускали без протокола об административном нарушении и без протокола задержания/доставления.

Елена Костюченко, журналистка «Новой газеты» рассказала Хьюман Райтс Вотч, что почти шесть часов провела в полиции, не получив на руки ни протокола задержания, ни протокола об административном нарушении. Обнаружив, что сотрудники больше не обращают на них никакого внимания, она и еще несколько задержанных попросту ушли.

По словам Костюченко, она была очевидцем жестких задержаний у Замоскворецкого суда. В частности, женщину лет 50-ти грубо волокли в автозак, в котором на тот момент уже сидела Костюченко. Когда та спросила полицейских: «А если бы с вашей мамой так?» - один оборвал ее: «Заткнись, а то ****!»

Григория Фролова продержали в полиции примерно до полуночи:

Примерно к 15.30 … полиция начала наступление плотным кольцом. Я стоял вместе с журналистами в это время. Омоновцы сказали нам, что они устали и нам пора бы уходить… Я решил потихоньку уходить. Сделал два шага … – тут меня и взяли. Отволокли в автозак – он под завязку был, довольно долго катали, потом привезли в ОВД на окраине Москвы. Весь автозак [19 человек] оформили по 20.2 [нарушение порядка организации и проведения публичных мероприятий], все протоколы были написаны, как под копирку. Нас держали почти до 12-ти вечера, выпустили. А потом был суд, и его перенесли на 20 марта.

Иван И. (имя изменено) рассказал Хьюман  Райтс Вотч, что всем 15 задержанным из его группы в полиции выдали протоколы, в которых говорилось, что имярек стоял с плакатом «Осуждающий невиновного – мерзость перед лицом Господа». В действительности такой плакат держал только один человек.

Москва, 24 февраля

24 февраля в Замоскворецком суде Москвы было закончено оглашение приговоравосьми фигурантам «болотного дела»: от двух с половиной до четырех лет лишения свободы.

К полудню у здания суда стихийно собрались сотни человек. Как и 21 февраля, полиция перекрыла близлежащие улицы, у суда стояло много полицейских автобусов. Сотрудники полиции объявляли в мегафон, что акция не санкционирована, и приказывали собравшимся разойтись. По данным «ОВД-Инфо», в течение нескольких следующих часов было задержано больше 230 человек.

Хьюман Райтс Вотч были опрошены три человека из числа задержанных 24 февраля. Они утверждали, что полиция бессистемно выхватывала людей из толпы и волокла в автозаки. Большинство несколько часов продержали в полиции и оформили на них протоколы об участии в несанкционированном мероприятии или, в ряде случаев, о неповиновении полиции.

Молодой человек рассказывал Хьюман Райтс Вотч:

Мне обидно, что я даже ничего не делал - не кричал лозунгов, не держал плакатов… Мы с другом просто стояли среди других людей… Когда вели в автозак, дали по корпусу - ударили кулаком по спине… Нас привезли в УВД и быстро оформили по 20.2 [нарушение порядка организации и проведения публичных мероприятий]. В … УВД была целая бригада лейтенантов, человек десять, которые всех оформляли. Нас всех выпустили уже часов в шесть-семь вечера.

Ближе к вечеру люди попытались собраться на Манежной площади, однако она к тому моменту уже была оцеплена полицией, поблизости стояло около десятка автозаков. Протестующие мирно встали рядом, на улице Тверская. Они не создавали помех движению, поскольку в этом месте оно уже было перекрыто полицией. Полиция призывала людей расходиться, указывая на то, что акция не санкционирована. Некоторые ушли, большинство остались.

По данным «ОВД-Инфо», на Тверской в тот вечер были задержаны 430 человек, которых развезли по разным отделам, где на них оформили протоколы об участии в несанкционированном мероприятии и, в ряде случаев, о неповиновении полиции.

Все три человека, которых проинтервьюировала Хьюман Райтс Вотч, говорили, что протоколы были практически идентичными: у десятков человек, которых задерживали по отдельности, в протоколе было указано, что они стояли с одним и тем же плакатом или выкрикивали один и тот же лозунг. 25 февраля задержанному накануне у Замоскворецкого суда известному оппозиционеру Алексею Навальному суд назначил семь суток ареста за неповиновение полиции. В материалах дела было указано, что он «кричал», «размахивал руками», отказывался покинуть «несанкционированное мероприятие» и выполнять требования сотрудников полиции.

Адвокат Навального представил несколько видеозаписей, сделанных разными людьми, на которых ясно видно, что Навальный не кричал, не размахивал руками и по требованию сотрудников полиции спокойно проследовал в автозак. Хьюман Райтс Вотч ознакомилась с этими материалами и нашла их вполне убедительными. Один из полицейских, участвовавших в задержании Навального, заявил на суде, что тот не оказывал никакого сопротивления. Все эти обстоятельства были проигнорированы судом, и Навальному назначили административный арест на основании недостоверного полицейского протокола.

28 февраля другой суд санкционировал помещение Навального под домашний арест по отбытии административного – в качестве меры пресечения по уголовному делу о хищении средств у коммерческой компании. Следствие по этому делу, которое сам Навальный называет «сфабрикованным», продолжается с октября 2013 г. До перевода под домашний арест Навальный находился под подпиской о невыезде. На момент подготовки этого материала он по-прежнему находился под домашним арестом.

Активистку «Солидарности» Надежду Митюшкину 24 февраля задержали у Замоскворецкого суда, отпустили без оформления протокола, и затем вновь задержали на Тверской:

На Тверской Немцов давал интервью, а я была рядом, сзади. Вдруг стали подтягиваться полицейские, это было примерно в 19:45. Немцова окружили и повели к автозаку, а мы шли рядом, чтобы не бросать его одного. Меня формально даже и не задерживал, не вел никто. А когда я подошла к двери автозака, меня пригласили внутрь. Ну я и пошла.

Мы ехали, остановились у ОВД Тверское. Здесь стали высаживать одного Немцова, полицейский оглядел автобус и меня забрал – тоже… Говорят, что ночью в ОВД приехало какое-то начальство, и тогда нас стали оформлять по 19.3 [неповиновение полиции].

Суд назначил Митюшкиной 10 суток ареста за неповиновение полиции. «Написали всякую ерунду в протоколе: ‘Размахивала руками, … агрессивно себя вела’, - чушь полная, но судья на мои возражения не обращал внимания», - рассказывала она Хьюман Райтс Вотч.

На момент интервью Митюшкина уже отсидела 10 суток, но все равно обжаловала свое административное наказание.

Санкт-Петербург, 24 февраля

Немногочисленные несанкционированные акции солидарности с фигурантами «болотного дела» проходили в Санкт-Петербурге 21 и 24 февраля. Оба раза несколько сотен человек мирно собирались в центре города на углу Невского проспекта и Малой Садовой. 21 февраля полиция не вмешивалась, а 24-го акция была разогнана: по официальным данным, было задержано больше 60 человек.

24 февраля люди стали собираться на акцию около 19:00. СМИ и проинтервьюированные нами очевидцы называли численность участников в пределах 300 – 500 человек. На месте было много полиции, которая в мегафон требовала разойтись, указывая на то, что акция не санкционирована. Затем полиция стала бессистемно задерживать людей и вести или тащить задержанных в автозаки.

Елена Петухова, которую задержали 24 февраля, рассказывала Хьюман Райтс Вотч: «Вскоре схватили и меня, … хотя у меня даже не было плаката, как и у других, впрочем».

Петухова насчитала четыре или пять автозаков с задержанными. В их автозаке было 32 человека, некоторые говорили ей, что их забрали при аналогичных обстоятельствах. Их автозак сначала остановился у 78-го отделения полиции, но оно, как представляется, было уже забито, и их повезли в 52-е отделение, где высадили 16 человек. Остальных отвезли в 22-е отделение.

По прошествии трех часов в полиции Петухова напомнила сотрудникам, что по российскому законодательству их не имеют права держать дольше без обвинения, однако ее обращение было проигнорировано. После этого она по мобильному телефону позвонила в службу собственной безопасности МВД, однако там отказались регистрировать обращение. Когда Петухова стала настаивать, ее собеседник бросил трубку со словами: «Мужу своему будешь указывать, что делать!»

По словам Петуховой, полицейские в отделении вели себя грубо, у них не было жетонов. Ей также не разрешили указать возражения в протоколе, что является нарушением законодательства. Ближе к ночи полиция отпустила без протокола пятерых задержанных, включая одного несовершеннолетнего.

На всех остальных, в том числе, на Петухову, оформили протоколы об участии в несанкционированном мероприятии и неповиновении полиции. Ночь они провели в отделении, ожидая доставки в суд, который был назначен на 11 утра. Утром их в автозаке отвезли к суду: туда они подъехали около полудня и не могли покинуть автозак до 18:00. Все это время их не выпускали из автобуса – даже в туалет, игнорируя их неоднократные просьбы. В итоге около 18:00 полицейские открыли автозак и велели отправляться по домам – без каких-либо объяснений.

По данным «ОВД-Инфо», вечером 24 февраля в Санкт-Петербурге полиция произвольно задержала по меньшей мере 62 протестующих. Некоторых отпустили без составления протокола, на других были оформлены протоколы об участии в несанкционированном мероприятии или неповиновении законным распоряжениям сотрудников полиции.

Задержания, притеснения, нападения и похищения в связи с антивоенными акциями

1 марта Совет Федерации разрешил президенту Владимиру Путину использовать вооруженные силы для защиты российских граждан на территории Украины. 2 марта в Москве и еще нескольких городах прошли антивоенные митинги.

Власти отреагировали массовыми задержаниями протестующих. В некоторых случаях имели место безнаказанные нападения или угрозы в отношении демонстрантов со стороны членов ультраправых группировок. В ряде случаев такие посягательства происходили на глазах у полиции, которая не вмешивалась.

На задержанных демонстрантов оформлялись административные протоколы об участии в несанкционированном публичном мероприятии и неповиновении полиции. Большинство на момент подготовки этого материала ожидали суда, некоторые уже были оштрафованы, отдельным был назначен административный арест до 10 суток.

Российское законодательство обязывает организаторов публичных мероприятий уведомлять местные власти не позднее, чем за три дня до планируемой акции. Такой порядок делает невозможным законное проведение митингов и демонстраций в ситуациях, не терпящих отлагательства. Так, решение Совета Федерации 1 марта стало для многих настоящим шоком, однако этот день пришелся на субботу, а 2 марта – на воскресенье, и муниципальные учреждения официально не работали.

На этом фоне в Москве 2 марта прошел массовый проправительственный митинг «в поддержку народа Украины и против провокаторов, которые узурпировали власть в Киеве». По официальным данным, в нем приняли участие 27 тыс. человек. Хьюман Райтс Вотч не располагает сведениями, каким образом организаторам удалось согласовать акцию в столь короткие сроки. Несколько муниципальных чиновников низового уровня и школьных учителей говорили нам, что на митинг их отправляло начальство, ссылаясь на «указания сверху». Аналогичные массовые митинги в поддержку разрешения использовать армию в Украине прошли 2 марта и в других крупных городах. В СМИ сообщалось, что в Санкт-Петербурге независимый профсоюз учителей утверждал, что администрация школ заставляла педагогов выходить на городской митинг.

Москва, 2 и 4 марта

Во второй половине дня 2 марта более тысячи антивоенных демонстрантов, как сообщалось в СМИ, собрались на Манежной площади и у Министерства обороны. Обе акции носили мирный характер. У некоторых были плакаты «Руки прочь от Украины!» или «Миру мир!» Некоторые скандировали «Нет войне!» и другие лозунги. Полиция приказала людям разойтись, поскольку эти акции не были согласованы, после чего стала бессистемно задерживать людей. По данным «ОВД-Инфо», на Манежной были задержаны по меньшей мере 231 человек, у Минобороны – по меньшей мере 130. Производившие задержания сотрудники полиции были без жетонов – или их жетоны не были видны.

Как и 21, и 24 февраля, задержанных в автозаках развозили по разным отделам полиции. Большинство провели там по несколько часов, пока на них оформляли идентичные протоколы об участии в несанкционированном мероприятии и, в ряде случаев, неповиновении полиции. Большинство из задержанных 2 марта отпустили в тот же день, назначив дату явки в суд, однако Хьюман Райтс Вотч известно о нескольких случаях, когда задержанные оставались в полиции до утра, после чего их везли в суд и назначали административный арест.

4 марта антивоенные активисты предприняли еще одну попытку провести митинг у Минобороны. Акция была разогнана полицией; по данным «ОВД-Инфо», были задержаны по меньшей мере 43 человека. Большинство из них остаток дня провели в полиции, где на них оформляли протоколы об участии в несанкционированном мероприятии или неповиновении полиции. По информации журналиста «Новой газеты» Елены Костюченко, утром следующего дня девять человек были доставлены в суд и получили по десять суток административного ареста. В одном случае полиция отказалась предоставить задержанному лекарство, необходимое для предотвращения эпилептического приступа.

По словам Костюченко, поздно вечером 5 марта она обнаружила, что ее знакомым Рейде Линн и Никсу Нэмени, которых задержали 4 марта, дали по 10 суток ареста. Она собрала для них передачу с едой, одеждой и медикаментами для страдающего эпилепсией Никса и отправилась на окраину Москвы, где содержались Никс, Рейда и еще девять задержанных.

Я добралась туда около часа ночи, через какое-то время один сотрудник [полиции] взял у меня сумку, а потом вышел его начальник – стал орать, что ночью передачи не принимаются и что нечего со мной разговаривать. Когда я стала возражать, он велел другому полицейскому вышвырнуть меня – и они так и сделали, а следом выкинули и сумку. Я кричала, что у Никса может быть припадок, если он не примет таблетки, а если припадок случится во сне, он может умереть … Они ничего не хотели слушать.

Тогда я набрала «скорую», объяснила дежурному врачу ситуацию. Она очень серьезно отнеслась, сказала, что вышлет машину, потому что без лекарства у человека может быть приступ, и это опасно... «Скорая» приехала где-то в три ночи, но полиция врачей не пустила… Сказали, что не видят необходимости в медицинской помощи. В итоге «скорая» уехала… В семь утра у меня, наконец, взяли передачу, только выкинули мандарины и разные предметы гигиены: «Пусть не думают, что их выходки могут остаться безнаказанными».

Санкт-Петербург, 2 марта

2 марта на Исаакиевской площади в центре города собрались около 400 мирных антивоенных демонстрантов. По данным «ОВД-Инфо», полиция задержала по меньшей мере 31 участника, включая известную в городе правозащитницу Стефанию Кулаеву. Задержанных развезли по различным отделениям полиции и через несколько часов отпустили, в большинстве случаев, оформив на них административные протоколы и назначив дату явки в суд.

Сотрудники полиции задерживали людей бессистемно, не имели на форме жетонов, а составленные протоколы были практически идентичными.

Во время акции протестующие подверглись нападениям со стороны десятков проправительственных активистов, среди которых был депутат городского законодательного собрания Виталий Милонов. В связи с этим 5 марта Кулаева обнародовала открытое письмо депутатам ЗАКСа:

Обращаюсь к вам по поводу нападений 2-го марта 2014 года на участников мирной серии пикетов на Исаакиевской площади. Люди вышли на площадь, чтобы … призвать к миру. Это были мирные люди — среди них много пожилых людей, женщин с детьми. Но были на площади и агрессивно настроенные мужчины, выделявшиеся черной одеждой и оранжево-черными ленточками на ней: они бросались на людей, выхватывали и рвали плакаты, оскорбляли мирных пикетчиков, плевали в них и рукоприкладствовали. …депутат ЗАКСа Виталий Милонов. … … показал на меня пальцем, давая понять своим помощникам, на кого нужно напасть. Повинуясь указующему персту Милонова, ко мне бросился очень высокий и страшный мужчина в черном с бантиком на куртке, схватил мой плакат, порвал и выкинул в урну. …

На моих глазах рвали плакаты и других мирных демонстрантов, наносили им удары по лицу, толкали, оскорбляли.

Все это происходило в присутствии большого количества полицейских и даже прокуроров, люди пытались привлечь внимание представителей власти к недопустимым действиям как самого Милонова, так и его помощников, но безуспешно. Задерживали нас, не совершавших никаких противозаконных действий…

Кулаева попросила депутатов «оценить поведение Виталия Милонова и решить, совместим ли депутатский мандат с натравливанием опасных агрессоров на мирных людей», однако никакого ответа не получила.

Чита, 10 марта

Днем 10 марта в Чите прошел митинг в поддержку политики российского правительства в отношении Украины. Местные активисты Наталья Филонова и Марина Савватеева решили провести одиночные пикеты непосредственно перед началом митинга и после его окончания.

По российскому законодательству одиночный пикет не требует согласования с властями, однако Филонову задержали, сотрудники полиции допускали в отношении нее физическое насилие, в итоге на нее оформили протокол о неповиновении полиции. Впоследствии суд назначил ей 10 суток административного ареста.

Савватеева, выступавшая в качестве общественного защитника при рассмотрении административного дела Филоновой и общавшаяся с ней в изоляторе, рассказывала Хьюман Райтс Вотч:

Наталья пришла на площадь Ленина за час до путинга, стояла с плакатом «Путин – агрессор», ее окружили люди, брали листовки. Неожиданно подошла полиция и заставила ее пройти в полицейский вагончик неподалеку: «Препровождаем для вашей безопасности», - так и сказали. Наталья представляться полицейским отказалась и заявила, что ее задержали незаконно. Тогда они включили отопление вагончика на полную мощь… Было очень душно, ей стало нехорошо. Наталья попросила полицейских выключить отопление или открыть форточку, но они отказались. Когда она встала и попыталась открыть форточку сама, полицейские на нее накинулись. Один тучный полицейский зажал ее в углу, а потом повалили на пол. Когда она лежала на полу, один из полицейских встал ей на грудь. Наталье стало плохо … Потом, в полиции, эту попытку открыть форточку Наталье вменяли как неповиновение законному требованию сотрудника полиции. Якобы она вела себя агрессивно, размахивала руками, как написано в протоколе. За это ее осудили на десять суток ареста. … Я была у нее в ИВС – мы обжалуем решение суда, она подписала жалобу.

Воронеж, 2 марта

В Воронеже около десятка активистов попытались 2 марта провести антивоенную акцию в одном из городских «гайд-парков», где публичные мероприятия не требуют предварительного согласования. Они разместили информацию в Facebookи сразу получили множество угрожающих отзывов со стороны националистов и анонимных авторов, включая угрозы расправы. Активисты все же решили провести акцию, однако ее пришлось свернуть из-за агрессивного поведения неустановленных лиц. Это происходило на глазах у полиции, которая не принимала никаких мер к защите активистов и игнорировала их просьбы о помощи.

Участница акции Мария Гордеева рассказывала Хьюман Райтс Вотч:

Мы собрались 2 марта у Дома офицеров. Акция была намечена на два часа дня. Мы стояли вчетвером с плакатами, а всего нас было человек десять. … Потом пришли полицейские: якобы к ним поступило сообщение, что у нас тут «плакаты сомнительного содержания». Полицейские стали переписывать содержание наших плакатов. Тут пришли участники контракции, … их было человек тридцать, здоровые мужики, в основном – с георгиевскими ленточками. У них была качественная, дорогая полиграфия с портретами Путина. Один мужик вел себя очень агрессивно, вырывал плакаты. Другой пытался нас оскорблять – сколько вам заплатили, ну и прочее. Мы обращались к полицейским:  «Посмотрите, что происходит!» А полицейские делали вид, что нас не слышат, уткнулись в свои блокноты. Нам пришлось минут через пятнадцать акцию свернуть и уйти – было просто небезопасно там находиться.

Петрозаводск, 8 и 9 марта

В Петрозаводске группа гражданских активистов решила в 14:00 9 марта провести антивоенную акцию в местном «гайд-парке». Накануне вечером двое организаторов акции и их знакомый решили собраться в доме на окраине города, где жил один из них. Все вместе они приехали туда на автобусе, вышли из него около 18:30. Один из них рассказал Хьюман Райтс Вотч, что как только автобус отъехал, из двух машин, стоявших неподалеку, выскочили восемь – десять человек в масках и в течение около трех минут избивали активистов кулаками и ногами: «Будете знать, как митинги проводить! Что, хотите наш Крым фашистам отдать?» После этого нападавшие уехали, бросив пострадавших на остановке. Один из пострадавших получил перелом и лишился зуба.

Тот же человек сообщил Хьюман Райтс Вотч о похищении примерно в 13:30 9 марта, о котором ему рассказали четверо других активистов. Когда активисты направлялись к месту проведения акции, около 10 человек в масках затолкали их в легковую машину и микроавтобус, вывезли в лес за городом и жестоко избили, угрожая убийством. В итоге нападавшие бросили активистов в лесу и уехали.

Один из пострадавших в первом инциденте рассказывал Хьюман Райтс Вотч:

Из-за того, что случилось 8-го, у меня выбит зуб и сломана скула... Так что на следующий день я был не в состоянии куда-то идти. А те, которых похитили, - это мои друзья, они подробно рассказали мне, как их заталкивали в машины эти и вывезли в лес километров за 40 – 45 от города. По дороге эти громилы в масках всё твердили, что везут их на кладбище и что им самим придется себе могилы копать. Били, оскорбляли моих друзей. Ехали минут 30 – 40.

Когда в лес заехали – остановились, одного вывели, избили полицейскими дубинками и цепями, пластиком обмотанными. Потом заехали поглубже в лес – избили второго, и третьего… Всех четверых жестоко избили. В основном – резиновыми дубинками, и еще ветками хлестали. Угрожали, что покалечат, убьют. В конце концов, просто бросили в лесу, ребята сами  добрались до трассы и вернулись в город.

Заявление писать мы опасаемся, потому что оба раза это всё было так четко организовано, что, боимся, без полиции не обошлось. Но справки взяли о телесных повреждениях…

Поскольку пострадавшими в обоих случаях оказались ключевые организаторы планировавшейся антивоенной акции, мероприятие так и не состоялось.