Protesters hold placards and photographs of disappeared relatives in Mexico City, in May 2012.

(Вашингтон, округ Колумбия, 12 ноября, 2013 года) – Организация Хьюман Райтс Вотч заявила сегодня, что мексиканские власти должны принять все меры к тому, чтобы процесс создания общенациональной базы данных исчезнувших людей проходил тщательно, эффективно и прозрачно. Работа над базой данных должна сопровождаться серьезными расследованиями с целью выяснить судьбу тысяч людей, которые числятся пропавшими без вести.

В феврале 2013 года правительство сообщило, что изучает подготовленную федеральной прокуратурой базу данных более 26 000 человек, которые объявлены исчезнувшими или пропавшими без вести. Как утверждает правительство, скорее всего, многие из имен будут убраны из базы. С первоначальным списком есть большие проблемы, включая несоответствия и неполноту данных; кроме того, в него не попали имена многих людей, об исчезновении которых сообщалось.

«Правительство Пеньи Ньето предприняло важный шаг к признанию масштаба исчезновений, опубликовав предварительный список исчезнувших и пропавших без вести людей, — сказал директор Хьюман Райтс Вотч по Северной и Южной Америке Хосе Мигель Виванко. — Теперь правительству предстоит сдержать свое обещание и создать надежный, исчерпывающий реестр и параллельно провести серьезные расследования, чтобы разыскать исчезнувших и привлечь виновников к ответственности».

20 февраля Хьюман Райтс Вотч выпустила доклад «Mexico’s Disappeared: The Enduring Cost of a Crisis Ignored» («Исчезнувшие в Мексике: цена проигнорированного кризиса», на англ. яз.). В докладе говорится, что мексиканские силовики с декабря 2006 года по декабрь 2012 года повсеместно участвовали в насильственных исчезновениях в ходе «войны с наркотиками», объявленной бывшим президентом Фелипе Кальдероном.

Как установила Хьюман Райтс Вотч, расследование таких случаев проводилось неудовлетворительно либо не проводилось вовсе. Представители властей упускали важное время, говоря родственникам, чтобы те не подавали заявления, пока после исчезновения не пройдет нескольких дней. Они заставляли родственников самостоятельно собирать улики и беспочвенно обвиняли потерпевших в том, что те участвовали в организованной преступной деятельности. Если же дело все-таки возбуждалось, власти зачастую не делали даже таких элементарных вещей, как опрос свидетелей. Хьюман Райтс Вотч зафиксировала 249 случаев исчезновений, произошедших в годы правления Кальдерона, и нашла убедительные доказательства того, что в 149 из них имело место насильственное исчезновение. Насильственное исчезновение — лишение человека свободы при участии представителей государства, после чего власти отказываются сообщать о его дальнейшей судьбе и местонахождении. Правительство обязано расследовать даже те случаи, в которых нет доказательств причастности представителей государства.

Хьюман Райтс Вотч обнаружила, что одним из факторов, затруднявших розыск исчезнувших и выявление виновников, было отсутствие координации между различными федеральными органами власти и властями штатов.В Мексике отсутствует общенациональная система, которая позволяла бы штатам обмениваться между собой данными и запрашивать информацию о пропавших людях, а также уведомлять полицию и проверять больницы, тюрьмы и прочие учреждения, когда произошло исчезновение. Отсутствие единого реестра также затруднило определение масштаба исчезновений по всей стране.

Хьюман Райтс Вотч призвала власти Мексики принять ряд мер для решения проблемы, в том числе создать исчерпывающую, выверенную общенациональную базу данных исчезнувших людей с информацией об их физических параметрах и генетическими данными от родственников, а также базу данных неидентифицированных человеческих останков. Это позволило бы должностным лицам по всей стране обращаться к данным об исчезнувших людях, помогло бы проводить розыск и расследования, а также обозначило бы масштаб проблемы, чтобы власти смогли установить закономерности и разработать превентивные меры.

20 февраля в день публикации доклада Хьюман Райтс Вотч правительство впервые признало существование базы данных тысяч людей, объявленных исчезнувшими и пропавшими без вести при прежней администрации. Министр внутренних дел Мигель Осорио Чонг 21 февраля подтвердил, что правительство обнаружило базу, подготовленную при прежней администрации и включающую в себя более 27 000 имен пропавших людей, и что теперь оно работает над тем, чтобы создать единый общенациональный реестр.

В тот же день заместитель министра внутренних дел по правам человека Лиа Лимон сказала, что список из 27 523 дел будет опубликован на следующей неделе, после того как данные поступят в Министерство внутренних дел. «Это первый шаг, который поможет нам начать работу над созданием надежной базы», — сказала Лимон.

26 февраля Лимон объявила на пресс-конференции, что в базе содержится информация о 26 121 человеке и выложила версию в Интернет. По ее словам, эта база, подготовленная федеральной прокуратурой на основе отчетов, составленных прокуратурами штатов, станет «отправной точкой» для разработки «окончательной» версии общенационального реестра. Лимон заявила, что федеральные власти вместе с прокуратурами штатов постараются «вычистить» базу.

Она отметила, что правительство намерено выделить из этого списка тех людей, которых забрали против их воли, отсеяв тех, кто сам ушел из дома, стал жертвой стихийного бедствия либо уже обнаружен. Лимон добавила, что будет сотрудничать с организациями, которые занимаются данным вопросом, чтобы на выходе получился «полезный инструмент, обеспечивающий определенность». В мае власти объявили о создании специального отдела федеральной прокуратуры, который займется розыском исчезнувших людей.

Администрация Пеньи Ньето неоднократно подчеркивала, что из первоначального списка будет убрано много имен. Двадцать четвертого мая Осорио Чонг сказал, что после процесса «очистки» размеры списка «сильно уменьшатся». В качестве примера он привел некий штат на севере страны, где, по его словам, внесли в базу 900 человек, а затем убрали 700, «найдя» их по итогам повторного изучения дел. Из высказываний Осорио Чонга неясно, в чем заключалось изучение дел, на основании каких доказательств власти пришли к вводу, что люди нашлись, и о каком штате идет речь. Тридцатого октября генеральный прокурор Хесус Мурильо Карам заявил, что большинство исчезнувших найдены и что количество тех, о ком по-прежнему ничего не известно, «намного меньше — очень намного меньше  — чем цифры, которые звучат».

«При доработке базы правительству Пеньи Ньето необходимо избегать повторения ошибок, допущенных при первой попытке составить такой список, когда было много неточностей, пробелов и несоответствий, — сказал Виванко. — Для того чтобы завоевать доверие и создать убедительный реестр исчезнувших людей, который был обещан и который требуется Мексике, властям нужно составить систематические, прозрачные инструкции для пересмотра дел и приложить все усилия к тому, чтобы дополнить базу необходимой информацией».

Хьюман Райтс Вотч проанализировала опубликованную базу и полученные предыдущие версии, и у организации появились серьезные сомнения в ее точности и полноте. Неспособность отделить тех, кого увезли против воли, от случаев, когда люди пропали без вести, означает, что список не позволяет точно определить масштаб исчезновений и уменьшает эффективность базы с точки зрения розыска и проведения расследований. Частично этот недостаток связан со слишком расплывчатым определением «исчезнувшего лица», которое дано в законе «О национальном реестре пропавших без вести и исчезнувших лиц», учреждающем национальный реестр и подписанном Кальдероном в апреле 2012 года.

Изучив реестр, организация Хьюман Райтс Вотч пришла к выводу, что власти штатов (которые вносили в него дела) опирались на разные критерии при подборе и передаче информации и что во многих категориях есть пробелы (мало генетических данных) либо царит беспорядок. Во многих записях отсутствуют элементарные сведения, такие как гражданство и возраст потерпевших, а также информация о том, было ли возбуждено дело.

Среди других проблем в изначальной базе следует отметить то, что в ней отсутствует ряд дел, которые задокументированы Хьюман Райтс Вотч и другими неправительственными организациями и информацию о которых передали властям, что ставит под вопрос методику сбора информации для списка. Девятнадцатого марта Мурильо Карам публично признал, что в реестре не хватает «многих» дел.

Правительство не обнародовало методику «очистки» списка и те шаги, которые оно предпринимает для того, чтобы добавить в него недостающие данные и случаи. Осорио Чонг пообещал, что процесс будет «прозрачным», однако не уточнил, какими критериями руководствуются прокуратуры штатов, чтобы отделять дела, в которых, согласно доказательствам, люди подверглись насильственным и иным исчезновениям, от дел, где люди пропали без вести по другим причинам.

Непонятно, по каким критериям доказанности местные власти будут убирать людей из первоначального списка, будут ли эти решения независимо перепроверяться федеральными властями и какую роль будет играть в процессе специальный отдел федеральной прокуратуры по розыску людей. Хьюман Райтс Вотч также отметила, что нет ясности и в том, собираются ли власти информировать родственников о выводах по делам их близких и если да, то каким образом; смогут ли родственники оспорить решение о том, что человек обнаружен.

Как добавила Хьюман Райтс Вотч, пересмотренная база данных должна стать частью комплексной стратегии по разрешению кризиса с исчезновениями, наряду с розыском пропавших без вести и тщательными расследованиями, направленными на то, чтобы привлечь виновников к ответственности.

«Притом что действительно важно создать выверенный общенациональный реестр, власти не должны забывать, что это лишь часть выполнения ими основного обязательства расследовать исчезновения, разыскивать пропавших без вести, применять санкции к виновникам и обеспечивать родственникам исчезнувших экономическую и психологическую поддержку, которой они долгое время были лишены», — заключил Виванко.