Евгений Витишко в Туапсе возле УВД в день, когда выпускали из изолятора для административно-осужденных Сурена Газаряна

© 2012 Олег Козырев

Дополнение от 3 февраля 2014 г.

3 февраля 2014 г. суд в Туапсе назначил экологу Евгению Витишко 15 суток административного ареста за якобы нецензурную брань в общественном месте. Он немедленно обжаловал арест, однако на период обжалования остается под стражей. Витишко является активистом Экологической вахты по Северному Кавказу и неоднократно заявлял о негативных экологических последствиях подготовки к зимним Олимпийским играм в Сочи, которые открываются 7 февраля. Он был задержан полицией практически сразу после посещения им уголовно-исполнительной инспекции, которую он информировал о своем намерении в ближайшее время съездить в Сочи. В соответствии с режимом условного приговора, ранее вынесенного ему по сомнительному делу о хулиганстве, он обязан сообщать властям о любых своих выездах за пределы Туапсе. Недавно суд заменил ему трехлетний условный срок на реальный с отбытием в колонии-поселении, однако пока это решение обжалуется, Витишко оставался на свободе.

 «Нет сомнений, что российские власти упрятали Евгения Витишко за решетку, чтобы накануне открытия Олимпиады нейтрализовать авторитетного и активного критика, - говорит Джейн Бьюкенен, замдиректора Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Международный олимпийский комитет должен призвать российские власти оставить Витишко в покое и соблюдать их обязательства как принимающей Олимпиаду стороны в области уважения свободы слова».

___________________________________

(Москва, 15 января 2014 г.) – Как отметила сегодня организация Хьюман Райтс Вотч, в последние недели накануне зимних Олимпийских игр-2014 в Сочи усилилась кампания неприкрытого притеснения и запугивания природозащитников и гражданских активистов, развернутая властями России.

С конца декабря сотрудники правоохранительных органов препятствуют проведению мирного одиночного пикетирования, задерживают и берут под стражу протестующих. Нескольких активистов и адвоката вызывали в полицию или приходили к ним домой с требованиями, чтобы эти люди явились в правоохранительные структуры для беседы об их деятельности, связанной с Олимпиадой. В некоторых случаях власти оправдывали свои действия ужесточением мер безопасности накануне и на период Игр.

Этой эскалации давления предшествовали несколько лет государственных гонений на тех, кто критикует подготовку к Играм, отмечают в Хьюман Райтс Вотч.

«Прикладывая все больше усилий к тому, чтобы заставить замолчать критиков Сочи, российские власти показывают, на что они готовы пойти, чтобы избавиться от негативных упоминаний об Играх, — сказала Джейн Бьюкенен, заместитель директора Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. — Если власти не хотят нанести урон и без того неоднозначному имиджу Олимпиады, они должны прекратить гонения на активистов и людей, которые выражают законную озабоченность существующими проблемами».

25 декабря 2013 года в нескольких российских городах, включая Сочи, активисты устроили одиночные пикеты в поддержку активиста-эколога Евгения Витишко, условный приговор которому 20 декабря был заменен реальным лишением свободы сроком на три года в колонии-поселении якобы из-за нарушений Витишко режим ограничений, связанного с условном сроком. Изначально он был осужден по сомнительному обвинению в умышленном уничтожении или повреждении имущества из хулиганских побуждений – дело было связано с надписями, которые группа активистов-экологов нанесла на строительный забор дачного участка, предположительно принадлежащего губернатору Краснодарского края, в ноябре 2011 года.

Как рассказал Александр Попков, адвокат, который 25 декабря был с некоторыми из активистов после одиночных пикетов в Сочи и общался с другими участниками, полицейские допросили одного из протестующих по окончании пикета в ближайшем кафе. В Краснодаре власти изъяли у активистки плакат, чтобы проверить его на «экстремизм». В надписи на плакате содержалась отсылка к тому факту, что у Витишко двое маленьких детей: «Лишить детей отца – из-за воровской Олимпиады?»

29 декабря 2013 года полицейские задержали четырех активистов-экологов рядом с Джубгой — приморским курортным поселком примерно в 170 километрах от Сочи. Их приговорили к трем суткам административного ареста за предположительное «неповиновение законному требованию сотрудника полиции». Полицейские остановили активистов, когда те попытались пройти к тому самому забору, который, по версии прокуратуры, повредил Витишко. Активисты отрицают предъявленные им обвинения.

В конце декабря представители властей приходили домой к 10 активистам и журналистам Краснодарского края, чтобы обсудить с ними их активистскую деятельность. Среди них была Наталья Калиновская, которая много лет открыто выступает с критикой по различным экологическим вопросам и в связи с нарушениями прав собственности в ходе олимпийского строительства. Двадцать второго декабря трое сотрудников уголовного розыска без ордера вошли в дом родителей Калиновской, чтобы найти Калиновскую, и сказали ей, что хотят «поговорить об Олимпиаде в Сочи». Полицейские настаивали, чтобы Калиновская проследовала в отдел, где на нее заполнят специальную карточку для лиц, внесенных в список так называемых организаторов митингов и беспорядков. Сотрудники показали ей список, но не пояснили, кем он составлялся и на каком основании. Калиновская отказалась идти в отделение полиции без официальной повестки. Полицейские ушли из дома лишь после того, как она сказала, что собирается уехать из Сочи на время Олимпиады.

 

«Лица, склонные к экстремистской деятельности»

25 декабря в сочинскую полицию вызвали на допрос активистку Ольгу Носковец и потребовали от нее заполнить специальную карточку для «лиц, склонных к экстремистской деятельности», внеся в нее подробные личные данные. Адвокат Носковец рассказал Хьюман Райтс Вотч, что полицейские также спрашивали ее о планах «на время Олимпиады» и настаивали, чтобы она подписала заявление, в котором говорилось, что она не собирается заниматься во время Игр противоправной деятельностью.

В последние годы и Калиновская, и Носковец сталкивались с давлением из-за своей активистской деятельности в связи с Олимпиадой.

Еще одна активистка в сфере защиты окружающей среды, которая, опасаясь за свою безопасность, попросила не называть ее имени, рассказала Хьюман Райтс Вотч о том, что ей как минимум 10 раз звонил человек, представлявшийся сотрудником «имиджевого отдела» Федеральной службы безопасности, расспрашивал про ее природоохранную деятельность и приглашал в местное управление ФСБ «для беседы». Звонки начались в марте 2013 года и продолжались по состоянию на январь 2014 года. Сотрудник просил активистку не афишировать его звонки, интересовался ее встречами с иностранными журналистами и предостерегал от общения с журналистами, которые критикуют Россию.

«Беспокойство российских властей по поводу терроризма и безопасности в преддверии Олимпиады совершенно обосновано, и власти мере отвечает за обеспечение безопасности во время Игр, — заметила Бьюкенен. — Но государство не может под предлогом безопасности преследовать и запугивать критиков, чтобы заставить их замолчать, в том числе на время Олимпиады».

25 декабря 2013 года полицейские приходили домой к Александру Попкову — адвокату, который представлял интересы многих журналистов, активистов и трудовых мигрантов в Сочи. Попков рассказал Хьюман Райтс Вотч, что его в этот момент не было дома, поэтому сотрудник полиции позвонил ему на мобильный телефон и пригласил в отдел «спокойно обсудить Олимпиаду». Попков отказался отвечать на какие-либо вопросы без официальной повестки. Затем полицейские стали расспрашивать соседей Попкова о его деятельности. Пятого января 2014 года двое сотрудников полиции остановили Попкова на центральной улице Сочи для проверки документов, не имея на то никаких оснований.

 

«Потемкинские зоны» для митингов в Сочи

Российские власти приняли и другие меры для подавления свободы слова накануне и во время сочинской Олимпиады. Президент издал указ, жестко ограничивающий проведение митингов на значительной части территории Сочи с 7 января 2014 года и до окончания Паралимпийских игр в марте. Власти выделили так называемую «площадку для проведения общественных мероприятий» в небольшом поселке примерно в 15 километрах от Олимпийского Парка. Все желающие воспользоваться площадкой должны получить разрешение от властей, включая ФСБ. Несмотря на негативный опыт с аналогичной «площадкой для проведения общественных мероприятий» во время Олимпиады в Пекине, Международный олимпийский комитет (МОК) похвалил такое решение, заявив, что оно позволяет гарантировать российским гражданам свободу волеизъявления.

«Эти потемкинские площадки для митингов никого не убедили — очевидно, за исключением МОК, — что в России соблюдается свобода слова, — добавила Бьюкенен. — Такого рода ограничения на проведение общественных мероприятий чрезмерно и не может быть оправдано соображениями безопасности».

Хьюман Райтс Вотч зафиксировала множество случаев, когда власти притесняли, запугивали и задерживали активистов и журналистов в Сочи, а также тех, кто работал над темами, связанными с Сочи.

«МОК очень сильно навредил российским активистам, не возразив против мер, принятых российскими властями, чтобы заставить критиков замолчать, — заключила Бьюкенен. — В Олимпийской хартии содержится ясный призыв к тому, чтобы олимпийское движение помогало сохранять человеческое достоинство. Однако вместо этого вокруг Игр в Сочи создается атмосфера страха и запугивания».