(Москва, 9 августа 2013 г.) – С конца июля 2013 г. сотрудники полиции в Москве задержали тысячи мигрантов, вменяя им нарушения правил миграции и трудоустройства для иностранных граждан, сообщает Хьюман Райтс Вотч. На данный момент сотни человек находятся в заключении, в том числе в нечеловеческих условиях во временном палаточном лагере. Россия должна немедленно прекратить произвольные задержания и унижающее достоинство обращение с мигрантами.

В конце июля московская полиция начала в Москве масштабную операцию по борьбе с «нелегальной» миграцией, устраивая облавы на уличных рынках и в других местах скопления мигрантов и задерживая людей преимущественно на основании их неславянской внешности. По сообщениям СМИ, буквально за неделю было задержано свыше 4000 человек, в том числе граждане Вьетнама, Сирии, Афганистана, Египта, Марокко, Киргизстана, Узбекистана и Таджикистана.

«Все аспекты этой масштабной анти-мигрантской зачистки противоречат международно-правовым обязательствам России, – заявила Таня Локшина, директор российской программы Хьюман Райтс Вотч. – Продолжительное содержание под стражей без доступа к адвокату, задержание очевидно по этническим признакам, бесчеловечные условия содержания – все это необходимо незамедлительно прекратить!»

Мигранты содержатся в спецприемниках и изоляторах временного содержания иностранных граждан, а также доставляются в палаточный лагерь; судебные решения об их депортации принимаются в ходе формальных, марионеточных заседаний. Правительство должно гарантировать всем задержанным соблюдение основных прав и обеспечить им соответствующие международным стандартам условия содержания, заявляет Хьюман Райтс Вотч.

Полицейские облавы продолжаются. По сообщениям СМИ 7 августа на столичном рынке «Садовод» было задержано более 1000 мигрантов. 8 августа наряды полиции провели рейд у входа в метро возле одного из основных московских вокзалов. В течение дня сотрудник Хьюман Райтс Вотч наблюдал, как в ходе операции, носящей характер ярко выраженного этнически избирательно подхода, полиция останавливала и опрашивала людей с «неславянской» внешностью.

Борьба с нелегальной миграцией и преступностью в российской столице – едва ли не основной пункт политической повестки дня в преддверии сентябрьских выборов мэра Москвы. Обеспокоенность по поводу растущей «незаконной» миграции и «этнической» преступности доминирует в официальной предвыборной риторике. Масштабная кампания против «нелегальных» мигрантов была, как утверждается, спровоцирована инцидентом, произошедшим 27 июля на одном из московских открытых рынков, когда при попытке задержания подозреваемого в изнасиловании выходца из северокавказского региона России сотрудник полиции был избит родственниками подозреваемого.

Из-за переполненности отделов полиции и спецприемников, в восточной части Москвы власти развернули временный лагерь, куда согнали сотни людей, которые содержатся в палатках без электричества, связи, в ужасных санитарных условиях, без надлежащего питания и доступа к питьевой воде.

Задержанные во время полицейских рейдов мигранты, как правило, не имели доступа к адвокатам и переводчикам, не могли сообщить родственникам о своей судьбе и местонахождении. Им не разрешили собратьвещи и взять документы,кроме тех, что были у них при себе во время задержания. Среди ожидающих депортации есть соискатели статуса беженца и люди с действительной регистрацией по месту временного проживания, и другие лица, находящиеся в России на законных основаниях.

Систематические задержания людей по этническому или расовому признаку без обоснованных подозрений в правонарушениях являются дискриминацией и представляют собой незаконное лишение свободы, что есть нарушение национального и международного законодательства о правах человека, заявляет Хьюман Райтс Вотч.

2 августа, на следующий день после полицейской облавы в швейных цехах, где трудились свыше 1000 предположительно нелегальных вьетнамских работников, сотрудниками МЧС был спешно организован большой палаточный лагерь в Гольяново, на востоке Москвы. Лагерь предположительно рассчитан на 900 человек, но его правовой статус не определен. На 4 августа, в нем под пристальным наблюдением полиции содержалось более 600 мигрантов. К 7 августа большую часть женщин перевели в спецприемники, и количество людей в лагере сократилось приблизительно до 500 человек. Также, 7 августа власти вынуждены были госпитализировать из лагеря 30 человек с сильной кожной сыпью и аллергией неизвестного происхождения.

По заявлениям прессы, часть задержанных находятся в полицейских участках столицы, где условия содержания еще более проблематичны, чем в гольяновском лагере.

Светлана Ганнушкина, глава Комитета «Гражданское содействие» (ведущая в России правозащитная организация, предоставляющая правовую помощь мигрантам и соискателям статуса беженца), сообщила, что по российскому закону иностранных граждан, которые потенциально подлежат депортации, можно держать только в специализированных центрах (спецприемниках). «Лагерь в Гольяново – по существу незаконен», – заявила Ганнушкина сотрудникам Хьюман Райтс Вотч. Она также сказала, что трое подопечных«Гражданского содействия»  (двое граждан Сирии и гражданин Афганистана), удерживаемых в лагере в ожидании депортации, являются соискателями статуса беженца, находящимися под защитой международного права.

Уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин, заявил СМИ, что санитарные условия в лагере недопустимы, в особенности состояние туалетов и отсутствие возможности нормально вымыться. Г-жа Ганнушкина, которая посетила лагерь вместе с Лукиным, в беседе с сотрудниками Хьюман Райтс Вотч охарактеризовала условия как «бесчеловечные».

На прошлой неделе лагерь несколько раз посетил член Общественного совета при ГУ МВД по Москве правозащитник Александр Куликовский. Он рассказал Хьюман Райтс Вотч, что у задержанных не было доступа к питьевой воде, и потребление жидкости ограничивалось чаем, выдаваемым вместе с явно неполноценным питанием.

Из-за отсутствия в лагере горячей воды, сообщил Александр Куликовский, задержанные не могут помыться со времени их поступления в Гольяново. Он также рассказал, что власти не обеспечили задержанных предметами первой необходимости, такими как мыло, зубная паста и зубные щетки, полотенца, нижнее белье, обувь, аптечки и т.д. По его словам, в палатках грязь, они перенаселены, а также не приспособлены к неблагоприятным погодным условиям (дождям, холодным ночам и т.д.). Десятки фотографий лагеря, просмотренные сотрудниками Хьюман Райтс Вотч, подтверждают эту оценку.

По сообщениям Куликовского, у задержанных нет возможности общаться с членами семей или связаться с адвокатами, так как доступ в лагерь ограничен, отсутствуют таксофоны, а также источники электропитания для зарядки мобильных телефонов.

Комитет «Гражданское содействие» сообщил Хьюман Райтс Вотч, что у адвоката Комитета возникли серьезные затруднения, когда она 6 августа прибыла в лагерь для встречи со своими тремя подопечными. Около двух часов полиция не пропускала адвоката в лагерь, требуя «специального разрешения» и пытаясь отмахнуться от нее, несмотря на неоднократные объяснения, что адвокатам не требуется «разрешение» для встречи со своими клиентами.

В конце концов, после того как представители Комитета связались по телефону с властями, адвокат смогла встретиться с двумя из трех подопечных. Однако при этом полиция не позволила им общаться наедине, и адвокат и ее подопечные вынуждены были разговаривать, стоя по разные стороны забора, в присутствии полицейского. 

«Препятствование встрече адвоката с подзащитным в месте содержания под стражей является грубейшим нарушением международных стандартов в области прав человека»– заявила Локшина.

Отсутствие телефонов и недостаток переводчиков усугубляет проблему доступа к адвокату, создавая для задержанных серьезные препятствия в попытке оспорить законность их содержания под стражей или же обратиться с прошением о предоставлении убежища, заявляет Хьюман Райтс Вотч.

Ганнушкина сообщила Хьюман Райтс Вотч, что у большинства опрошенных ею в лагере мигрантов не было денег и что им не заплатили за выполненную до задержания работу. По словам задержанных, их документы, одежда и другие вещи остались в общежитиях, где они проживали. Светлана Ганнушкина рассказала, что мигранты особенно обеспокоены тем, что у них с большой вероятностью не будет возможности забрать свои документы и личные вещи.

У некоторых мигрантов были при себе миграционные карты и разрешения на работу, но, как они сообщили Ганнушкиной, суд не изучил эти документы и не выслушал объяснений. Судебные решения о депортации, судя по всему, принимаются «под копирку», без учета специфики индивидуальных дел. Удерживаемый в Гольяново соискатель статуса беженца из Афганистана рассказал Комитету «Гражданское содействие», что в ходе судебных слушаний у него даже не было возможности сообщить судье о своем статусе.

Во время задержаний, свидетелями которых был сотрудник Хьюман Райтс Вотч 8 августа, некоторые люди были, очевидно,задержаны потому, что, плохо зная русский язык, не могли ответить на вопросы, а переводчиков при этом не было. Александр Куликовский рассказал Хьюман Райтс Вотч, что пятерых задержанных в июле граждан Таджикистана 14 дней в нечеловеческих условиях держали в камере в отделе полиции, даже не обеспечив питанием. По российскому закону, полиция не имеет права содержать задержанных непосредственно в отделе сроком более 48 часов. Камеры не предназначены для длительного пребывания задержанных и в полицейских участках отсутствуют необходимые санитарные условия. Комитет «Гражданское содействие» также сообщил Хьюман Райтс Вотч, что знает десятки людей, которые в ожидании суда незаконно удерживались в полицейских участках в течение трех-пяти суток.

«Массовые задержания по этническому признаку не могут быть оправданы ничем,– заявила Таня Локшина. – Если власти всерьез намерены обеспечить безопасность и общественный порядок в Москве, им следует сосредоточиться на борьбе с преступностью, а не переключать общественное недовольство на мигрантов, делая из них козлов отпущения».