(Нью-Йорк) - Правительственные войска Сирии во время текущего конфликта использовали сексуальное насилие в отношении мужчин, женщин и детей в качестве пыток, заявила сегодня Хьюман Райтс Вотч. Свидетели и пострадавшие также сообщили Хьюман Райтс Вотч, что солдаты и ополченцы проправительственных вооруженных формирований насиловали женщин и девочек, вплоть до12-летних, во время обысков в жилых домах и военных зачисток населенных пунктов.

 

Десятеро бывших заключенных, в том числе двое женщин в разговоре с Хьюман Райтс Вотч описали акты сексуального насилия, жертвами или свидетелями которых они стали в местах заключения: изнасилование, в том числе с использованием посторонних предметов, ощупывание, длительная принудительная нагота, применение электрошока, удары по гениталиям. Многие побывавшие в заключении сообщили Хьюман Райтс Вотч, что были задержаны за политическую активность, в том числе участие в акциях протеста. В некоторых случаях причина задержания была неизвестна, но задержанные, тем не менее, столкнулись с аналогичными проявлениями насилия. 

 

«Сирийские силы безопасности регулярно и безнаказанно используют сексуальное насилие, чтобы унизить и сломить задержанных, - заявляет Сара Леа Уитсон, представитель Хьюман Райтс Вотч  по странам Ближнего Востока. – Подобное насилие происходит и за пределами тюрем – так, военные из правительственных войск и проправительственные ополченцы “шабиха” насиловали женщин и девочек во время облав в жилых домах.»

 

Хьюман Райтс Вотч зарегистрировала более 20 эпизодов сексуального насилия в Сирии с марта 2011 по март 2012-го года в регионах Дараа, Хомс, Идлиб, Дамаск, Латакия. В пяти свидетельствах речь шла о нескольких пострадавших. Большинство инцидентов было зарегистрировано в Хомсе. Опрошенные описывали разные виды сексуального насилия со стороны сирийских сил безопасности, армии и проправительственных вооруженных формирований, известных среди местных жителей как «шабиха».

 

Хьюман Райтс Вотч опросила восемь жертв сексуального насилия в Сирии, в том числе четырех женщин, а также более двадцати пяти человек, занкомых с ситуацией: бывших заключенных, перебежчиков из сирийских сил безопасности и армии, сотрудников служб экстренного реагирования и помощи, защитников прав женщин, членов семей пострадавших.

 

Реальные масштабы сексуального насилия в местах заключения и за их пределами остаются неизвестными, отмечает Хьюман Райтс Вотч. В Сирии сексуальное насилие считается позором для жертвы. Пострадавшие неохотно сообщают о случившемся, а огласка может представлять для них опасность, доступ в страну исследователей, документирующих подобные преступления, ограничен. Во многих случаях респонденты сообщили Хьюман Райтс Вотч, что жертвы насилия из-за страха и стыда не хотят, чтобы их семьи или соседи знали о происшедшем. В одном случае, женщина, подвергшаяся изнасилованию, была согласна дать интервью Хьюман Райтс Вотч, но муж запретил ей.

 

Желающие обратиться за помощью в связи с сексуальным насилием в Сирии ограничены в доступе к медицинской, психологической и прочей помощи. Те, кто бежали в соседние страны, также сталкиваются с трудностями в получении лечения и помощи – из-за отсутствия необходимых ресурсов, социальных табу, окружающих сексуальное насилие, ограничений в передвижении, предписываемых семьей, из страха стать обьеком так называемых «преступлений чести».

 

Людям, пережившим сексуальное насилие, требуется неотложная медицинская, правовая и социальная поддержка – например, в излечении нанесенных им травм, предотвращении беременности, заражении ВИЧ- и другими инфекциями, передаваемыми половым путем, а также для сбора доказательств и уголовного преследования насильников, заявила Хьюман Райтс Вотч. Правозащитная огранизация призвала правительство Сирии, страны, принимающие сирийских беженцев, и благотворителей позаботиться о том, чтобы жертвы насилия знали о доступных медицинских и психосоциальных службах, и обеспечить пострадавшим безопасный и конфиденциальный доступ к ним.

 

Хьюман Райтс Вотч не располагает доказательствами того, что солдаты, совершавшие сексуальное насилие во время военных действий, при обысках в домах, в местах заключения, действовали по приказу. Тем не менее, информация, полученная Хьюман Райтс Вотч, в том числе от перебежчиков из сирийской армии и сил безопасности, указывает на то, что расследований и наказаний уличенных в насилии солдат или ополченцев «шабиха» не последовало. Никаких мер для предотвращения подобных действий в дальнейшем также не принято.

 

Большая часть известных нам инцидентов происходила в условиях, когда командование знало или должно было знать о творящихся преступлениях. Это, например, акты сексуального насилия в полностью подконтрольных конкретным офицерам тюрьмах.

Сексуальное насилие в местах заключения

Заключенные мужчины и женщины сообщали о сексуальном насилии в отделении военной разведки №248 и в отделении военной разведки №235 (более известном как «Палестинский филиал») в Дамаске, в отделениях военной разведки в Джиср аль-Шугуре, Идлибе и Хомсе, в отделении политической безопасности в Латакии, в отделениях разведки ВВС в Меззе, Латакии и Хомсе и в идлибской Центральной тюрьме.

 

Салим (все имена изменены в интересах конфиденциальности), солдат, задержанный в июне 2011 года во время побывки, был вызван на допрос в отделении разведки ВВС в Латакии по поводу участия его брата и отца в демонстрациях. Он сообщил Хьюман Райтс Вотч:

 

Они начали пытать меня здесь (показывает на гениталии) [электричеством]. Еще они меня били, а сзади стоял охранник, включавший ток. Я потерял сознание. Они били меня током и просто били. Следователь бил меня по всему телу проводом. Все это время я был без одежды ... каждые тридцать минут они требовали признаний.

 

Некоторые женщины сообщили Хьюман Райтс Вотч, что не подвергались сексуальному насилию в заключении, другие говорили о насилии и пытках. В числе последних была Саба, доставленная в отделение военной разведки в Джиср аль-Шугуре в провинции Идлиб в ноябре 2011 года.

 

«Они сняли с меня абайю, - рассказала она. - Под ней на мне были джинсы и футболка. Охранник связал мне руки за спиной... Он схватил меня за грудь... Я сказала: "Бейте, стреляйте, но не прикасайтесь ко мне.”... Он опять схватил меня за грудь, и я оттолкнула его. Тогда он отбросил меея к стене, я упала, он начал бить меня палкой по колену и лодыжке. Лодыжка была сломана [как и рука]...»

 

По крайней мере двое бывших в заключении мужчин в интервью Хьюман Райтс Вотч упоминали, что слышали женские крики в отделениях военной разведки и разведки ВВС в Хомсе и во временной ставке «шабиха» в Латакии. Хьюман Райтс Вотч не располагает дополнительными свидетельствами о том, что женщины на самом деле содержатся  в этих учреждениях и подвергаются сексуальным унижениям.

 

Все бывшие заключенные, описывавшие сексуальные надругательства, сказали, что в тюрьме они не получили в этой связи никакой медицинской или психологической помощи. Из 10 бывших заключенных, опрошенных исследователями, всего одна женщина рассказала, что после освобождения ей была оказана медпомощь. Все информанты Хьюман Райтс Вотч на момент исследования покинули Сирию.

Сексуальное насилие во время облав в жилых домах и в ходе наземных боевых действий

 

Исследователи Хьюман Райтс Вотч опросили двух женщин, подвергшихся насилию в собственном доме, и шестерых свидетелей сексуального насилия в отношении женщин и девочек (в том числе двух родственников-мужчин).

 

В пяти случаях все респонденты описали нападавших как «шабиха». Описания и характеристики разнятся, но в четырех случаях из пяти свидетели говорят о вооруженных людях в гражданской одежде, действующих совместно с войсками сирийской правительственной армии. О присутствии военных говорилось не всегда.

 

Маха из города Дараа рассказала Хьюман Райтс Вотч, как в феврале 2012 года правительственные войска и «шабиха» обыскивали дом в поисках ее мужа:

 

Они взломали дверь - это обычная деревянная дверь - и вошли... Спросили: "Где твой муж?" Я сказала: "Не знаю. Его уже давно нет." Тогда стоявший рядом со мной подошел ближе. Он разорвал на мне рубашку, стал хватать за грудь. Он был похож на “шабиха”, одет в гражданскую одежду. Их командир был на улице. Кто-то вошел и сказал: "Офицер велел передать ей, что если он не явится, ей придется куда хуже". Этот человек был в обычной зеленой военной форме. Он был явно из армии.

 

Четыре перебежчика из сирийской армии и сил безопасности также сообщили Хьюман Райтс Вотч об известных им (в совокупности пяти) инцидентах изнасилований женщин во время обысков или арестов с целью изнасилования. Трое из них описывают случаи, когда женщин для этого уводили из дома.

 

Валид, армейский перебежчик из сил Хафиз аль-Низам (полицейские формирования для борьбы с беспорядками), сообщил Хьюман Райтс Вотч, что сотрудники хвастались изнасилованиями женщин во время облав на жилые дома в Дараа: «[Один офицер] хвалился по поводу той облавы:« Когда я занимался сексом с этой женщиной, она кричала, видимо, ей очень понравилось.»

 

Другой перебежчик, Туфик, ранее принадлежавший к отделению мудахама (рейдов) сирийских спецслужб, сообщил Хьюман Райтс Вотч, что друг из его подразделения признался, что участвовал в групповом изнасиловании двух женщин, задержанных во время облавы жилого дома в Хомсе в ноябре 2011 года. Он видел видеозапись на мобильном телефоне друга, подтверждавшую факт группового изнасилования.

 

Исследователи Хьюман Райтс Вотч также посебедовали с сотрудником служб экстренного реагирования, работавшим в Хомсе, и с семью работниками гуманитарных служб за пределами Сирии о доступности помощи жертвам сексуального насилия.

 

Хьюман Райтс Вотч призвала правительство Сирии раскрыть глаза на сексуальное насилие со стороны проправительственных сил и подконтрольных им ополченцев «шабиха», а также провести расследование подобных случаев и наказать виновных. Хьюман Райтс Вотч также призвала Совет Безопасности ООН потребовать от правительства Сирии предоставить неограниченный доступ на территорию Сирии и в места заключения представителям Комиссии по расследованию, уполномоченной Советом ООН по правам человека, для проверки заявлений о нарушениях.

 

Сирийское правительство также должно предоставить Миссии Организации Объединенных Наций в Сирии (ЮНСМИС), уполномоченной осуществлять контроль за выполнением плана Аннана, неограниченный доступ ко всем местам заключения для мониторинга нарушений. В составе Миссии должны быть, в частности, сотрудники, прошедшие подготовку по вопросам выявления гендерного насилия.

 

Хьюман Райтс Вотч также повторила свой призыв к Совету Безопасности ООН подать на Сирию в Международный уголовный суд (МУС) и обратилась к остальным государствам с предложением поддержать направление дела в МУС - наиболее квалифицированный орган для проведения эффективного расследования и уголовного преследования ответственных за насилие в стране.

 

Хьюман Райтс Вотч призвала международные неправительственные организации, распространителей гуманитарной помощи, Организацию Объединенных Наций и местные организации обеспечить в стране и за ее пределами доступную медицинскую, психологическую, социальную и правовую помощь сирийским мужчинам и женщинам, пострадавшим от сексуального насилия. Согласно Руководящим принципам ООН по помощи в вопросах гендерного насилия в процессе гуманитарных операций, лица, оказывающие помощь, обязаны предоставить жертвам информацию о наличии подобных ресурсов, a также возможность их использовать.  В соответствии с планом Аннана, сирийское правительство должно также предоставить организациям, ответственным за гуманитарную помощь, доступ во "все районы, пострадавшие в результате боевых действий", с целью оказания помощи пострадавшим от сексуального насилия.

 

«Международному сообществу нужно срочно обратить внимание на ситуацию в Сирии, - сказалa Уитсон. – Обращение Совета Безопасности в Международный уголовный суд послужит четким сигналом правительству Асада о неизбежной ответственности за происходящие в стране нарушения прав человека, включая сексуальное насилие.»

 

Свидетельства о сексуальном насилии в местах заключения

Салим, солдат, арестованный в июне 2011 года во время отпуска,  для допроса о роли его брата и отца, сообщил Хьюман Райтс Вотч в очном интервью:

 

Они отвели меня вниз, два лестничных пролета с поворотом. Каждый - 15 шагов ... Я ничего не видел и руки у меня были связаны. [Я был голый]. Мы были в комнате для допросов. Первый час они били меня руками. Затем они использовали деревянную дубинку. Я не признался. Следователь сказал: "Принеси электричество." ... Охранник принес два электрических разьема. Он положил один мне в рот, на зуб. Потом он начал его быстро включать и выключать. Он делал это семь или восемь раз. Я чувствовал, что это все. Я отсюда не выйду. Затем они стали спрашивать: "Теперь признаешься?" Я сказал, что мне не в чем признаваться.

 

Они сняли электрод с моего зуба и положили мне на колени. Здесь они использовали электричество дольше всего. След еще виден. Они долго его там держали, потом сняли... Они начали пытать меня здесь (показывает на гениталии) [электричеством]. Еще они меня били, а сзади стоял охранник, включавший ток. Я потерял сознание. Они били меня электрическим током и просто били. Следователь бил меня по всему телу тросом. Все это время на мне не было никакой одежды ... Каждые тридцать минут они спрашивали меня, признаюсь ли я. Я говорил нет. В какой-то момент они сказали: "Мы тебя убьем", и я ответил: "Хорошо, хорошо, убейте меня. Смерть лучше, чем ваши пытки"... Когда вас подвергают электрошоку, удар передается по всему телу. Я там был в течение нескольких часов. Им пришлось нести меня в камеру на матрасе. Я не мог ходить после этого.

Халиль, который был задержан в провинции Идлиб в конце июня 2011 года и провел в заключении около двух месяцев в нескольких учреждениях, в том числе около месяца в идлибской Центральной тюрьме, заявил Хьюман Райтс Вотч в очном интервью, что, когда он был задержан :

 

Они заставили меня раздеться. Потом они стали сжимать мне пальцы на руках плоскогубцами. Они степлером воткнули мне гвозди в пальцы, грудь и уши. Их можно было вынуть только при условии, что я заговорю. В ушах было больнее всего. Они давали мне электрошок, с помощью двух проводов, подключенных к автомобильному аккумулятору. Два раза они стреляли электрошокером по моим гениталиям. Я думал, что никогда уже не увижу свою семью. Они пытали меня так три раза в течение трех дней.

 

Амер, из города в провинции Идлиб, рассказал Хьюман Райтс Вотч  в очном интервью, как его пытали во время 42-дневного содержания под стражей в отделении политической безопасности в Латакии:

 

Они раздели меня, связали руки за спиной, и ударили меня по гениталиям. Они пристегнули мои руки к металлической трубе и подняли меня, чтобы ноги едва касались пола. Они держали меня так в течение двух дней. Когда они меня отпустили, я не мог стоять, ноги были полностью опухшие. Затем я провел пять дней в одной камере с шестью другими людьми. После этого 15 сотрудников отвели меня в отдельную комнату. Они ругали мою мать и сестру и угрожали изнасиловать меня. Меня положили на ковер-самолет - я лежал на спине, привязанный к доске, а они подняли мне голову и ноги. Все это время я был совершенно раздет. Они обернули провода вокруг пениса и включили электричество. Я слышал как оно жужжит. Они проделали это, наверное, раз пять в течение примерно 10 секунд. Я потерял сознание. Когда я очнулся, они заталкивали мои руки и ноги в шину. Все мое тело было синим от побоев.

Хусейн, задержанный в Дараа в конце апреля 2011 года после ранения в обе ноги, а затем находившийся в отделении военной разведки №248 в Дамаске, заявил Хьюман Райтс Вотч:

 

Когда я приехал в отделение №248, я кричал от боли, потому что мои ноги были сломаны [от огнестрельных ранений]. Они положили меня в подземный коридор. Через пять минут пять парней подошли и начали меня бить. Мои глаза все еще были завязаны, но я немного видел под повязкой. Они ударили меня по лицу, так, что у меня пошла кровь из носа. Они оставили меня в покое, когда я притворился, что потерял сознание. Потом еще один парень подошел и ударил меня головой об землю. Наконец пришел офицер. Они хотели перевести меня в камеру, но там не было места для человека со сломанными ногами, поэтому меня, вместо этого, перевели в больницу №601. После шести дней в больнице, меня вернули в отделение №248. В камере двое охранников раздвинули мне ноги и били в пах.

 

Нур, которая была задержана в феврале 2012 года на контрольно-пропускном пункте в Хомсе и провела примерно два с половиной месяца в «Палестинском Филиале» сообщила Хьюман Райтс Вотч, что она и три другие женщины, находившиеся вместе с ней  в заключении, были неоднократно изнасилованы. Нур сказала, что она страдает от амнезии в результате ее содержания под стражей, но у Хьюман Райтс Вотч нет независимых подтверждений по поводу ее состояния. Нур, с тех пор покинувшая Сирию, заявила Хьюман Райтс Вотч, что свою жизнь до задержания она не помнит. Она не могла вспомнить свое имя, возраст, была ли она замужем, имела ли детей. Она сказала:

 

Первое, что я помню, это задержание на контрольно-пропускном пункте в Хомс. Я думала, что меня арестуют, но солдаты отвели меня в квартиру, где уже находились другие девушки ... Я была там два или три дня, а потом меня увезли в Дамаск, в “Палестинский филиал”. Они держали меня там от двух с половиной до трех месяцев. Там были три другие женщины... У них был график. Они делали это с нами по очереди. Каждую насиловало более одного человека. Это происходило не каждый день, но регулярно ....

Саба, доставленная в отделение военной разведки в Джиср аль-Шугуре, в провинции  Идлиб, в ноябре 2011 года, рассказала в очном интервью Хьюман Райтс Вотч, что она участвовала в демонстрациях и готовила еду и питье для демонстрантов. Она сказала, что при задержании она была избита и ощупана:

Директор спросил меня, зачем я ходила на демонстрации ... Я не стала лгать. Он спросил, что я говорила на демонстрациях, и я ему сказала... Потом он ударил меня. Я этого не забуду. Он велел ребятам забрать меня ... они отвели меня в закрытое помещение. Там были коробки. Это было что-то вроде складского помещения. Были и сломанные стулья и многое другое. Они сняли с меня абайю. Под ней на мне были джинсы и футболка, и охранник связал мне руки за спиной. Я сказала: "Такая собака, как ты, не имеет права так себя вести [меня трогать]." ...Он схватил меня за грудь. [Наконец] он позволил развязать руки. Я сказала: "Бейте меня, стреляйте в меня, но не прикасайтесь ко мне”... Он опять схватил меня за грудь, и я оттолкнула его ... Когда я его оттолкнула, он упал на ящики. Тогда он обхватил меня за туловище и отбросил к стене. Я упала, и он начал бить меня палкой. По колену и по лодыжке. Лодыжка тоже была сломана [как и рука] ...

 

Бывшие заключенные также сообщили Хьюман Райтс Вотч, что, находясь в заключении, они были свидетелями сексуального насилия. Салим - солдат, арестованный в июне 2011 года - заявил, что,  когда его держали в отделении политической безопасности в Латакии, бригадный генерал сказал, что ему придется признаться. Салим рассказывал:

Он [бригадный генерал] велел охраннику снять с моих глаз повязку. Он хотел, чтобы я увидел своими глазами, как пытают других заключенных. Он показал мне заключенных. В это время пытали двоих.  Со мной был следователь и охранники. Он сказал мне, “так будет и с тобой, если не признаешься”. Они сажали их [заключенных] на бутылки из под кока-колы. Он сказал мне, что их преступление заключалось в том, что они ходили на демонстрации. Им было приметно по 24 или 25. Пять минут они мне это показывали, как их заставляют сидеть на бутылках кока-колы. Я начал думать о смерти. Они отвели меня в пустую комнату в конце коридора. Там они снова завязали мне глаза. Со мной в комнате находились два охранника и следователь. Они поставили меня на колени и начали бить меня по спине стальным тросом.

 

По крайней мере трое взрослых мужчин, бывших в заключении и опрошенных Хьюман Райтс Вотч, подтвердили факт сексуального насилия по отношению к женщинам и мальчикам в сирийских тюрьмах. Самих, бывший заключенный в отделении политической безопасности в Латакии, рассказал Хьюман Райтс Вотч в очном интервью, что с мальчиками обращались еще хуже, чем со взрослыми, в том числе насиловали, именно потому, что они были детьми:

 

Нас было от 70 до 75 человек в общей камере, размером три на три метра ...С нами в камере были 15 и 16-летние дети, шесть или семь, с вырванными  ногтями, и избитыми лицами.  Они относятся к детям, даже хуже, чем ко взрослым. Существуют пытки, но для мальчиков есть еще и изнасилование. Мы видели как охранники приводили их обратно в камеру. Это невозможно описать. Об этом невозможно говорить. Один мальчик вошел в камеру с кровотечением сзади. Он не мог ходить. Так поступали только с мальчиками. Мы о них плакали.

 

Малик, 28 лет, из Латакии, сообщивший Хьюман Райтс Вотч, что он принимал участие в демонстрациях, сказал в очном интервью, что в конце марта 2011 года его держали во временном учреждении ополченцев «Шабиха» в Латакии, где насиловали заключенных женщин:

 

Нас в камере было 35. Мы все были там за участие в демонстрациях. Среди нас не было детей ... и ни одной женщины, но мы слишали женские крики. Они были этажом выше. Они подвергались сексуальному насилию, кричали, вопили. Мы слышали как охранники им что-то говорили. Мы плакали, слушая это ...

 

Виссам, который провел несколько месяцев в разных тюрьмах и вышел на свободу в ноябре 2011 года, также сообщил Хьюман Райтс Вотч, что, находясь в заключении, он слышал как насилуют женщин:

Они [женщины-заключенные] были в соседней камере. ... Так было и в отделении разведки ВВС, и в отделении военной разведки в Хомсе... По уровню шума казалось, что женщин много. Мы слышали их весь день ... Некоторые из них были задержаны, поскольку в розыске были их мужья или братья... Когда охранники кричали на них, мы слышали, как они говорили "Пусть твой сын, [которого они искали] придет и заберет тебя" или “Пусть твой брат придет и освободит тебя”.. Те с плачем отвечали: "Я не имею к этому никакого отношения. Я ни в чем не виновата".

 

Свидетельства о сексуальном насилии во время облав в жилых домах и в ходе наземных боевых действий

Маха из города Дараа рассказала как войска сирийского правительства и «Шабиха» обыскали дом в поисках ее мужа, посягали на нее, и представитель армии угрожал ей изнасилованием, если ее муж не сдастся добровольно. Она рассказала следующее:

 

Мы спали, я и мои дочки, все в одной постели. У меня пять девочек, в возрасте от 12 лет до девяти месяцев. Они взломали дверь - это просто обычная деревянная дверь - и вошли. В самой первой комнате, при входе в наш дом, мы и спали. Я встала с постели, и они сказали мне: "Где твой муж?”.  Я сказала: "Я не знаю. Его уже давно нет."  Тогда мужчина, стоявший рядом со мной, подошел ближе. Он разорвал на мне рубашку и стал хватать за грудь... Моя грудь полностью обнажилась, и я закричала. У каждого из них был пистолет. Тот, кто схватил меня был похож на “Шабиха”. Он был одет в гражданскую одежду ... Их командир был на улице. Кто-то вошел и сказал: "Офицер велел передать ей, что если он не явится, ей придется куда хуже" ... Когда он это сказал, я испугалась, что меня изнасилуют. [Этот человек] был одет в простую зеленую военную форму. Он был явно из армии.

 

Вафа, жившая с семьей в Хай-Ашера в провинции Хомс, сообщила Хьюман Райтс Вотч в очном интервью, что 8 марта 2012 года солдат пытался ее изнасиловать, в то время, как ее муж прятался от облавы:

Двое [солдат] вошли в дом и ... спросили меня, где мой муж. Они были одеты в камуфляж. У них были жилеты, которые были полны оружия, ножи, пули, и т.д. ... Я сказала им, что в доме нет вооруженных людей, и что мой муж уехал. Я начала показывать им весь дом - нам нечего скрывать. Один из них  ...схватил меня, когда я открывала дверь кухонного шкафа. Он схватил меня за руку и за бок. Я боялась, что если я закричу, мой муж услышит из своего укрытия [в непосредственной близости от дома], и выйдет, но я произвела сколько-то шума, и другой солдат услышал меня. Он закричал: "Эй, оставь ее в покое! Иди в гостинную!" Я решила, что если я закричу, нам всем конец. Он пытался втолкнуть меня в спальню, а я пыталась вырваться обратно в коридор ... Мы бежали через три дня.

Суха из Аль-Кусайре в провинции Хомс также сообщила Хьюман Райтс Вотч в очном интервью, что во время облав сирийская армия несколько раз обыскивала ее дом. Во время одного из таких рейдов, по ее словам, ополченцы «Шабиха» изнасиловали ее 28-летнюю соседку,  дом которой тоже обыскивали.

Я слышала ее крики, [когда в моем доме шел обыск] и пошла к ней домой [после ухода армии]. Она была в истерике, и мы стали разговаривать. Она рассказала мне, что один набросился на нее. Двое других стояли в дверях. Она сопротивлялась ему. Когда он закончил, он впустил тех двоих. Они сняли с ее хиджаб. Ее лицо было все в царапинах и кровоточило, когда я ее увидела. Она была в истерике. Кровь текла у нее по лицу. Когда армия ушла, соседка ушла в дом своих родственников. Связи нет, поэтому я не знаю, что случилось потом. Ее двое детей сидели в углу [во время нападения].

Сельма из Карм аль-Зейтуна в провинции Хомс сообщила Хьюман Райтс Вотч в очном интервью, что марте 2012 года слышала, как проправительственные войска насиловали ее соседей, в то время, как она пряталась в своей квартире. Она заявила Хьюман Райтс Вотч, что ее семья к тому времени уже покинула этот район, а она вернулась домой, чтобы упаковать детскую одежду, а потом поняла, что бежать уже поздно, потому что армия и «Шабиха» были уже рядом:

 

Я  увидела силы безопасности и “Шабиха”, зашла в дом [и спряталась] ... У моей соседки - девочки. Я слышала, как она сказала им: "Ни звука". Наши квартиры разделены стеной ... Они [“Шабиха”] вошли в здание ... Дверь в мою квартиру была открыта [я ее так оставила, когда паковала вещи]. Из моего укрытия я слышала, что кто-то зашел и сказал: "Эта пустая, здесь никого нет" ... Они постучали в дверь соседей... Один из них сказал: "Откройте, или мы будем стрелять." Она не открыла дверь, и они стали стрелять ... Когда они вошли, один из них сказал: «Почему вы не открыли дверь?" Она говорит: "О Боже, ради Бога, не приближайтесь ко мне." Она сказала: "Я буду целовать ваши ноги, но не приближайтесь к нам "... девушки возражали. Я слышала, как они просят, чтобы мать не хватали, а она говорила только: "Не трогайте моих дочерей". Я слышала, как девушка борется с одним из них. Он сказал: "Ты еще и царапаться будешь?" Она толкнула его, и он выстрелил ей в голову. Она была старшей. 20 лет ... Они схватили самую младшую. Ей было 12. Было слышно, как она сказала: "Не надо меня раздевать." Мать сказала: “Этой девочке 12 лет". Младшая, я видела ее [позже], ее свитер был полностью разорван спереди. Они изнасиловали ее, и двух остальных... других девочек, 16 лет и 18 лет... Я ждала, спрятавшись, даже после того, как они ушли. Я не двигалась целый час или около того, пока не пришли "тувар" (революционеры) ... Девушки закрыли дверь своего дома и плакали ... Я постучала в дверь и сказала: "Я ваша соседка, впустите." Сцена внутри была нереальной. 12-летняя [девочка] лежала на полу, ее колени были в крови... Несколько человек изнасиловали 12-летнюю ... Я слышала из своего укрытия, как они говорили: "Все, с тебя хватит, теперь моя очередь». Она была разорвана на длину указательного пальца. Я никогда не вернусь туда. Это постоянно всплывает в памяти. Я вижу это во сне и просто плачу.

 

В очном интервью Мансур из города Баба Амр в провинции Хомс сообщил Хьюман Райтс Вотч, что, когда в марте 2012 армия вошла в город, он понял по крикам соседки, что ее насилуют ополченцы «Шабиха» в ее собственном доме. Со слезами на глазах он рассказал:

 

Десять из них вошли в дом ... Воздух наполнился ее криками. После этого они убили ее на улице. Они вытащили ее на улицу вместе с детьми. У нее было трое мальчиков и две девочки. Они все погибли ... Оттуда, где мы находились, мы это видели и слышали крики... Вы слышите как кричит женщина, и вы ничего не можете сделать, чтобы помочь.

Талаль, водитель такси из Хомса, сообщил Хьюман Райтс Вотч в очном интервью, что «Шабиха», по-видимому, изнасиловали и убили женщину в ее квартире в Карм-эль-Зейтун в провинции Хомс в апреле 2012 года. Близкий родственник вызвал Талаля с просьбой забрать его, потому что на здание, где он жил, ночью было совершено нападение. Когда Талаль вошел в дом, где жил его родственник, он заметил, что дверь в квартиру, расположенную под квартирой его родственников, была открыта. Когда он вместе с родственником вошел в ту квартиру, они нашли женщину и маленького ребенка в спальне, мертвых, по-видимому убитых ножевым ранением в шею. Талаль сказал, что женщина была обнажена ниже пояса, и на ее бедрах были синяки. Его родственник, прятавшийся ночью на чердаке, сказал, что он видел, как «Шабиха» вошли в здание и слышал крики из квартиры женщины.

 

Халид также сообщил Хьюман Райтс Вотч о сексуальном насилии, которым сопровождалось массовое перемещение населения после вступления сирийской армии в Баба Амр в провинции Хомс в начале марта 2012 года:

 

Одна моя родственница, - она замужем, с двумя детьми, - рассказала мне о том, как она была изнасилована ... После того, как ее дом был обстрелян, она перехала с мужем и двумя детьми жить к соседям. Когда они находились там, вошла армия и арестовала мужчин, остались только женщины и дети ... Родственница сказала, что через 15 минут некоторые военнослужащие, одетые в гражданское, пришли в дом соседа, где она находилась, и отправили ее и других женщин в гостинную. Один из солдат взял ее и отвел в комнату с охранником ... Она сопротивлялась, и он избил ее. Она показала мне свои руки. Я видел ее через семь-восемь дней. Ее руки были все еще в синяках. Она пыталась остановить его, бить его руками и ногами, но он сказал, что убьет ее двоих детей, если она будет сопротивляться... [Она сказала, что] он был одет по-военному... Потом она убежала из Баба Амр в Аль-Кусайре. Я видел ее здесь. Ее муж по-прежнему в заключении.

Юсеф сообщил Хьюман Райтс Вотч, что он наблюдал, как солдаты сил безопасности изнасиловали его жену во время военной операции в Дараа 25 июня 2011 года. По его словам примерно 25 агентов безопасности и «Шабиха» вошли в его дом во второй половине дня, когда обыски проходили в многих домах города. Когда силы безопасности закончили обыск дома, часть из них ушла, но семеро остались.

 

«Они надели на меня наручники, и трое из них окружили меня, - сказал он. - Трое других схватили мою жену и сорвали с нее одежду, а затем седьмой солдат изнасиловал ее. Все они проклинали и оскорбляли нас. Я ничего не мог сделать, чтобы это прекратить. Затем они сняли с меня наручники и ушли».

 

Перебежчики из армии и спецслужб в очном интервью Хьюман Райтс Вотч подтвердили, что женщины подвергались сексуальному насилию во время обысков их домов, или же их арестовывали, чтобы потом изнасиловать.

 

Гассан - сержант, дезертировавший из 18-й бригады 627-го батальона сирийской армии - сообщил Хьюман Райтс Вотч, что в ночь на 18 февраля 2012 года, он находился в маленьком военном лагере около Забадани, городка неподалеку от Дамаска, когда молодая женщина, возможно несовершеннолетняя, была доставлена в лагерь и, по его мнению, изнасилована капитаном, который втолкнул ее в бронированную машину и провел там с ней около двух часов.

 

Какие-то мужчины в штатском - я думаю, разведка или “Шабиха” - вьехали в лагерь в сером фургоне с девушкой около 16 - 19 лет, в абайе, но с открытым лицом и в наручниках. Около 2:30 утра они передали ее капитану, который увел ее в бронированную машину. Она плакала и кричала. Я подозреваю, что она была арестована во время обыска одного из жилых домов в этом районе. Я видел и слышал это с расстояния примерно в 150 метров. Капитан и женщина пробыли в танке примерно до 4:30, [потом] приехал черный фургон, и семь мужчин, одетых в черное, увезли девушку прочь.

 

Ахмед, дезертировавший из 10-го отдела 85-й бригады 37-го батальона сирийской армии, также заявил Хьюман Райтс Вотч, что во второй половине февраля 2012 года командир изнасиловал женщину в Забадани.

Во второй половине февраля, в нашем лагере, я слышал, как солдаты Хафиз аль-Низам (полицейские формирования для борьбы с беспорядками), говорили, что они совершили налет на дом, где не было мужчин, [в Забадани]. Они сказали, что забрали в автомобиль молодую женщину, завязали ей глаза и заткнули рот, чтобы она не могла ни говорить, ни кричать. Она была доставлена к командиру для изнасилования.

 

Другие перебежчики сообщали, что сослуживцы хвастались изнасилованиями женщин во время облав на жилые дома. Валид, армейский перебежчик из сил Хафиз аль-Низам (полицейские формирования для борьбы с беспорядками), сообщил Хьюман Райтс Вотч, что другие офицеры рассказывали ему, что насиловали женщин во время облав в Дараа, если заставали их одних дома.

 

В июле прошлого года я слышал ... [Майор из бригады] хвастался, что изнасиловал женщину. Он описывал случай, произошедший за несколько дней или недель до этого. Он пошутил, что во время той облавы: “Когда я занимался сексом с этой женщиной, она так кричала, видимо потому, что ей очень понравилось.” Его коллега ответил "Ты не такой сообразительный, как я, когда я занимаюсь сексом с одной из этих женщин, я им завязываю рот, чтобы они не издавали никаких звуков. Я не хочу, чтобы нас подслушивали". 

Другой перебежчик, Туфик, ранее принадлежавший к отделению мудахама (рейдов) сирийских спецслужб, сообщил, что друг из его подразделения признался, что участвовал в групповом изнасиловании двух женщин, задержанных во время облавы жилого дома в Хомсе в ноябре 2011 года. Туфик видел видеозапись на мобильном телефоне своего друга, подтверждавшую факт группового изнасилования.

 

Он сказал мне, что молодых женщин доставили на военную базу, где их насиловали две ночи подряд, прежде чем отпустить ... люди требовали, чтобы две сестры занялись с ними сексом на базе, но те возражали, говорили что они девственницы и умоляли позволить им сохранить девственность. Он рассказал мне, что женщинам пригрозили оружием, после чего те подчинились... В первом видеоклипе я видел, как двух женщин вытащили из домов за волосы и посадили в машины. В другом видеоклипе я слышал, как один из мужчин обращался к женщинам, когда те были на базе. Он сказал: "Если вы не будете заниматься с нами сексом, я вас убью." Я видел, как женщины плакали и умоляли, чтобы им позволили вернуться домой. Несколько из этих пяти человек держали одну из женщин, один тянул ее за волосы, а другой сорвал с нее одежду и потом приступил к изнасилованию. Вторая женщина была тоже изнасилована, и я видел это изнасилование на видео. Женщины были в одной комнате. В общей сложности я видел пять человек и всех их узнал, но я не могу назвать их имена, тем более, что один из них - мой друг.

 

Помощь пострадавшим от сексуального насилия

 

Сирийцы, ставшие жертвами сексуального насилия, неохотно сообщают о нем или обращаются за медицинской помощью, в силу того, что происшедшее покрывает их позором в глазах окружающих, а также из-за страха репрессий со стороны насильников. Даже если пострадавшие готовы обратиться за помощью, доступ к медицинской или психологической помощи в Сирии весьма ограничен в связи с нехваткой ресурсов и неотработанными механизмами доступа. Лейла, сирийская активистка в области прав женщин, заявила Хьюман Райтс Вотч, что она и ее друзья, в ситуации когда женщинам и девочкам нелегко получить помощь, стараются предоставлять им неофициальную медицинскую помощь, в том числе аборты и безопасное убежище в Сирии.

 

В мае 2012 года Лейла сообщила, что ее группа оказывает поддержку семье из трех женщин - матери и двух девочек-подростков 14-ти лет и 21-го года, после того, как они были изнасилованы группой из 10 ополченцев «Шабиха» во время обыска у них дома в Хомсе. Мужа убили, когда он попытался их защитить. Лейла сообщила Хьюман Райтс Вотч, что после переезда семьи в другой город Сирии, активисты помогали им с поиском жилья, давали деньги и организовывали медицинскую помощь для 14-летней девочки в связи с инфекцией, которую та получила половым путем в результате изнасилования. Никакой психологической помощи матери и девочкам оказано не было.

 

Фара, женщина-медик из Хомса, также сообщила Хьюман Райтс Вотч в очном интервью, что она и другие работники хомских полевых госпиталей были не в состоянии обеспечить необходимый уровень помощи женщинам, ставшим жертвами изнасилования. По ее словам, в марте 2012 она ухаживала за ранеными во время военных операций сирийского правительства в селениях Хай-Ашера, Карм аль-Зейтун и Нажин в провинции Хомс, и в процессе этой работы она наблюдала изнасилованных женщин, в том числе несовершеннолетних. Некоторые из них были убиты. Фара сказала, что все, что они могли сделать, это наложить шов если в результате изнасилования была порвана кожа гениталий, дать аспирина, и помочь остановить кровотечение. Описывая военные действия в Хай-Ашера, она рассказала:

 

Было около семи девочек, [доставленных в] ... полевой госпиталь, которые были убиты. Некоторые из них с ножевыми ранениями. Были видны отметины ножа. Если они сопротивлялись, их избивали - были видны синяки. До пояса снизу на них не было одежды, а та, что выше, была порвана ... Приходили пять девушек, которые были изнасилованы и выжили... Они были все в синяках ... По ранам было видно, что они были изнасилованы, большинство из них были девочки (девственницы), а не женщины, и это было очевидно, у них на ногах были потеки крови. Мы делали им уколы,...чтобы остановить кровотечение, и я их там зашивала [если их кожа была разорвана]. Я сделала одной из них три шва, другой четыре шва. Одна девушка была совсем разорвана, мне понадобилось шесть швов, чтобы зашить ее.

 

Фара сказала также, что она видела шесть или семь молодых женщин и девушек в полевом госпитале в Нажине в провинции Хомс, после того как там прошли боевые действия в марте, и что там она оказывала помощь трем сестрам-подросткам, чей возраст она приблизительно оценивает как 14, 16 и 18 лет, которые с приходом сирийской армии были изнасилованы у себя дома в Карм аль-Зейтун в марте 2012.

 

Сирийским женщинам, бежавшим в соседние страны, тоже сложно получить медицинскую помощь, даже если она в принципе доступна. В Иордании представительница организации гуманитарной помощи, работающей с сирийскими беженцами, сообщила Хьюман Райтс Вотч, что ее группа готова помогать пострадавшим от сексуального насилия, но никто из жертв к ним пока не обращался. Она сказала, что в число барьеров, препятствующих обращению за помощью, входят социальные табу, окружающие сексуальное насилие, и страх навлечь на себя «преступления чести». Она отметила, что необходимо обдумать программу помощи мужчинам, пострадавшим от сексуального насилия, которая требует других методов и знаний.

Представительница одной из местных неправительственных организаций по защите прав женщин в Иордании, работающих с сирийками-жертвами изнасилования, сообщила Хьюман Райтс Вотч в очном интервью, что некоторые женщины обращаются к ним тайно, не сообщая своим семьям. Активистка заявила, что их локальная группа не собирает статистику об общем количестве виденных ими жертв изнасилования, но, что в ее отделении в Ар-Рамте, недалеко от границы с Сирией, она сталкивалась с подобными случаями начиная с февраля или марта 2012 года, и что пострадавшим была оказана помощь.. Она отметила, что число обратившихся за помощью может сильно колебаться: «К вам может поступить несколько случаев изнасилования за одну неделю, а затем еще месяц не будет ничего подобного».

 

Ливанский Совет по борьбе с насилием против женщин заявил Хьюман Райтс Вотч, что возможность оказывать помощь жертвам сексуального насилия в ливанском городе Триполи зависит от имеющегося финансирования. По словам председателя Совета: «Мы обеспечим пострадавшим [от сексуального насилия в Сирии] необходимые социальные, медицинские и юридические услуги,... [но], к сожалению, без достаточного финансирования такая программа не выживет».

 

Четверо ливанских общественных деятелей, оказывающих независимую помощь сирийским беженцам, сообщили Хьюман Райтс Вотч, что жертвы сексуального насилия в провинции Бекаа, где собралось много сирийских беженцев, не получают вообще никакой помощи. Хьюман Райтс Вотч провела интервью с шейхом Айманом из Института Аль-Азхар в ливанском поселении Мадждаль Анжар, который занимается регистрацией и доставкой помощи сирийским беженцам в долине Бекаа. Он сказал: «Мы слышали о двух женщинах, которые были изнасилованы в Сирии, но, конечно, никто не станет такое обсуждать. Организаций, занимающихся этим вопросом, в долине Бекаа не существует». В числе других опрошенных, Анвар Хамзе, мэр Мадждаль Анжара, также отметил отсутствие в регионе организаций, занимающихся этой проблематикой.