(Берлин) – Условия освобождения профсоюзного юриста 7 марта исключают для нее возможность возобновления трудовой деятельности и ущемляют ее основные права, заявила Хьюман Райтс Вотч. Освобождение Натальи Соколовой можно только приветствовать, однако под стражей по аналогичным уголовным обвинениям остается еще целый ряд активистов, отмечает международная правозащитная организация.

 

Обвинения против Соколовой и других основаны на статье, направленной против действий, которые государства по нормам о правах человека обязаны уважать и защищать, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Суд признал ее виновной в «разжигании социальной розни» и «активном участии в незаконных собраниях» в связи с ее выступлениями по таким вопросам, как неравенство в оплате труда, и защитой прав нефтяников на западе Казахстана. Уголовное преследование Соколовой за ее выступления перед членами профсоюза по профильным вопросам является незаконным вмешательством в право на свободное выражение мнений, считает Хьюман Райтс Вотч.

 

«Смягчение приговора Соколовой – это позитивный шаг, но это не меняет того факта, что с самого начала она не должна была подвергаться уголовному преследованию за профсоюзную деятельность и что в настоящее время ей не позволено вернуться к трудовой деятельности, - говорит Мира Ритман, сотрудник Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии. – Ее осуждение создает очень опасный прецедент для свободы выражения мнений и свободы ассоциации в Казахстане».

 

6 марта Верховный суд Казахстана заменил Наталье Соколовой шестилетний тюремный приговор на трехлетний условный. 7 марта она вышла на свободу, однако в течение трех лет ей запрещено заниматься «общественной» деятельностью и занимать должности в общественных объединениях, таких как профсоюз. Существуют и другие ограничения ее условного заключения, - она обязана регулярно отмечаться в управлении полиции.

 

Соколова была осуждена 8 августа 2011 г. городским судом г. Актау. Изначально, в приговоре уже содержался пункт о ее запрете на участие в «общественной» деятельности в течение трех лет после отбывания срока наказания. 26 сентября апелляционная инстанция оставила приговор без изменения.

 

20 февраля Верховный суд отказался пересматривать приговор, однако уже на следующий день генеральный прокурор, беспрецедентным образом, опротестовал условия лишения свободы Соколовой, что и привело к решению Верховного суда от 6 марта.

 

16 декабря, спустя несколько месяцев после осуждения Соколовой, в западноказахстанском городе Жанаозен произошли столкновения между жителями, включая нефтяников, которые к тому моменту мирно бастовали в течение семи месяцев, и полицией. В последующие месяцы, в г. Жанаозене и г. Алматы по уголовным обвинениям о «разжигании социальной розни», предусматривающими до 12 лет лишения свободы, было арестовано несколько оппозиционных активистов и нефтяников.

 

Такие обвинения вменяются девятерым задержанным. В их числе несколько нефтяников: Наталья Ажигалиева, которая на протяжении всего срока забастовки была одним из ее лидеров; Акжанат Аминов, получивший в августе два года условно за руководство «незаконной» забастовкой, выразившееся в инструктаже рабочих по телефону; Жанар Сактаганова и Естай Карашев, каждый из которых в октябре подвергался в г. Жанаозене нападению неизвестных; Айман Унгарбаева, активист-нефтяник; и Аскар Искандеров.

 

Оппозиционных активистов арестовывали по аналогичным обвинениям. В тот или иной момент, после начала забастовки каждый из них приезжал в г. Жанаозен из других городов Казахстана и публично высказывался в поддержку бастующих нефтяников. К ним относятся: Владимир Козлов - лидер незарегистрированной оппозиционной партии «Алга!»; Айжангуль Амирова – член партии «Алга!», которая неоднократно приезжала в г. Жанаозен чтобы поддержать нефтяников и помочь привлечь внимание к их требованиям; Серик Сапаргали. Члену оппозиционного движения «Народный фронт» Болату Атабаеву и лидеру оппозиционной молодежной группы Жанболату Мамаю вменяются аналогичные обвинения, но они остаются на свободе.

 

В Комитете национальной безопасности Казахстана (КНБ), который ведет следствие, адвокатов, представляющих интересы задержанных нефтяников и активистов, вынуждают давать подписку о неразглашении тайны следствия. Как заметил в интервью Хьюман Райтс Вотч один из оппозиционных активистов, под это можно подвести «все, что вам может стать известно от следователя».

 

С начала уголовного расследования в отношении девяти задержанных нефтяников и активистов и еще двух лиц, власти не обнародовали никаких фактов конкретных высказываний или действий со стороны обвиняемых, которые свидетельствовали бы о том, что с их стороны имело место подстрекательство к насилию.

 

В документе КНБ от 25 января об уголовном деле в отношении Козлова ему вменяются действия «в составе группы с Амировой и другими лицами» и «совершение умышленных действий, направленных на возбуждение социальной розни, в форме распространения литературы и другой информации, пропагандировавшей социальную рознь, повлекших тяжкие последствия…»

 

В заявлении Генеральной прокуратуры от 25 января говорится, что, власти считают, что «одной из причин массовых беспорядков [16 декабря] являлись активные действия отдельных лиц по склонению уволенных рабочих к продолжению акций протеста и жесткому противостоянию властям». В числе лиц, причастных к «разжиганию социальной розни», названы Козлов, Амирова и Сапаргали.

 

13 марта на пресс-конференции в г. Алматы, Атабаев заявил, что во время последнего вызова на допрос в КНБ его ознакомили с заключением лингвистической экспертизы высказываний, якобы сделанными им в Жанаозене. По его словам, в заключении указывалось, что доказательства «разжигания социальной розни» отсутствуют в высказываниях его и Мамая, однако, вместо этого эксперты усмотрели в его заявлениях признаки посягательства на конституционный строй. Несмотря на это, обвинений в связи с посягательством на конституционный строй не предъявлялось ни Атабаеву, ни Мамаю.

 

Содержание литературы, распространение которой вменяется активистам, власти не обнародуют, Хьюман Райтс Вотч также не было предоставлено никакой официальной информации относительно оснований для обвинений в отношении остальных задержанных.

 

Уголовный состав «разжигания социальной розни» по статье 164 УК РК носит настолько смутный и широкий характер, что дает возможность, и уже используется для уголовного преследования за законные действия, охраняемые нормами о правах человека: свободу мнений, их выражения и свободу ассоциации, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

 

Данная статья также противоречит принципу законности, который в соответствии с международными нормами о правах человека требует, чтобы преступления классифицировались и описывались точными и недвусмысленными формулировками, с тем чтобы каждый человек мог представлять, какое действие и бездействие влечет ответственность, и мог поступать в соответствии с законом.

 

Законы, касающиеся высказываний, подстрекающих к насилию, дискриминации и вражде, также должны обеспечивать уважение основополагающего права на свободу слова и признаются соответствующими нормам о правах человека только в тех случаях, когда насилие, дискриминация или вражда являются неминуемыми, а средства ограничения свободы слова – абсолютно необходимы для предупреждения таких действий.

 

Хьюман Райтс Вотч считает, что статья 164 УК РК не отвечает принципу законности или необходимости, и должна быть отменена или исправлена, чтобы соответствовать международным нормам о правах человека.

 

«С учетом секретности, которая окружает следствие, и неправомерного использования данного уголовного обвинения против Натальи Соколовой в прошлом году, Хьюман Райтс Вотч не исключает, что власти с помощью смутных и широко сформулированных уголовных законов пытаются заставить замолчать активных критиков правительства, - говорит Мира Ритман. – Власти не должны впредь задействовать эту норму, а парламент должен отменить ее или изменить таким образом, чтобы исключить возможность ее неправомерного применения».