Migrants from Afghanistan, Pakistan, Palestine, Democratic Republic of Congo and Somalia peer out from behind a fence of a temporary holding facility for migrants in Chop, Western Ukraine.

© 2009 Michael Friedman

(Киев, 16 декабря 2010 г.) - Мигрантам и лицам, ищущим убежища, в том числе детям, угрожает опасность недозволенного обращения и произвольного задержания со стороны украинских пограничников и милиции, говорится в публикуемом сегодня докладе Хьюман Райтс Вотч. Приводятся рассказы некоторых мигрантов о том, как после задержания при попытке перехода на территорию Евросоюза или депортации из Словакии и Венгрии они подвергались в Украине пыткам, в том числе электрошоком.

124-страничный доклад «Ловушка в приграничье: обращение в Украине с лицами, ищущими убежища, и мигрантами» основан на материалах 161 интервью с беженцами в Украине, Словакии и Венгрии. В докладе отмечается, что, несмотря на определенное улучшение условий содержания в миграционных изоляторах, эти люди нередко подвергаются в Украине бесчеловечному и унижающему достоинство обращению в ситуации, когда власти не могут или не хотят обеспечить эффективную защиту ищущим убежища.

«Государства Евросоюза возвращают людей в Украину вопреки риску недозволенного обращения, - говорит Билл Фрелик, директор беженской программы Хьюман Райтс Вотч и один из авторов доклада. - Судя по всему, соглашение о реадмиссии и щедрое европейское финансирование так и не помогли Украине обеспечить соблюдение прав мигрантов и защиту беженцев».

1 января 2010 г. вступило в силу соглашение о реадмиссии между Евросоюзом и Украиной, которое предусматривает депортацию граждан третьих стран, попадающих в ЕС через украинскую границу. За последние годы на развитие украинской системы приема мигрантов и предоставления убежища Брюссель потратил миллионы евро.

Однако, отмечает Хьюман Райтс Вотч, все это не снимает с государств ЕС ни обязательств по Хартии об основных правах в области обеспечения доступа к собственным процедурам предоставления убежища и невозвращения любых лиц в условия, чреватые пытками и недозволенным обращением, ни обязательств в отношении детей-мигрантов без сопровождения.

Больше половины наших собеседников из числа депортированных из Словакии и Венгрии утверждали, что в Украине они подвергались побоям или недозволенному обращению. Как правило, они рассказывали, что просили в этих странах убежища, но их заявления игнорировались, и их быстро отправляли назад. И Словакия, и Венгрия также депортировали детей без сопровождения.

Соглашения о реадмиссии составляют основу так называемой европейской стратегии экстернализации вопросов убежища и миграции. В общих чертах эта стратегия сводится к тому, чтобы избавиться от нежелательных мигрантов и беженцев, переложив бремя заботы о них на приграничные с Евросоюзом государства.

«Евросоюз должен приостановить действие своего соглашения о реадмиссии с Украиной до тех пор, пока эта страна не продемонстрирует способность обеспечивать ищущим убежища справедливое рассмотрение их ходатайств, мигрантам - гуманное обращение, а беженцам и уязвимым лицам - эффективную защиту», - заявил Б.Фрелик.

Собранные нами факты не дают оснований говорить о широком распространении в Украине пыток в отношении мигрантов, однако из наших интервью следует, что такие факты все же имеют место. Выходец из Ирака рассказывает о допросе после задержания украинскими пограничниками в конце апреля 2010 г.:

Обращение зверское. Нас били, пинали ногами, обзывали по-всякому. Мне еще и электрошок делали, по ушам. Я сознался, что хотел перебраться через границу и что нас переправили... У меня такое чувство было, что сейчас сердце остановится. Я на стуле сидел. Во всем сознался, только они меня пытать не перестали.

Многие наши собеседники собственно пыткам не подвергались, но утверждали, что сталкивались с побоями, лишением еды или другим бесчеловечным или унижающим достоинство обращением. Хьюман Райтс Вотч отмечает, что такие нарушения остаются безнаказанными в ситуации, когда пострадавшие боятся жаловаться, а виновные не привлекаются к ответственности.

Санитарно-бытовые условия в миграционных изоляторах, в том числе в части скученности и антисанитарии, как представляется, улучшились со времени публикации в 2005 г. нашего предыдущего доклада «На рубеже: нарушения прав мигрантов и лиц, ищущих убежища, на новой восточной границе Евросоюза». Однако сохраняются такие серьезные проблемы, как недозволенное обращение, трудности с доступом к процедурам предоставления убежища, содержание под стражей детей, совместное содержание под стражей мужчин и женщин, не являющихся родственниками, совместное содержание под стражей детей и взрослых, коррупция и общее произвольное и неоправданно широкое применение к мигрантам мер изоляции.

С августа 2009 г. до сентября 2010 г. Украина была не в состоянии обеспечивать предоставление беженцам соответствующего статуса и надлежащей защиты, поскольку вся система была парализована из-за аппаратных противоречий в руководстве страны. С осени рассмотрение ходатайств возобновилось, но система все еще не пришла в нормальное состояние, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Поскольку такое большое число  мигрантов показали, что им нередко приходилось давать взятки, чтобы у них приняли ходатайство о признании беженцем, предоставили им переводчика для интервью или выдали положенные документы, Хьюман Райтс Вотч призвала властные структуры Украины расследовать заявления о коррупции и обеспечить применение к виновным надлежащих мер дисциплинарной или уголовной ответственности.

Хьюман Райтс Вотч установлено, что должностные лица Госпогранслужбы Украины часто не передают ходатайства лиц, ищущих убежища, в региональные подразделения миграционной службы, где проводятся собеседования. Отмечается резкое уменьшение числа лиц, освобожденных из подведомственных пограничникам пунктов временного содержания в связи с принятием подразделениями миграционной службы заявлений о признании беженцем: если в 2008 г. по таким основаниям было выпущено 1 114 человек, то в 2009 г. - только 202.

Опрошенные нами беженцы жаловались на то, что собеседования в областных подразделениях миграционной службы проводятся поверхностно, ощущается нехватка квалифицированных переводчиков, а сотрудники во время интервью порой ведут себя жестко и склонны выносить категоричные суждения. Как рассказывал афганец, чья ситуация показалась нашим сотрудникам вполне убедительной, на собеседовании ему сказали: «Сто процентов - будет отказ».

Имеются также серьезные пробелы в национальном законодательстве, которое не предусматривает предоставления защиты тем, кто бежит от неизбирательного насилия, связанного с вооруженным конфликтом, или жертвам торговли людьми. Известны только два случая, когда статус беженца был предоставлен сомалийцам, и один случай признания беженцем ребенка без сопровождения. В некоторых областях дети без сопровождения в принципе не могут самостоятельно подать заявление на получение убежища.

Для доступа к процедуре рассмотрения ходатайства о статусе беженца и для получения соответствующих документов детям-мигрантам без сопровождения необходим юридический представитель, которого власти в некоторых регионах предоставлять отказываются. Процесс принятия решения занимает много времени, и зачастую дети успевают в процессе стать совершеннолетними, что уменьшает их шансы на получение убежища.

Ситуация осложняется тем, что пограничники могут неделями держать таких детей в приемнике-распределителе, который благозвучно именуется «общежитием». В этих условиях нередко возникает угроза для безопасности детей, если те находятся вместе с посторонними взрослыми, как в случае, когда девочки содержатся вместе с мальчиками и взрослыми мужчинами, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

«Вопиюще неудовлетворительное обращение с такими детьми в Украине не мешает Словакии и Венгрии депортировать их во внесудебном порядке, - говорит Симон Троллер, старший научный сотрудник отделения Хьюман Райтс Вотч по правам детей и один из авторов доклада. - Фактически, их возвращают в Украину наравне со взрослыми, без учета повышенной уязвимости и отсутствия гарантий защиты на украинской территории».

17-летний подросток-афганец рассказывает о своих злоключениях в Украине после депортации из Словакии:

Через словацкую границу мы перебрались, а потом нас поймали. Мы просили полицию помочь. Спустя один день и одну ночь нас депортировали... Я не понимал, какую бумагу подписываю... Про украинских солдат на границе говорить боюсь. Они нас били много. Хотели, чтобы мы по-русски говорили. Сразу бить начали, как только взяли... Это ночью было... Перешли в другую комнату. Меня человек в штатском бил: «Как ты через границу перешел?» Он с нами по одному занимался. Где-то с час ногами меня пинал, еще бил палкой полицейской и кулаками, все время. Сначала только он один, потом еще трое или четверо в форме помогали.

Предельный срок содержания в миграционном изоляторе ограничен шестью месяцами, однако крайне перегруженные украинские суды обычно не успевают рассмотреть дело раньше, чем через полгода. Несколько человек говорили нам, что им выносили постановление о шестимесячном заключении под стражу, ни разу не доставив к судье и не дав никакой другой возможности его обжаловать. Многие, в том числе дети, рассказывали, что пограничники, пугая их перспективой полугодового пребывания в изоляторе, вымогали у них взятки.

При этом ничто в украинском законодательстве не мешает властям повторно задерживать мигранта вскоре после освобождения - опять вплоть до шести месяцев. Мы встречали нескольких человек, которые таким образом попадали в изолятор неоднократно. В центре содержания мигрантов в Журавичах 23-летний пакистанец рассказывал нам:

Просто открывают ворота и говорят, мол, на выход. До Луцка - 40 километров. Когда мы, пакистанцы, выходим, - там люди из мафии со списком [встречают].  Предлагают заплатить полторы тысячи долларов, тогда помогут, а если нет - документы наши порвут, и мы еще на шесть месяцев залетим.