(Нью-Йорк, 23 января 2009 г.) - В ходе конфликта вокруг Южной Осетии в августе 2008 г. и в последующий период грузинскими, российскими и югоосетинскими силами были совершены многочисленные нарушения гуманитарного права, которые повлекли за собой гибель и ранение многих мирных жителей, а также значительный ущерб имуществу гражданского населения, говорится в публикуемом сегодня докладе Хьюман Райтс Вотч.

147-страничный доклад «На войне как на войне? Нарушения гуманитарного права и жертвы среди гражданского населения в связи с конфликтом вокруг Южной Осетии» подробно документирует неизбирательное и избыточное применение силы как грузинскими, так и российскими войсками, а также развернутую югоосетинскими силами кампанию по преднамеренному и систематическому разрушению «анклавных» грузинских сел в Южной Осетии. Отмечается невыполнение Россией обязанностей оккупирующей державы по обеспечению безопасности и общественного порядка на той части грузинской территории, которая находилась под российским контролем. Доклад основан на более чем 460 интервью, проводившихся на протяжении нескольких месяцев.

«Война в Южной Осетии продолжалась всего неделю, но ее катастрофические последствия для гражданского населения будет ощущать еще не одно поколение, - говорит Рейчел Денбер, и.о. директора Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. - Выяснение того, кто начал войну или кто совершил больше жестокостей - а именно этим занимаются многие - уводит нас в сторону от главного, то есть от необходимости обеспечить привлечение всех нарушителей к ответственности и создать беженцам возможность безопасного возвращения».

Южная Осетия - это самопровозглашенное государство на территории Грузии, которое имеет общую границу и тесные связи с Россией. Вооруженный конфликт начался в ночь с 7 на 8 августа и продолжался до прекращения огня 15 августа. Грузинские войска отступили, российские заняли Южную Осетию и временно - часть территории собственно Грузии. За неделю боев и несколько месяцев последовавших за этим насилия и беззаконий в затронутых конфликтом районах сотни гражданских лиц погибли, десятки тысяч были вынуждены оставить свои дома, и многие до сих пор не могут вернуться.

Хьюман Райтс Вотч установлено, что в ряде случаев грузинские войска при обстрелах Южной Осетии допускали неизбирательное и избыточное применение силы; иногда избыточная сила применялась в ходе наступления. Речь идет о том, что сопутствующие гражданские потери в таких случаях были несоразмерны искомому военному преимуществу. Большинство таких эпизодов связаны с применением грузинской стороной реактивных систем залпового огня, которые не позволяют в населенных районах проводить различие между гражданскими лицами и объектами и военными целями. Считается, что такие установки использовались и российской стороной.

«Использование «Градов» с их изначальной неизбирательностью при применении по населенным районам свидетельствует о том, что при наступлении в Южной Осетии грузинские войска открыто пренебрегали безопасностью гражданских лиц», - говорит Р.Денбер.

В ряде случаев на территории Южной Осетии и собственно Грузии российские войска неизбирательно применяли авиацию, артиллерию и танки, в результате чего было убито и ранено значительное число гражданских лиц. В Горийском районе нами документировано несколько случаев, когда российские военнослужащие обстреливали гражданские автомашины, что также сопровождалось потерями.

И российскими, и грузинскими войсками применялось кассетное оружие, в результате чего гибли гражданские лица, а также возникла угроза для значительного числа жителей, поскольку после этого остались неразорвавшиеся боевые элементы. Кассетные боеприпасы запрещены недавно принятой конвенцией, которую ни Грузия, ни Россия не подписали.

После отхода 10 августа грузинских войск из Южной Осетии югоосетинские силы на протяжении нескольких недель преднамеренно и систематически разрушали «анклавные» грузинские села, которые до войны находились под административным управлением Тбилиси. Это сопровождалось многочисленными грабежами, избиениями, угрозами и задержаниями жителей. Несколько человек были убиты  по признаку этнической принадлежности и предполагаемой политической ориентации. Все это делалось с явной целью  заставить оставшихся жителей уехать и исключить возможность возвращения кого-либо в будущем.

Россия в целом не выполнила своих обязанностей в качестве оккупирующей державы в Грузии по обеспечению, насколько возможно, общественного порядка и безопасности на контролируемых территориях.

«Вместо того чтобы защищать гражданское население, российские войска позволили следовавшим за ними югоосетинским силам в массовом порядке совершать грабежи и поджоги  грузинских домов, убивая, избивая, насилуя и терроризируя жителей, - говорит Р.Денбер. - Такие преднамеренные нападения составляют военные преступления, а если они совершались в рамках массовой или систематической практики, то возможно и уголовное преследование за преступления против человечества».

Больше 20 тыс. грузин, бежавших от войны, до сих пор не могут вернуться в свои дома. Жители отдаленного Ахалгорского района с преимущественно грузинским населением, который в настоящее время оккупирован российскими силами, подвергаются угрозам и притеснениям со стороны ополченцев и испытывают обеспокоенность по поводу возможного закрытия административной границы. Оба этих обстоятельства заставляют многих жителей оставлять свои дома и перебираться на территорию собственно Грузии.

«Постоянное вынужденное перемещение тысяч людей не может быть признано допустимым, - говорит Р.Денбер. -  Россия должна публично поддержать и обеспечить реализацию права всех лиц, перемещенных в связи с конфликтом, на безопасное и достойное возвращение в свои дома и обеспечить безопасность всем жителям Южной Осетии вне зависимости от этнической принадлежности».

В период, когда российские войска оккупировали грузинскую территорию к югу от административной границы с Южной Осетией, осетинские ополченцы в массовом порядке грабили, разрушали и жгли дома, преднамеренно убив по меньшей мере девять жителей и совершив по меньшей мере два изнасилования. Российские войска временами были причастны к грабежам и разрушениям, выступая пассивными наблюдателями или их активными участниками, а также предоставляя ополченцам транспорт, чтобы добираться в села.

В докладе также документировано, что после отвода грузинских войск из Южной Осетии югоосетинскими силами, иногда при участии российских сил, были произвольно задержаны и содержались под стражей по меньшей мере 159 грузин. По меньшей мере один задержанный был убит осетинскими силами, почти все подвергались бесчеловечному или унижающему достоинство обращению и условиям содержания. По меньшей мере четверо захваченных осетинами грузинских военнопленных подверглись пыткам, и по меньшей мере трое были казнены. По меньшей мере пять из 32 осетин, задержанных грузинскими войсками в августе в связи с конфликтом, подверглись избиениям и недозволенному обращению.

«И Грузия, и Россия должны беспристрастно и тщательно расследовать факты нарушений, каждая со своей стороны, - заявила Р.Денбер. - Россия, к тому же, должна обеспечить такое расследование по фактам нарушений со стороны югоосетинских сил, поскольку она фактически контролирует Южную Осетию. Россия и Грузия должны обеспечить правосудие и достойную компенсацию многочисленным жертвам конфликта».